После того, как пользующиеся поддержкой России и возглавляемые российскими спецслужбами сепаратисты сбили на Украине рейс МН17 Малайзийских авиалиний, Запад очень многое узнал о Владимире Путине и о созданном им режиме, которым он руководит без перерыва вот уже 15 лет. Они узнали, что международная трагедия, приведшая к гибели сотен ни в чем не повинных людей, вовсе не тревожит царя КГБ. Русские давно уже привыкли к этому, помня, как вел себя Путин во время аварии подводной лодки «Курск», во время захвата заложников в Беслане и в московском театре («Норд-Ост»). Все это — случаи, в которых лживость, некомпетентность и холодное безразличие к людским жизням наглядно показывали, что будут и еще трагедии такого рода. Но сейчас у американцев и европейцев появились неопровержимые доказательства того, что движет постсоветским диктатором советского образца, когда встает вопрос о благополучии и их граждан тоже. Из этого случая следует извлечь важный урок.

На прошлой неделе целиком принадлежащий Путину партизанский филиал на Украине сбил в небе самолет с 298 человеками на борту, разграбил вещи жертв, оставил их трупы гнить под жарким летним солнцем, а затем силой помешал наблюдателям из ОБСЕ провести инспекцию этой кровавой бойни. Разговоры о судебно-медицинской экспертизе и расследовании на настоящий момент это не более чем болтовня. Далее, по данным американской разведки, Кремль был настолько доволен этими действиями преступников на востоке Украины, что направил им дополнительную боевую технику и оружие. Там есть и гранатометы, и стрелковое оружие, и танки. Это очередное пополнение к тому арсеналу современного оружия, которое уже отправлено в поддержку повстанческого дела. Есть «указания» на то, говорят американские представители, что современные российские комплексы ПВО, такие как мобильные пусковые установки «Бук», которыми, по мнению военных и авиационных аналитиков, был сбит МН17, были переброшены на восток Украины с территории России, а затем снова возвращены на российскую землю, когда авиалайнер был уничтожен. Запад недавно узнал нечто такое о Путине, что Марине Литвиненко было известно еще восемь лет назад: его склонность к сокрытию самых тяжких своих преступлений.

«Вне всяких сомнений, ответственность за эту страшную трагедию несет государство, над чьей территорией это случилось», — заявил Путин. При этом он забыл упомянуть, что считает соответствующую территорию частью Новороссии в рамках своей реваншистской концепции овладения российским «ближним зарубежьем». На заседании российского Совета безопасности 22 июля, первыми словами Путина после того, как он поздоровался с коллегами, были: «Мы сегодня с вами поговорим о фундаментальных вопросах — об обеспечении суверенитета, территориальной целостности нашей страны». То есть о тех двух фундаментальных принципах, которые он так явно нарушает и попирает в соседней стране, у которой он отнял Крым, а теперь захватил Луганск и Донецк.

Он также нелепо отрицает тот факт, что является хозяином и покровителем повстанческого движения против Киева, даже когда против него выдвигаются неопровержимые доказательства. Американская разведка также узнала, что своеобразный Форт-Брэгг сепаратистов расположен отнюдь не на украинской, а на российской территории. Опубликованные США спутниковые снимки показывают то, что Washington Post назвала «обширным российским военным объектом возле города Ростова», который является и учебным центром, и складом оружия и боеприпасов для сторонников объединения с Россией. Если бы у России появились спутниковые снимки, показывающие, как Пентагон учит жителей Квебека водить танки «Абрамс» на какой-нибудь американской военной базе в Мэне, я уверен, что министр иностранных дел Сергей Лавров и Russia Today первыми бы сообщили нам об этом.

