На леднике в Валь Сеналь (Val Senales) на первый взгляд все, как бывает обычно в это время года. Но это только на первый взгляд.

Лыжным гонкам — несмотря на все усилия — не удается привлечь к себе внимание широких масс за пределами Скандинавии. И даже скандал за скандалом у нации самых лучших в мире гонщиков не помогают. Налицо опасность потери интереса к лыжным гонкам вообще.

В четверг Aftenposten/Adresseavisen рассказали о том, как в норвежской сборной по лыжным гонкам используется второй этаж вакс-трейлера для применения медикаментов в день гонки, а также между забегами в спринте во время Кубка мира.

Пораженные иностранцы

Мы спросили вчера группу иностранных спортсменов и тренеров на леднике в Мекке для тренирующихся в условиях высокогорья  Валь Сеналь, известно ли им что-то об этом способе лечения в связи с гонками.

— Я понятия не имел о том, что такое небулайзер, пока не посмотрел пресс-конференцию с Мартином Йонсрудом Сундбю (Martin Johnsrud Sundby). Для меня использование аппарата неактуально — как в прошлом, так и в будущем, — говорит финский гонщик Сами Яухоярви (Sami Jauhojärvi).


— Небулайзеры никогда не использовались на соревнованиях. Шведская лыжная федерация вообще их не применяет, — говорит Рикард Грип (Rikard Grip), которого шведы называют капитаном лыжной сборной.

— Нет, мне эти методы неизвестны, — признается Иван Худач (Ivan Hudec), тренер Дарио Колоньи (Dario Cologna) и тренер швейцарской сборной.

— Мне это совершенно не известно. Наша команда не на таком уровне, мне трудно понять, что там случилось, — говорит немецкий тренер российской команды Маркус Крамер (Markus Cramer).

Норвежские допинговые скандалы и новые разоблачения, связанные с норвежским лыжным спортом вызывают удивление у лучших лыжников мира и их тренеров и руководителей сборных, впервые встретившихся после долгого периода летних тренировок.

Все они высказываются с осторожностью. Но всех их начинает удручать то, что все новости из Норвегии — плохие новости.

— Каждое дело, связанное с допингом — это грязь. И особенно, когда страдает лучшая в мире лыжная нация. Для нашего спорта это очень тяжело, — говорит тренер российской мужской сборной немец Маркус Крамер.

Новая тема в Валь Сеналь

В последние недели октября вся мировая элита лыжных гонок собирается на леднике в одной из долин Северной Италии, на самой границе с Австрией. Тут тренируются, накапливают красные кровяные тельца на высоте 3000 метров, едят и спят.

Но разговоры в подъемнике по пути от дна долины к леднику приобрел новое изменение. На пути наверх в эту пятницу можно было без труда услышать два слова, понятные всем норвежцам. В итальянской, финской, словенской речи слышалось «Сундбю» и «Йохауг».

Разоблачения использования препаратов против астмы и положительная допинг-проба Терезе Йохауг оставила свой след в спорте. Спорте, который, по мнению шведа Рикарда Грипа, пострадает.

«В последнее время о спорте говорится невероятно много негативного. Нам нужен максимально положительный PR, чтобы спорт по-прежнему привлекал к себе интерес в мире. Потому что все может кончиться тем, что лыжные гонки просто-напросто останутся только скандинавскими», — говорит Рикард Грип.

Высказывается только один норвежец

Почти все норвежские гонщики тоже были на лыжне — точнее, лыжнях, изрезавших ледник сверху донизу. Но с журналистами не разговаривал никто. Норвежская федерация лыж решила, что это произойдет в понедельник и вторник на следующей неделе. Так что гонщики помалкивают, но некоторые норвежцы высказываются.

Тур Арне Хетланд (Tor Arne Hetland) — новый тренер мужской сборной. В начале осени, когда казалось, что самое ужасное, — это дело об астматических препаратах, но еще до дела Йохауг, он заявлял:

— Мы, в норвежских лыжных гонках, не жульничаем.

— Вы по-прежнему так думаете?

— Да, я так думаю.

— А вы понимаете, что некоторые реагируют на то, что вы используете второй этаж автобуса для ингаляций солевых растворов и лекарств из небулайзера?

— Это гардероб спортсменов, это их место перед гонкой и после. Мы можем установить там массажный стол, у нас там есть кофеварка и микроволновка, — говорит Хетланд.

— Но разве вы не понимаете, что некоторые считают довольно странным, что вы используете это помещение именно так?

— Вполне возможно, что другие смотрят на это иначе. Но мы для себя нашли этот способ. Потому что во многих местах, где мы участвуем в соревнованиях Кубка мира, даже гардероб не найдешь. Поэтому хорошо иметь трейлер, — считает Хетланд.

Хетланд считает, что к норвежским лыжникам и руководителям сборной иностранные коллеги относятся так же, как и раньше.

«Вместе с тем мы знаем, что у них есть свое мнение на этот счет, но, когда мы с ними общаемся, это никак не проявляется», — утверждает Хетланд.

Виновато руководство

Сами Яухоярви, который никогда не видел небулайзер до дела Сундбю, ясно понимает, на кого надо возложить ответственность за ошибки, совершенные в норвежских лыжных гонках. И он в существенной степени снимает вину с норвежских героев лыжных гонок.

«Мое отношение к норвежским спортсменам не изменилось. Спортсмены делают то, что им велит делать руководство. Именно руководство привело их на грань дозволенного, а в некоторых случаях и за эту грань», — считает Яухоярви.

Не все сейчас высказываются так же свободно, как финский ветеран. Дарио Колонья провел свою последнюю тренировку на леднике, прежде чем отправиться домой в Давос — хочет сделать перерыв в экстремальных тренировках в условиях высокогорья.

«У меня есть свое мнение и о деле Сундбю, и о деле Йохауг. Но я не хочу говорить об этом», — ответил он журналистам, задававшим вопросы.

Магнар Дален (Magnar Dalen), бывший тренер финской сборной, высказывавшийся так откровенно, тоже не захотел ничего сказать ни по поводу астмы, ни по поводу допинга. Сейчас он тренер частной норвежской команды Team Santander.

«Пусть этим занимаются другие: и комментируют, и разбираются со всем этим. У меня никакого мнения нет», — заявил Дален.