Тони Брентон: Западные СМИ ведут себя неправильно

Истину часто называют первой жертвой войны. К конфликту на Украине это, безусловно, тоже относится.

Особенно отличилось российское телевидение. Разумеется, российские СМИ к нему не сводятся — в стране есть оппозиционные газеты и относительно свободный интернет, регулярно оспаривающий официальную политику. Однако для более чем 90% россиян главным источником новостей служат полностью пропагандистские государственные телеканалы.

Эти каналы рисуют цельную и сугубо фантастическую картину Украины, которой угрожают фашистские орды. Гибель рейса MH17 породила волну версий — совершенно невероятных, но вызывающих доверие, по данным недавнего опроса, у более чем 80% россиянa — о вине Киева. К сожалению, россияне продолжают верить тому, что говорит им их правительство, сколько бы оно им ни врало.

Однако западные СМИ тоже небезгрешны. Они постоянно игнорируют российские аргументы — в том числе, самые убедительные. Янукович был скверным президентом, но — в отличие от демонстрантов — он был избран демократическим путем. Присоединение Крыма к России было незаконным — но крымчане его приветствовали.

У восстания на Восточной Украине есть абсолютно реальные местные корни, какую бы поддержку русские ему ни оказывали. А проблемы с осмотром места катастрофы связаны не только с деятельностью повстанцев, но и с продолжающимся наступлением украинской армии.

Обложка газеты The Sun


Особенно склонна к скоропалительным выводам британская пресса. Sun объявила, что MH17 были сбит «путинской ракетой», задолго до появления доказательств, которые позволяли бы говорить о ракете или российском следе. Печальное впечатление производит и шумиха, возникшая в прессе, когда пророссийские повстанцы захватили американского журналиста, на фоне полного молчания, последовавшего, когда украинцы захватили пророссийского британского журналиста.

Редакторы могут — и не без оснований — оправдывать такой подход лживостью российских чиновников. Однако, как показала история с фальшивыми фотографиями, украинцы - не лучше. Россию слишком часто воспринимают как опереточного злодея, что позволяет реагировать на любые ее шаги свистками и улюлюканьем.

Подобный подход журналистов сказывается на политических реалиях. В частности, британскому правительству было проще избрать конфронтационный курс, так как министры прекрасно знали, что пресса, настроенная в целом антироссийски, их поддержит. В тех странах — в первую очередь, это Франция и Германия, — где позиция прессы была не столь жесткой, мягче была и политическая реакция.

Впрочем, возможно, сейчас ситуация улучшается. Готовность украинцев, не разбираясь, бомбить жилые кварталы Донецка и Луганска вызвала у BBC ряд серьезных вопросов. Тупиковый путь экономических санкций в последнее время также неожиданно стали критиковать (в том числе, в последовательно выступавшей за санкции Financial Times). Однако как бы то ни было, не следует забывать, что вера Запада в превосходство нашей системы над путинской опирается, среди прочего, и на убежденность в том, что наша пресса лучше удушенных государством российских масс-медиа. Текущий кризис подтвердил, что это, и в самом деле, так, но не настолько сильно, как должно было бы.

Сэр Тони Брентон (Tony Brenton) — бывший британский дипломат, был послом в России с 2004 по 2008 год.

Джеймс Никси: Полная объективность невозможна

Полная объективность невозможна. У всех нас есть предрассудки, мелкие и крупные. Кто знает, что заставляет нас чувствовать то, что мы чувствуем, писать то, что мы пишем, и говорить то, что мы говорим, когда речь идет о России?

Существует множество вариантов отношения к России — от демонизации до апологетики. Большинство авторов находятся где-то между этими полюсами, однако «истина» — что бы это слово ни значило — не всегда находится ровно посредине. Стремление к сбалансированному и зрелому подходу не должно заставлять нас считать, что обе стороны одинаковы.

Тех, кто критикует Россию, «другая сторона» обвиняет в том, что они застряли во временах холодной войны и живут прошлым. Они, в свою очередь, отвечают, что жизнь доказала их правоту и что именно Россия мыслит в категориях холодной войны, противостояния сверхдержав и игры с нулевой суммой.