Кремль уже несколько лет обвиняет Соединенные Штаты и их европейских союзников в том, что они вооружают «террористов» в Сирии и оказывают им всяческое содействие. Давайте же взглянем, кого он сам вооружает, кому оказывает содействие на востоке Украины. Полковник Игорь Стрелков, этот самозваный «главнокомандующий» самопровозглашенной Донецкой Народной Республики, 17 июля первым заявил о сбитом военно-транспортном самолете Украины — как он считал. У него были все основания так считать, поскольку его люди уже сбивали такой самолет раньше, уничтожив 30 находившихся на борту украинских военнослужащих. «Мы предупреждали их — не летайте в нашем небе», — заявил Стрелков, прежде чем понял, что «они» — это специалисты по борьбе со СПИДом и голландские дети. В российской социальной сети ВКонтакте, где он уже несколько месяцев распространяет свои коммюнике, Стрелков даже показал примерно то место, откуда, как сейчас считают, был произведен пуск ракеты или ракет. Это город Торез в Донецкой области. Это одно из двух мест (второе — Снежное), где была сделана видеозапись перемещающегося комплекса «Бук», и где он был зафиксирован средствами геолокации. Произошло это уже после того, как МН17 упал на землю.

Заявление Стрелкова подхватили и другие сепаратистские средства массовой информации, а потом эта отрыжка изверглась в российскую государственную прессу. Позже эти заявления опровергли как пустую болтовню чрезмерно рьяных сторонников сепаратистов. Произошло это после того, как Москва и Донецк решили, что на самом деле за эти зверства несут ответственность украинские военные и ЦРУ, которые сейчас беззастенчиво пытаются переложить вину на бедную, атакуемую со всех сторон матушку Россию. Стрелков потом говорил, что МН17 перед падением с неба был заполнен безжизненными телами. Это ему подсказали его бандиты, которые осмотрели место падения и заявили, что у жертв не осталось ни капли крови. Получается, что человек, предупреждавший Украину, чтобы она не летала в его неприветливом небе, пытается убедить нас, что эта ужасная история просто искусная мистификация. А поэтому и говорить здесь не о чем.

Как выяснил Евросоюз еще несколько месяцев назад, Стрелков является офицером российской военной разведки ГРУ, а это значит, что он работает непосредственно на Москву и подчиняется непосредственно Путину. Да, в последнее время он умаляет и бросает вызов верховной власти и высшему авторитету Путина: 18 июля Стрелков по сути дела назвал Путина трусом за то, что он поставляет ему мало боевой техники, и даже сравнил его с другим мнимым предателем пан-славянского национализма Слободаном Милошевичем. Но Стрелкова почему-то никто не увольняет с позором со службы, не убивает и не тащит обратно на ту ростовскую базу в клетке, хотя Путин вряд ли смирился бы с агентом, который, по его мнению, вышел из-под контроля, начал его позорить и ставить в неловкое положение. Это также многое говорит нам о психологии настоящего главнокомандующего: он с удовольствием отдает свои войны на откуп крикливым психопатам и заговорщикам.

Здесь интересен еще один момент. Человек, которого Путин назначил осуществлять реальный контроль над стрелковской армией и Донецкой Народной Республикой, откровенно рассказал о том, на что способны сепаратисты. Александр Ходаковский бывший командир подразделения Службы безопасности Украины «Альфа» в Донецке. Он перешел на сторону повстанцев и теперь возглавляет подчиняющийся ГРУ батальон «Восток». Перед трагедией МН17 этот человек либо был уволен Стрелковым с поста министра безопасности ДНР, либо сам ушел с этой должности, хотя и остался членом созданного Стрелковым военного совета. Как я уже сообщал на страницах Foreign Policy, между Стрелковым и Ходаковским возникло соперничество. Хотя оба пытаются это скрывать, данная ситуация начинает напоминать междоусобную вражду между повстанцами в Сирии. 23 июля Ходаковский заявил агентству Reuters, что слышал, как одна сепаратистская группировка получила «Бук», причем получить его она могла из России. «Я знал, что „Бук“ пришел из Луганска, — рассказал он Reuters. — В то время мне сказали, что „Бук“ из Луганска идет под флагом Луганской Народной Республики». Потом Ходаковский начал отрицать, что говорил такое агентству, которое обнародовало аудиозапись этого интервью. Действительно, Reuters неверно перевело первое приведенное выше предложение. Ходаковский не говорил «„Бук“ пришел», он использовал несовершенный вид в русском языке: «„Бук“ шел». Кроме того, он заявил близкому к российским спецслужбам телеканалу LifeNews, что говорил просто гипотетически, а не заявлял о наличии у сепаратистов «Бука» как об установленном факте.

