Несколько часов спустя после прощания Неймара с товарищами по футбольному клубу «Барселона» его агент, Вагнер Рибейро, подтвердил, что «Пари Сен-Жермен» (ПСЖ) в ближайшие часы заплатит 222 миллиона евро в качестве отступных за расторжение контракта бразильской «звезды» с сине-гранатовыми. Эта астрономическая цифра, которая станет рекордной в мировом футболе, возникла благодаря финансовому допингу из казны катарского эмира. В этом смысле переход Неймара в ПСЖ может расцениваться как государственная покупка, нарушающая правила футбольного рынка и создающая прецедент, который УЕФА должна была бы пресечь. Потому что одно дело, когда владелец клуба — частное лицо или группа лиц, независимо от их гражданства, — проводит многомиллионные операции, и совсем другое, когда нефтяная монархия вроде Катара дестабилизирует европейский футбол путем покупки лучших игроков на деньги, происхождение которых указывает непосредственно на эмира.


Выплата клубом ПСЖ отступных за Неймара превращает трансфер 25-летнего бразильского нападающего в самую дорогостоящую операцию в истории, оставляя далеко позади прошлогоднюю покупку Погбы «Манчестером» за 105 миллионов евро и Криштиану Роналду «Реалом» за 96 миллионов в 2009 году. Но вопрос даже не в сумме, а в том, что выплачивает ее клуб, поддерживаемый государством, как назвал президент Ла Лиги, Хавьер Тебас (Javier Tebas), парижский клуб ПСЖ. Он принадлежит инвестиционному фонду Qatar Investmen Authority (QIA), созданному в 2005 году Хамадом бин Халифой Аль Тани (Hamad bin Khalifa Al-Thani), тогдашним эмиром Катара. В 2001 году QIA приобрел 70% акций ПСЖ, а год спустя выкупил остальные 30%, назначив президентом и генеральным директором клуба Нассера аль-Хелаифи (Nasser Al-Khelaïfi), который также возглавляет сеть спортивных телеканалов Bein Sports, отпочковавшуюся от Al Jazeera.


Источник финансирования перехода Неймара, таким образом, — это нефтедоллары, производимые экономикой теократического режима Дохи. Только благодаря им ПСЖ может перетянуть Неймара при полном бездействии европейских футбольных властей. УЕФА должна предпринять шаги, чтобы прояснить происхождение финансирования клубов, поддерживаемых государствами, как парижский. Потому что не похоже на то, что он его коммерческие доходы выше, чем у «Реала» или «Барсы», или что Неймар готов принять трансфер во Францию, где 75% вознаграждения футболистов идет на уплату налогов. Следует подчеркнуть также, что сумма спонсорского контракта ПСЖ с Министерством туризма Катара была завышена в два раза, составив двести миллионов евро вместо ста.


Маневры Катара и его инвестиции в европейский футбол призваны восстановить позиции страны на международной сцене после объявленного Саудовской Аравией и ее союзниками бойкота и смыть с себя обвинения в нарушении прав человека. Именно поэтому ближневосточный эмират сначала вложил 500 миллионов евро, чтобы поднять ПСЖ на уровень элитных европейских команд, и проспонсировал «Барсу» еще на 200 миллионов. Кроме того, чемпионат мира в Катаре уже объявил своим послом испанца Хави (Xavi), а сам Гуардиола (Guardiola), отыгравший в эмирате два сезона, назвал Катар «открытой» страной.


Но в отношении диктатуры, подобной катарской, не годится политика двойных стандартов, поэтому Ла Лига приняла верное решение опротестовать трансфер Неймара. В 2014 году УЕФА уже оштрафовала ПСЖ на 60 миллионов евро и наложила ограничения на прием новых игроков за нарушение правил финансового fair play. Впрочем, эта последняя мера была отменена уже на следующий год. Организация должна модифицировать свои правила финансового контроля, чтобы избежать недобросовестной конкуренции, когда некоторые европейские команды получают финансирование от государств.