Хубер Хайтс, Огайо - Тони и Мария Ховатер поженились этой осенью. Они зарегистрировались в торговой сети Target. В список их предпочтительных подарков на свадьбу вошла форма для выпечки кексов, четырехдверный платяной шкаф и соковыжималка.


25-летнюю Ховатер беспокоило то, что церемонию бракосочетания испортят антифашисты. Свадьбу очень трудно спланировать и организовать, когда твой жених — убежденный белый националист.


Однако Тони Ховатер в преддверии свадьбы не очень беспокоился. Да, бывают времена, когда в Огайо опасно открыто называть себя крайне правым экстремистом. Но не всегда. По его словам, избрание президентом Дональда Трампа дало новые возможности таким людям как он. Эти выборы показали, что когда нападкам подвергаются такие фанатики как он, это еще не конец света. «Всегда можно сказать: «Ну и что» и продолжать свое дело», — говорит он.


Дело было в выходные дни за несколько недель до свадьбы в пригороде Дейтона Хубер Хайтс. Эта пара, живущая в соседнем Нью-Карлайле, сидела за столом. Они были молоды и влюблены. На Тони была надета обычная футболка, а на Марии — джинсовый жакет без рукавов. Она заказала куриные крылышки без костей. По словам женщины, ее родители познакомились с Тони и одобрили их брак. На свадьбу они пригласили мало гостей, лишь некоторых из лучших друзей. «На самом деле, многие мои подружки совершенно не интересуется политикой», — сказала она.


В Огайо, посреди огромных полей и невысоких холмов, присутствие Ховатера не наделало никакого шума. Да, он симпатизирует нацистам, но он — вежливый и спокойный человек, что весьма необычно для нынешних времен, когда старые границы приемлемой политической деятельности приходят в движение и стираются, что вызывает большую тревогу. Большинство американцев возмутились бы и пришли в недоумение из-за его одобрительных замечаний о Гитлере, презрительного отношения к демократии и уверенности в том, что разным расам лучше жить раздельно. Однако татуировки у Тони весьма безобидные и свидетельствуют о его приверженности поп-культуре. На одной руке у него — кусок вишневого пирога, что является данью уважения к телесериалу «Твин Пикс». По его словам, он предпочитает пропагандировать белый национализм при помощи сатиры. А еще он большой фанат сериала «Сайнфелд».


«Я догадываюсь, что при разговоре о таких вещах возникает довольно странное впечатление, — говорит он. — Знаете, я подошел к этому делу в манере 90-х, по-нью-йоркски, с еврейским юмором, как сторонний наблюдатель».


Ховатеру 29 лет. По профессии он сварщик. Его вряд ли можно назвать звездой среди усиливающих свои позиции правых американских радикалов. Скорее он преданный рядовой этой армии. Ховатер организует мероприятия и периодически заходит на вебсайт под названием «Арийское радио». Себя он называет «дикарем социальных сетей», хотя манеры этого молодого человека понравились бы любой матери. В 2015 году он участвовал в создании Традиционалистской рабочей партии, которая стала одной из правых экстремистских группировок, прошедших в августе маршем по Шарлотсвиллю, а затем приняла участие в митинге в Теннесси, который состоялся под лозунгом «Жизнь белых имеет значение». Новая партия поставила перед собой задачу «бороться за интересы белых американцев».


Ее лидеры утверждают, что они против расизма, хотя Антидиффамационная лига заявляет, что эта группировка участвует в мероприятиях сторонников превосходства белой расы по всей стране. На ее вебсайте за 20 долларов продается повязка со свастикой.