Что бы ни намеревался сообщить Ходаковский своим западным собеседникам, нам известно следующее: после пятидневного молчания российское военное командование 21 июля провело тщательно продуманный информационный брифинг в манере доктора Стрейнджлава, на котором абсурдно и противоречиво заявило, что плохой парень в этой истории Украина. Одна версия гласит, что Boeing 777 преследовали и сбили украинские истребители Су-25. Это очень странное и дикое российское обвинение даже по меркам странных и диких российских обвинений. Для начала, Су-25 предназначен для борьбы с наземными целями и не может быть оснащен такими мощными ракетами, которые явно использовались для уничтожения МН17. (У Украины на вооружении есть и другие машины, более подходящие для уничтожения коммерческих самолетов.)

Далее, как утверждают российские военные, второй Су-25 был затем направлен на «патрулирование» места крушения самолета, где он должен был «барражировать». Как саркастически заметил на моем вебсайте The Interpreter Марк Галеотти (Mark Galeotti), скорость сваливания у Су-25 равна 190-220 километрам в час. А это значит, что если вы верите в способность Су-25 «барражировать» над местом крушения длиной 16 километров, то вы наверняка верите и в то, что Путин каким-то чудесным образом нашел ту древнюю греческую амфору, когда пошел купаться.

Почему Москва даже не позаботилась о том, чтобы проверить свое собственное дерьмо, прежде чем распространять его? Вчера Майкл Макфол, до недавнего времени работавший американским послом в России, сделал в «Твиттере» два заслуживающих внимания наблюдения. Первое было таким: «Если Путин может вооружать повстанцев, то почему мы не можем вооружать Украину?» И второе: «Запад должен прекратить свои попытки переубедить Путина, и вместо этого сосредоточиться на оказании помощи Украине, чтобы та добилась успехов, в том числе, на поле боя». До назначения послом Макфол был членом Совета национальной безопасности Обамы и архитектором так называемой «перезагрузки» в российско-американских отношениях. Важным моментом в этой концепции была попытка переубедить Путина по многим вопросам. Столь резкое изменение во взглядах Макфола обязательно должны взять себе на заметку нынешние члены Совета национальной безопасности Обамы.

Они должны также понять, что сейчас пришло время подать Владимиру совсем другой сигнал.

Надо поставить Путина перед ясным и понятным выбором. Если он будет продолжать оказывать помощь сепаратистам на востоке Украины, способствуя дальнейшему кровопролитию, мы можем раскрыть всю колоссальную глобальную сеть оффшорных банковских счетов, подставных компаний-пустышек, активов и недвижимости, которые принадлежат ему и его преступной элите. Именно так нужно обращаться с мафиозным государством. Информацию снова надо превратить в оружие, как это было во времена холодной войны. Москва уже начала эту войну, обнародовав записи перехваченных телефонных разговоров между сотрудниками Госдепартамента, еврочиновниками и государственными деятелями стран-членов НАТО.

Журналистские расследования уже предоставили нам кучу информации о том, где спрятано богатство путинистов, и как оно туда попало. Значительная его часть находится в юрисдикции ЕС, а следовательно, на него распространяются санкции. Здесь нужны и согласованные дипломатические действия Америки. Министерство финансов США, ЦРУ и ФБР знают о миллиардах Путина и его близких дружков гораздо больше, чем рассказывают нам.

На самом деле, уже первая волна санкций, введенных США против России, показала, что Путину лично принадлежат активы швейцарского трейдера Gunvor. Как заявляет Министерство финансов, «у Путина там есть вложения», и «он может иметь доступ к ... фондам». Эта информация достойна освещения в СМИ, поскольку она породит новые репортерские расследования, новые репортажи и статьи о том, где запрятал свои деньги по слухам самый богатый человек в Европе. Бараку Обаме даже не нужно особо стараться, чтобы убедить Путина в следующем: если он того пожелает, то быстро передаст всей западной медиа-индустрии такое количество сенсационной информации и эксклюзивного материала, что российский фондовый рынок и экономика будут сотрясаться долгие месяцы, а то и годы, не говоря уже о том, какую бомбу это заложит в отношения между пререкающимися политическими фракциями в Кремле.

