Если вам доведется встретиться с рядовым членом Республиканской партии, с «ястребом» из числа демократов или с членом вашингтонского внешнеполитического сообщества, то есть вероятность услышать аргумент, который циркулирует в этом городе с того момента, когда президент Барак Обама решил отказаться от запланированного военного удара по Сирии. Этот аргумент звучит примерно так: сила Соединенных Штатов и уважение к этой стране во всем мире сокращается, союзники Америки не верят в то, что она будет защищать их в кризисной ситуации, а глобальное лидерство США выглядит удручающе некомпетентным. Президент Барак Обама и его администрация, утверждают республиканцы, просто не демонстрируют того лидерства, которое требуется от «незаменимой нации». Президент Обама «слаб», он без особых эмоций относится к внешней политике США, не заботится об американской военной силе, и его «пугают выстрелы». Как выразился обозреватель газеты New York Times Дэвид Брукс (David Brooks) в телевизионной программе Meet the Press в прошлом месяце, у Обамы есть проблемы с мужественностью.

Не подлежит сомнению тот факт, что значительная часть этой критики приходит из предсказуемых мест: в том числе от таких людей, как Джон Маккейн (John McCain) и Линдси Грэм (Lindsey Graham), которые являются ведущими голосами Республиканской партии, представляющими «ястребиный», интервенционистский лагерь. Сотрудники администрации Обамы пытались отделаться с помощью шуток от того, что они называли партизанскими наскоками, предпринимаемыми теми людьми, которые не извлекли уроков из перенапряжения сил Америкой в течение последних десяти лет. Хотя подобные опровержения и находят отклик у большинства американцев, Обаме и его советникам по внешней политике становится все сложнее запускать в оборот одну и ту же защиту, когда популярные журналы и уважаемые обозреватели начинают рассуждать на тему: «Америка в состоянии упадка».

В номере журнала Economist от 3 мая 2014 года главная статья имела подзаголовок, который республиканцы в Вашингтоне и некоторые близкие союзники Америки восприняли близко к сердцу: «Америка больше не представляет угрозу для своих врагов и не обеспечивает спокойствие для своих друзей». Подобная оценка могла бы показаться резким обвинением в адрес всего лишь американской внешней политики при президенте Обаме, однако она становится больше по своим масштабам, когда люди, традиционно являющиеся сторонниками сдержанного мировоззрения Обамы, соглашаются с подобными выводами. Фарид Закария (Fareed Zakaria) в газете Washington Post пытается защитить внешнюю политику Обамы, однако в конце он делает вывод о том, что Обама занимается международными отношениями «без душевного участия, и создается впечатление, что он идет на поводу у событий, а не определяет их». Даже Дэвид Игнатиус (David Ignatius), уважаемый журналист, занимающийся вопросами национальной безопасности, и надежный сторонник проводимой Обамой внешней политики, вынужден время от времени признавать, что Белый дом при Обаме больше озабочен тем, что он говорит, обращаясь к зарубежной аудитории, чем тем, что он делает. «При Обаме, - отмечает Игнатиус, - Соединенные Штаты понесли реальный репутационный ущерб».

Читайте также: 330 атак беспилотников за период президентства Обамы

С учетом барабанного боя критики, которому, кажется, не будет конца, а также политически эффективного аргумента относительно того, что президент Обама является всего лишь более молодым повторением Джимми Картера, администрация могла бы воспринять как удачную возможность запланированное важное выступление по политическим вопросам министра обороны Чака Хейгела (Chuck Hagel) перед членами Чикагского совета по глобальным вопросам (Chicago Council on Global Affairs). Выступление Хейгела 6 мая 2014 года представляло собой благоприятную возможность, которая была необходима администрации для защиты своих действий: хорошо продуманная и подготовленная речь перед дружественной аудиторией, которая позволит высшему чиновнику военного ведомства дать отпор настойчивым и часто безосновательным утверждениям о слабости и сокращении влияния Соединенных Штатов. И мало кто из высокопоставленных чиновников мог бы лучше подойти для произнесения этой речи, чем Чак Хейгел – человек, который в течение своих двух сроков в качестве сенатора и больше года работы в должности министра обороны всегда был в первых рядах тех, кто выступал за проведении умной, прагматичной и временами сдержанной внешней политики.

Речь министра обороны Хейгела включала в себя много тем – от бюджетных проблем, заставляющих Министерство обороны ограничивать возможности армии, до описания того, к каким вызовам американские военные должны готовиться в будущем. Однако несколько тем в выступлении Хейгела заслуживают более внимательного отношения.

Соединенные Штаты должны продолжить играть роль глобального лидера

Американский народ, вероятно, устал от военного участия за границей и больше озабочен приходящей в упадок инфраструктурой и медленным экономическим выздоровлением в стране (в часто цитируемом опросе, проведенном газетой Wall Street Journal и телекомпанией NBC, говорится о том, что 47% американцев хотят, чтобы Соединенные Штаты проявляли меньше активности в международных делах). Однако министр Хейгел хочет, чтобы эти американцы знали о том, что их мир и спокойствие непосредственно связаны с тем типом глобального лидерства, которое Соединенные Штаты практикуют с момента окончания Второй мировой войны.

«Не будем забывать, что самым крупным бенефициаром американского лидерства в мире является американский народ. История показывает, что поворот к внутренним делам не избавляет нас от мировых проблем. Подобный вариант лишь заставляет нас позднее принимать более активное участие… и платить более высокую цену кровью и богатством, и часто на условиях, которые определяют другие».