Митинг в Шарлотсвилле вызвал настоящий шок, поскольку сотни белых американцев вышли на марш в поддержку идеологии, которую многие давно уже считают слишком порочной, опасной, глупой и не имеющий никаких шансов завоевать политический мейнстрим. Однако за этим шоком скрывается тот факт, что некоторые участники небольших движений альтернативных правых надеются привлечь на свою сторону «нормальных» людей, которых сторонники этих движений имеют обыкновение высмеивать в онлайне. Но чтобы перейти от высмеивания к обхаживанию нормальных людей, этим движениям нужны такие люди как Ховатеры со всеми их внешними проявлениями нормальной жизни, такими как любовь к Национальному общественному радио, четыре домашние кошки-любимицы и список подарков на свадьбу.


«Нам нужно больше семей. Нам нужно быть просто нормальными, — сказал во время своей онлайновой беседы с Ховатером Мэттью Хаймбах (Matthew Heimbach), возглавляющим Традиционалистскую рабочую партию. Почему, задал он ироничный вопрос, многие наши последователи такие «ненормальные»?


Ховатер ему ответил: «Скажу честно, сначала на этот путь встают люди с довольно странными взглядами на жизнь. Знаете, большинство людей довольно легко умиротворить и успокоить. Ну, типа вот тебе денег, вот тебе хороший телевизор, смотри свои спортивные передачи и все такое».


Он добавил: «То, что в нашем движении появляется все больше и больше нормальных людей, вызвано самой жизнью, которая становится все хуже и хуже. А если она становится хуже, то наша партия будет получать все больше и больше нормальных людей».


Сглаживая острые углы


У Ховатера узкое лицо, на котором выделяются высокие брови, похожие на пару кавычек. Его любимое слово — «резкий», и произносит он его с максимальным сарказмом. Это своего рода подразумеваемое утверждение о том, что резкие грани допустимого политического дискурса в Америке, созданного предыдущими поколениями типа тех, что воевали с нацистами, просто смехотворны.


«Я вовсе не хочу, чтобы вы думали обо мне как о каком-нибудь резком республиканце», — говорит он, полностью отвергая идеи демократии. Ховатер утверждает, что «миром финансов и СМИ правят евреи, которые прежде всего защищают свои собственные интересы, а уж потом — чужие».


Ховатер прошел несколько этапов политической эволюции, от рок-музыканта левого толка до страстного либертарианца, после чего стал фашистским активистом. Такой смене взглядов способствовало в основном недовольство, которое не покажется чем-то экзотическим большинству американских консерваторов. Он считает, что федеральное правительство слишком большое, что средства массовой информации слишком пристрастны, и что программы действий по защите меньшинств в основе своей несправедливы.


Спросите его, почему он ушел так далеко вправо, и Ховатер скажет: «Публичная дискуссия стала настолько отвратительной, что сегодня по сути дела невозможно отстаивать интересы белых людей». В разговоре он походя упоминает архитекторов анархо-капитализма Мюррея Ротбарда (Murray Rothbard) и Ганса-Германа Хоппе (Hans-Hermann Hoppe), которые утверждали, что свободный рынок лучше регулирует общество, чем государство. Кроме того, Тони вспоминает вышедший в 2013 году фантастический боевик «Тихоокеанский рубеж», в котором на общество нападают огромные монстры, появляющиеся со дна Тихого океана.


«Эти люди, они не просят монстров остановиться, — рассказывает он. — Они строят гигантского робота в попытке остановить чудовищ. По сути дела, это и есть фашизм. Это наша собственная версия централизованного объединения в попытке воспрепятствовать другой централизованной силе».


Ховатер вырос на американских военных базах и ходил в основном в белую школу в Огайо. Он ни в чем не нуждался, у него не было воспоминаний о расовых конфликтах, которые могли бы оставить шрамы в его душе. По словам Тони, его родители всегда исходили из того, что все в жизни плохо. Но они не всегда знали, почему.


Он уверенно говорит о том, что разным расам лучше всего жить отдельно друг от друга. Вместе с тем, Ховатер настаивает, что он не расист. Он белый националист, а не сторонник превосходства белой расы. На его свадьбе были и смешанные пары. По словам Ховатера, он был совершенно не против этого.


