Как же везет Вашингтону! Теперь и 23-летний Евгений Кузнецов обрел звездную славу. В городе, где есть Алекс Овечкин, Брэйден Холтби, Никлас Бэкстрем, Брайс Харпер, Стивен Страсбург, Энтони Рендон, Джон Уолл, Брэдли Бил, Кирк Казинс и Райан Керриган, легко не заметить, как центральный нападающий «Вашингтон Кэпиталз» стал одним из самых ярких игроков в НХЛ.

Но заметить придется. Спустя шесть лет после отбора в «Вашингтон Кэпиталз» и на втором году в НХЛ этот блестящий, чрезвычайно талантливый и долгожданный Кузнецов стал ведущим бомбардиром, а вернее, лучшим бомбардиром лучшей команды. Он также занимает четвертое место в НХЛ по очкам за игру и первое в рейтинге плюс/минус (плюс 30). И, пожалуй, самое важное то, что игра у него просто магическая, и делает Кузнецов такое, чего другие даже не могут себе представить.

Овечкин лидирует в НХЛ по заброшенным шайбам. «Когда я бью, я вижу свою шайбу, — говорит Кузнецов. — Когда бьет Ови … Ха, шайбу не видно». Кроме того, Холтби, который в этом сезоне очень сильно поднялся, является главным кандидатом на получение Мемориального приза Харта. Тренер Барри Троц называет звезду центра Бэкстрема «совершенным, всесторонним игроком всего поля». Эта тройка, может, и затмевает скромного и почтительного Кузнецова, который ниже по рангу. Но Кузнецов преобразил команду. За год он удвоил свой результат — с 37 очков за 80 игр до 66 очков за 63 игры.

На этой неделе новая звезда забила во вторник свою 20-ю шайбу, отпраздновав ее вскинутым вверх кулаком в манере Овечкина. «Эмоции, радость, это невозможно сдержать», — говорит он. В среду Кузнецова включили в состав российской сборной на чемпионат мира. «Для меня это очень многое значит. Хоккей у меня в стране это религия, — сказал он. — В моем детстве это был для меня единственный вид спорта». О своей юности он говорит просто, тремя-четырьмя словами: «Весь день, каждый день катался, катался, катался. Тренировался, тренировался, тренировался».

Также в среду Кузнецов удивился и обрадовался, когда хоккейный аналитик Даг Маклин (Doug MacLean) в передаче «Хоккейный вечер в Канаде» назвал его «лучшим распасовщиком в НХЛ». Уроженец России получает такие похвальные отзывы в Канаде, как вам такое? Кузи тут же написал Маклину слова благодарности.

А ведь неделя еще не закончилась.

Буквально за год Кузнецов вошел в пятерку ярчайших звезд в Вашингтоне, где полно великих талантов. По иронии судьбы в момент, когда футболист Роберт Гриффин III покидает Вашингтон, Кузнецов, отобранный на драфте в 2010 году, становится элитной звездой.

В Вашингтоне никогда не было такого, чтобы столь огромное количество спортсменов из самых разных видов профессионального спорта выходили на пик своей игры или приближались к нему. Если не считать подающего «Нэшнлс» Макса Шерцера, Вашингтон с 1992 года не получал крупные профессиональные призы, однако такие игроки дают возможность мечтать о великом.

«Кузнецова не замечают, потому что Ови и Бэки (Бэкстрем) уже долгие годы главные парни в лиге. Но нельзя говорить о том, что его здесь недооценивают, — сказал защитник Брукс Орпик. — Он катается как будто безо всяких усилий — как Сергей Федоров. И он никогда не опускает голову [чтобы посмотреть на шайбу]. Он как баскетболист, но с большой клюшкой для дриблинга. Поэтому он видит все происходящее на льду».

В поразительных способностях Кузнецова никто никогда не сомневался. Мало кто может составить ему конкуренцию в катании, что касается скорости и верткости, и мало у кого есть такие «поразительные руки» (слова Троца). Имея рост 1 метр 83 сантиметра, а вес 80 килограммов, и не обладая ярко выраженной мускулатурой, Кузнецов летом в футболке и шортах ничем не будет выделяться на улице среди других прохожих. Тем не менее,  в силовой борьбе он показывает себя очень хорошо. Среди центральных нападающих своей команды всех времен Кузнецов занимает первое место по количеству силовых приемов (63). Это на 23 больше, чем у Бэкстрема, хотя на льду он находится меньше.