Также по теме: На Украине нас упорно втягивают в войну с Россией

Это такое же по типу послание, которое республиканские законодатели (а также большинство из перспективных кандидатов из Республиканской партии на выборах 2016 года) повторяют с того момента, как президент Обама вступил в должность более шести лет назад. Но если на основе речи Хейгела можно сделать какие-то выводы, то следует сказать, что президент Обама и его администрация придерживаются именно такой точки зрения и они считают, что Соединенные Штаты не могут просто уйти с мировой сцены и позволить таким державам, как Китай и Россия, заполнить тот вакуум, который оставит после себя Америка. Другими словами, американское лидерство, является «незаменимым» для здоровья, благосостояния, безопасности и процветания американского народа и международного сообщества. Бывший президент Билл Клинтон, бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт, сенатор Джон Маккейн и сенатор Линдси Грэм могли бы гордиться подобным заявлением.

Соединенные Штаты не находятся в состоянии упадка

Те люди, которые утверждают, что Соединенные Штаты при президенте Обаме теряют влияние, либо цинично себя рекламируют, либо они плохо информированы. Ознакомившись с высказываниями министра обороны, я понял, что именно этот смелый вывод Хейгел и пытается донести. По какой иной причине нужно было бы перечислять все то, что делают американские военные в каждом критически важном стратегическом регионе мира?

«Сегодня, - сказал Хейгел, - американские военные действуют почти в 100 странах, а численность расквартированных или размещенных солдат по всему миру составляет 400 тысяч». В районе Персидского залива находятся 35 тысяч мужчин и женщин в униформе, и они готовы предоставить своим арабским союзникам военные средства, необходимые для проецирования силы и устрашения в адрес Ирана. Америка перемещает 60% своих военно-морских сил в азиатско-тихоокеанский регион для обеспечения такой же степени поддержки своим восточноазиатским союзникам. И в Европе американские военные без посторонней помощи удерживают вместе военный альянс НАТО. Хейгел перечисляет все эти группировки так, как будто он хочет доказать, что Соединенные Штаты сегодня, как никогда раньше, проявляют активность в международных делах, и Вашингтон делает это теперь более мудрым образом с помощью многосторонних организаций, региональных партнеров и надежных союзников.

Политика великой державы жива, и с ней все в порядке

Президент Обама и госсекретарь Керри, возможно, сбиты с толку и не понимают, почему российский президент Владимир Путин использует тактику 19-века в 21-м столетии, однако министр обороны Хейгел, судя по всему, отнюдь не считает поведение Путина неожиданным.

Хейгел формулирует свою позицию: «Характер международных отношений не изменился. Конфликты между государствами… и соперничество между региональными державами продолжают оставаться определяющими характеристиками» глобальной среды 21-го века. Глобальная конкуренция не уходит в прошлое – она сохранится на долгие годы в будущем. Соединенные Штаты должны привыкнуть к этому и планировать соответствующим образом свою внешнюю политику, а также политику в области национальной безопасности.

Читайте также: Обама должен вести страну за собой, а не следовать за опросами


Вооруженные силы США должны получать полное финансирование

Министр обороны Хейгел сохранил всю свою яростную критику для заключительной части выступления и направил ее против членов Конгресса. Следуя примеру Боба Гейтса (Bob Gates), Хейгел дал целую кучу советов американским народным представителям, которые больше напоминали незатейливые лозунги, наклеиваемые на бампер автомобиля: серьезно относитесь к вопросам национальной безопасности страны.

Республиканцы и демократы много и обстоятельно рассуждают о национальной безопасности, но когда наступает время голосования, они проявляют больше интереса к тому, чтобы удовлетворить своих избирателей, то есть пытаются сэкономить деньги на сокращении платформ вооружений и оборонной инфраструктуры, в которых нет необходимости, а также не дать Пентагону возможность использовать сэкономленные средства, получаемые в результате закрытия баз, для повышения боеготовности вооруженных сил страны. Министр обороны не объясняет, почему Конгресс будет вести себя как-то иначе (закрытие баз и лишение работы тысяч людей является не лучшей темой для компаний по переизбранию), однако он говорит о том, почему члены Конгресса должны это делать. Согласно Хейгелу, это весьма простая концепция: американские вооруженные силы не могут себе позволить поддерживать все платформы, вооружения, самолеты, амфибийные корабли, авианосцы и всех солдат. Поэтому Конгресс должен включиться в эту работу и, осознавая свою ответственность, выстроить приоритеты.

Однако лучшее из того, что может сделать Конгресс, состоит в том, чтобы отказаться от секвестирования. Вероятно, Хейгел не является единственным чиновником Министерства обороны, выступившим с предупреждением об опасных последствиях бюджетных сокращений, и, конечно же, он не будет последним. Давление, направленное на отказ от секвестирования, продолжится до тех пор, пока Конгресс не найдет способ сделать это.

Перехват инициативы: мир встревожен, но Соединенные Штаты никуда не уходят

Если и есть какая-то главная тема в произнесенной Хейгелом речи, то она состоит в том, что американские вооруженные силы будут продолжать быть лучшими, самыми эффективными, динамичными в технологическом отношении и инновационными вооруженными силами в мире. Конечно, автоматическое сокращение бюджета делу не поможет, но даже с этим вызовом можно справиться в краткосрочной перспективе за счет мудрого инвестирования в вооруженные силы, а также с помощью прагматического реализма в области внешней политики государства. Соединенные Штаты, возможно, не в состоянии решить все международные проблемы и прийти на помощь в каждый очаг напряженности, но, будучи «незаменимой нацией», эта страна несет ответственность, а еще у нее есть внутренне чувство долга, и она должна все сделать для того, чтобы глобальная система была настолько безопасна для американцев, насколько это возможно.

Чего еще могут требовать республиканцы?