Это просто миф, что русские перестали хранить свои деньги в США. По данным покидающего свой пост сенатора Карла Левина (Carl Levin), который дал пресс-конференцию в киевском отеле «Украина» в апреле, в Америке лежат «миллиарды» долларов. Так почему же мы не заморозили эти деньги? Федеральные правоохранительные органы прекрасно осведомлены о том, что рынки собственности в Манхэттене и Майами сегодня стали конечными пунктами для магического превращения черных и запятнанных кровью долларов в кристально чистые портфели ценных бумаг, которыми владеют выгодоприобретатели авторитарных режимов, в том числе и в особенности путинского. Российский диссидент Алексей Навальный показал, что не кто иной, как глава думского комитета по этике Владимир Пехтин владеет во Флориде недвижимостью на миллионы долларов, в том числе, квартирой площадью 150 квадратных метров по адресу Ocean Drive 1500. Пехтину также предъявили иск американские подрядчики из «солнечного штата». Неужели отыскать других будет сложнее?

Что касается Европы, которая понесла самые большие потери при крушении МН17, то сейчас там налицо разброд и шатание, и Лондону и Парижу явно не хватает американского лидерства. Континент настолько привык к полноводным как Волга потокам рублей, которые текут в его коммерческие и финансовые центры, и так упорно не желает задавать вопросы о их происхождении, что Брюссель можно со всей объективностью назвать соучастником российской внешней политики. Поставки российского газа это лишь малая часть такой дурно пахнущей взаимозависимости.

Французы, например, решили, что ввиду новых жестких санкций ЕС (которые вряд ли будут приняты) они не будут продавать Путину второй десантный корабль-вертолетоносец «Мистраль». Полагаю, что в ответ на сей благородный и ответственный поступок мы должны сказать «merci beaucoup», однако Франсуа Олланд все-таки намерен продать русским первый «Мистраль». Когда внезапно разозлившийся Дэвид Кэмерон выразил свое возмущение этой сделкой, совершаемой в столь непростое время, французы дали ему отповедь, сказав, что британцы еще большие проститутки. «Это лживые дебаты, которые ведут лицемеры, — заявил 22 июля на французском телевидении глава Социалистической партии Олланда Жан-Кристоф Камбадели (Jean-Christophe Cambadélis). — В условиях, когда такое большое количество российских олигархов получают убежище в Лондоне, Дэвиду Кэмерону сначала следовало бы сделать уборку в собственном дворе».

Действительно. Начать уборку он может, вернув 160 000 фунтов стерлингов, переданных его Консервативной партии женой бывшего заместителя министра в правительстве Путина Любовью Чернухиной, которая на самом деле передала эти деньги, выиграв главный приз аукциона, проходившего в рамках сбора средств для партии консерваторов: теннисный матч с Кэмероном и мэром Лондона Борисом Джонсоном. Если бывший пиарщик и нынешний премьер хочет вести себя как Черчилль (на что он претендует), то пусть он в следующем году не включает в список гостей на мероприятии тори по сбору средств партнера Путина по дзюдо и действующего российского депутата Госдумы Василия Шестакова, что он сделал в этом году. (А MI5, видимо, следует заняться корчевкой русских шпионов в Альбионе, которых, по ее собственному мнению, в стране сегодня не меньше, чем в годы холодной войны.)

Есть еще одно преимущество в угрозах изобличения грязных следов путинских денег и его еще более грязных попыток влияния. Делая это в неявной форме, мы заставим наших союзников отказаться играть роль российских подстилок и отмывателей денег. Сейчас европейцы могут нас за это ненавидеть, но потом они еще поблагодарят нас.

Майкл Вайс — главный редактор онлайновой журнала Interpreter, где публикуются переводы и аналитика российских СМИ.