«Они поступают, как хотят», — сказал он.


Жизнь в онлайне намного уродливее. На своей страничке в Facebook Ховатер разместил картинку, показывающую, какой была бы жизнь на нашей планете, если бы Германия одержала победу во Второй Мировой войне. На ней изображена улица, полная счастливых белых людей, кафе в американском стиле и свастики повсюду.


«Что здесь непривлекательного?» — написал он.


Ховатер подготовил очерк, в котором он сожалеет о левом дрейфе либертарианства. Он написал: «Если все будет продолжаться таким образом, то я уверен: через несколько циклов они выдвинут в президенты ожиревшую, чернокожую, хромую и мужеподобную женщину, страдающую дислексией».


После митинга в Шарлотсвилле, на котором один белый националист врезался на своей машине в группу протестующих левого толка и убил одного из манифестантов, Ховатер написал, что он гордится теми товарищами, которые присоединились к нему. «Мы вошли в историю. Да здравствует победа!» — заявил он.


На немецком языке «Да здравствует победа» звучит как «Зиг хайль».


Движение, набирающее обороты


До прихода к белому национализму Ховатер был влюблен в хеви-метал. Он играл на ударных в двух группах, а его любовь к фашизму на первый взгляд имеет нечто общее с хипстерской культурой под лозунгом «Я тебя круче» в одном из самых экстремальных музыкальных жанров. В интернете он со своими сторонниками создает впечатление, что их движение — это просто большая шутка, троллинг огромных масштабов, которым занимаются высмеивающие себя и политически некорректные молодые люди, играющие в куче исторического пепла.


На партийном вебсайте нарукавную повязку со свастикой называют повязкой для живой ролевой игры НСДАП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия). Живая ролевая игра — это такая игра, в которой любители фэнтези переодеваются в магов и ведьм.


Но само движение — дело далеко не шуточное. По словам Ховатера, в рядах его партии в настоящее время около 1 000 человек Он говорит, что традиционалисты развозят пакеты с едой и школьные завтраки в Аппалачах, помогая неимущим. «Есть люди, на которых истеблишменту глубоко наплевать», — рассказывает Ховатер.


По оценкам Мэрилин Майо (Marilyn Mayo), которая работает старшим научным сотрудником Центра по проблемам экстремизма при Антидиффамационной лиге, в рядах Традиционалистской рабочей партии в настоящее время состоит максимум несколько сотен членов, в то время как число американцев, называющих себя альтернативными правыми, достигает нескольких десятков тысяч.


«По большому счету это маленькая партия. Однако это всего лишь один из сегментов движения сторонников превосходства белой расы, которое в последние два года активно разрастается», — сказала она.


В полдень мы сидели в кафе, и Тони рассказывал о своем политическом пробуждении за сэндвичем с индейкой. Он упоминал книги Чарльза Мюррея (Charles Murray) и Пэта Бьюкенена (Pat Buchanan). Он рассказал о том, что принимает участие в онлайновый доске объявлений под названием 4chan, которая стала настоящим инкубатором альтернативных правых («Вот откуда берутся эти страшные мемы», — рассказал Ховатер). Этот человек бесстрастно говорил о несправедливости инициативы равноправия, об угрозе белым людям в популярных СМИ, а также о том, что комедийный мультсериал «Царь горы» стал последним телешоу, в котором гетеросексуальный белый мужчина и глава семейства изображен в позитивном свете.


Ховатер назвал преувеличением общепринятое мнение о том, что в результате Холокоста погибли шесть миллионов евреев. По его словам, в то время как лидер нацистов Гиммлер хотел истребить славян и гомосексуалистов, сам Гитлер намного благосклоннее относился к этим своим подданным.


«Мне кажется, что этот человек по-настоящему верил в свое дело, — заявил он о Гитлере. — Он искренне верил, что борется за свой народ, и он делал то, что считал правильным».