Что же такое произошло за эти 14 месяцев? Ведь раньше Кузнецов был ничем не выдающимся, и даже слегка разочаровывающим игроком, которому, по словам Орпика, «не хватало уверенности в себе», и который «не совсем приспособился к игре в НХЛ». Кузнецов хорошо помнит то время. Он с отвращением качает головой и говорит: «Большая зарплата – а игра никудышная».

А произошло то, что Троц и Кузнецов сумели найти общий язык. Они оба признают это. Но чтобы понять это, необходим контекст.

В России — да и вообще в мире — хоккейная площадка больше, из-за чего в игре шире пространство, меньше столкновений, больше времени для пасов, чтобы создать хороший шанс для забивания, и меньше возможностей для мгновенной контратаки. Вбросить  шайбу в зону соперника, а потом бежать за ней на другой конец и вести за нее силовую борьбу у борта — это в России смертный грех. Как это, отдать драгоценную шайбу?

«У меня в команде [в Континентальной хоккейной лиге, где Кузнецов провел четыре сезона], если ты забросишь шайбу в зону нападения, тренер может посадить тебя на скамейку, и ты уже вообще не будешь играть в хоккей, — написал Кузнецов в своей статье в Players’ Tribune. — Первые 10 игр в НХЛ я вообще ничего не понимал. Даже Ови — я вижу, как он вбрасывает в зону — а я смотрю на него, типа ты что? Вначале я был сбит с толку».

Такое замешательство было и в других элементах игры в НХЛ.

«У Кузи был такой стиль игры — ударил, и все, — рассказал в среду Троц о манере своего дарования. — А у нас в лиге, где площадка меньше, соперник постоянно на тебя наседает, пытаясь вырвать шайбу. Поэтому надо повторять попытки — вторая, третья, четвертая».

Как-то раз звезда «Детройт Ред Уингз» россиянин Павел Дацюк спросил Троца: «Как там этот юный Кузнецов?»

«Ему надо больше походить на этого Павла Дацюка, и живее работать с шайбой», — ответил Троц. Они быстро организовали ужин в Детройте с участием Кузнецова, его отца и Дацюка, который был одним из героев Евгения, и поговорили, как приспособиться к манере игры НХЛ. Главным блюдом было «Держать шайбу».

«Кузнецов очень умный хоккеист. Они любит просматривать и изучать видеозаписи. Он видит то, чего не видят другие, — сказал Троц. — И он сделал все то, что сказал ему Дацюк».

И неожиданно между игроком и его тренером возник контакт.

«В некоторых ситуациях нужна честность и прямота», — говорит сегодня Троц, вспоминая то время.

«Родители учили меня всегда уважать старших, но стоять за себя. Всегда говорить правду в лицо, никогда не отступать, — рассказал Кузнецов. — Если ты нехороший человек, тебе будет трудно вписаться в хорошую команду. Я с этим согласен. Команда это главное — так считают русские».

В середине прошлого сезона, говорит Кузнецов, «я почувствовал, что тренер мне больше доверяет». «Нужны особые отношения с тренером, но все игроки разные, — сказал он в среду. — Когда есть доверие — взаимное — ты играешь лучше всего».

Троц дал Кузнецову возможность беспрепятственно применять свой творческий талант, что порой может вызывать ужас у хорошо организованной и дисциплинированной команды. Но он поставил условие: держать шайбу, вбрасывать ее в зону соперника, а потом бежать за ней.

Доверие и навыки коммуникации в многоязыком хоккейном мире тесно взаимосвязаны. У Кузнецова впечатляющий английский, особенно если вспомнить, что при первом знакомстве с командой два года назад у него от страха вспотели ладони, когда он подумал, что у него «слова наполовину неправильные».

«Мой сын преподает в России английский, — сказал Троц, — и поэтому я знаю, как много можно потерять в переводе».

Но больше никаких потерь. Барри, Евгений и «Вашингтон Кэпиталз» говорят на одном языке: на беглом кузнецовском.