Ховатер хочет, чтобы Соединенные Штаты стали по-настоящему справедливым обществом, где человека ценят по его достоинствам. В отсутствие такого общества он готов согласиться на белое этническое государство, где существует справедливость, потому что нет демографической конкуренции и борьбы за государственную власть и ресурсы. По словам Ховатера, его фашистский идеал напоминает первые дни существования США, когда власть принадлежала землевладельцам, и когда «знаете ли, обычным люди было не на что жаловаться».


Его вера в традиционные решения угасла, когда он ездил по стране с одной из музыкальных групп. «Я видел людей, которым было по-настоящему трудно, — сказал он. — Мы играли от побережья до побережья, но особенно в таких местах как Аппалачи, и я могу сказать, что значительная часть жителей восточного побережья по-настоящему страдает».


Друзья новые и бывшие


В 2012 году у Ховатера вызвали огромное возмущение репортажи в СМИ об убийстве Трейвона Мартина (Trayvon Martin). Он посчитал, что эту историю исказили, дабы сделать злодея из белого мужчины Джорджа Циммермана (George Zimmerman), застрелившего чернокожего подростка. К тому времени он встречался с Марией уже два года. Она была родом из маленького городка и отошла от католической церкви. («Там было очень скучно».) Одно время она считала себя либералкой, но после убийства Мартина Мария Ховатер начала подвергать сомнению официальную версию в социальных сетях. Она встала на сторону Циммермана и обнаружила, что некоторые из ее онлайновых друзей не хотят с ней общаться. По ее словам, сегодня у нее и у ее мужа во многом совпадают политические взгляды.


Эти взгляды они не скрывают и излагают вполне открыто, из-за чего у них исчезают старые друзья и появляются новые.


«Его взгляды ужасны, отвратительны и наполнены ненавистью», — сказал Этан Рейнолдс (Ethan Reynolds), работающий депутатом городского совета в Нью-Карлайле и являющийся членом Республиканской партии. По его словам, он подружился с Ховатером, не зная о его экстремистских взглядах. «Я сожалею о том, что познакомился с ним», — заявляет Рейнолдс.


Гитарист Джейк Нолан, игравший в одной группе с Ховатером, подружился с ним. «Есть люди, которым нравится ходить и орать «Зиг хайль», — сказал он, — а есть люди, которые хотят гордиться своим наследием». Эти люди выступают «против той Америки, которая все чаще противостоит белому населению».


Ховатер подружился с Хаймбахом в феврале 2015 года на Конференции консервативного политического действия. За два года до этого Хаймбах основал «Союз белых студентов» в Тоусонском университете в Мэриленде. Они познакомились на организованном во время конференции митинге протеста, участники которого восхваляли Владимира Путина. Весной эта пара учредила Традиционалистскую рабочую партию.


Вскоре Ховатер начал говорить, что он будет бороться за место в городском совете своего родного города Нью-Карлайл с населением 5 600 человек. Его заявления не остались незамеченными. На них обратили внимание Южный центр правовой защиты бедноты и пресса хеви метала. Но документы Ховатер так и не подал.


В один из недавних выходных я встретился с Ховатером вечером у него дома, где он тушил чеснок с перцем и ждал, пока сварится паста. По их опрятному маленькому дому слонялись кошки. На полках рядом с играми Nintendo стояли книги о Муссолини и Гитлере. За день до этого сосед Ховатера, с которым он почти не знаком, вывесил у двери своего дома конфедеративный флаг.


«Знаете, это не очень приятная территория, — заявил Ховатер. — Многие люди считают, что Цинциннати — самый северный южный город».


Паста была готова. Ховатер рассказал, что он напугался этим летом, наблюдая за тем, как митинг в Шарлотсвилле вышел из-под контроля. По его словам, он очень рад тому, что их движение разрастается. Ховатеры говорили о своем будущем, о том, что надо переехать в дом побольше, о своем медовом месяце, о том, как бы завести детей.