В ответ на это можно услышать, что Россию заставляет Запад так себя вести, и что в любом случае западные страны ведут себя не лучше (Россия мошенничает на выборах? Вспомните Флориду 2000 года. Признала Абхазию и Южную Осетию? А как насчет Косово? У нее проблемы с правами человека? См. Абу-Грейб и Гуантанамо). После этого дискуссия обычно возвращается к началу.

Теперь я должен признаться: мои личные взгляды на Россию далеки от центра. Я считаю ее коррумпированным, авторитарным государством с неоправданной тягой притеснять и контролировать другие страны, которыми она некогда правила. При этом я не считаю, что сейчас мы ведем новую холодную войну. Россия — не новое издание Советского Союза и не воплощение зла.

Те, кто относятся к России лучше, на мой взгляд, — крайне любопытная публика. Обычно для них характерна минимум одна из нижеследующих черт:

— Они провели недостаточно времени в других бывших советских республиках (таких, как Украина), и поэтому чрезмерно впечатлены Россией.

— Они склонны к старому доброму левачеству, сопровождающемуся антиамериканизмом (Раз Америка плохая, Россия должна быть хорошей... ну, по крайней мере, не хуже Америки).

— Они зарабатывают деньги в России или их доход зависит от нее;

— Они — «великодержавные реалисты», убежденные, что большие страны всегда подавляют маленькие — и так и должно быть. Может это и не слишком красиво, зато помогает сохранить мир, если мы не будем злить Россию и будем давать ей то, что она хочет.

— Наконец, бывают люди, которым вредит полузнание. Если ты бывал в России в 1990-х годах и слегка интересуешься международными отношениями, экспертом это тебя не делает.

Хотелось бы думать, что если изменятся факты, изменятся и мои взгляды (в конце концов, держаться за свое мнение наперекор новым фактам было бы странно). Однако, к несчастью, пока факты в целом выглядят однозначно — и по количеству, и по характеру.

Вот они:

— Ужасная война в Чечне, унесшая десятки тысяч жизней;

— Расчленение независимой нефтяной компании ЮКОС и кража ее активов;

— Закрытие представительств Британского совета в российских городах;

— Открытая поддержка Януковича на явно мошеннических выборах 2004 года;

— Отступление от международных соглашений (Энергетическая хартия, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Хельсинкские соглашения, Будапештский меморандум);

— Продажа оружия сирийскому режиму;

— Вторжение в Грузию и отторжение от нее двух территорий;

— Вторжение в Крым и отторжение его от Украины;

Рисунок на стене в Севастополе


— Отсутствие свободных и честных выборов;

— Полный контроль над телевидением;

— Серьезные проблемы в области прав человека (убийства журналистов, арест Pussy Riot, наличие политических заключенных и т. д.);

— Отсутствие независимого правосудия;

— Хищные государственные корпорации, управляемые сотрудниками спецслужб, не уважающие святость договоров и лишенные социальной ответственности.

Как бы плох ни был Запад, каковы бы ни были его — без сомнения, многочисленные — прегрешения, в последнее время ничего настолько плохого за ним не числится. Материалы о России должны быть объективными и сбалансированными, но также должны отражать тот факт, что ни о каком моральном равенстве не может идти речь.

Джеймс Никси (James Nixey) возглавляет программу по России и Евразии в Чатем-хаусе.

Грегори Файфер: Путин сам виноват в том, что у него сложился карикатурный имидж в духе холодной войны


Последние заявления российских официальных лиц, согласно которым Соединенные Штаты спровоцировали гражданскую войну на Украине, потому что Вашингтон хочет свергнуть российское правительство и захватить богатые российские энергетические ресурсы, поразили моего отца.

Как американский журналист, писавший о Советском Союзе во время холодной войны, он помнит коммунистическую пропаганду, которая чудовищно искажала истину в соответствии с идеологией и целями Кремля. При этом, по его словам, СССР, — по крайней мере, в поздний период — редко прибегал к такой дикой лжи, как та, на которой основаны господствующие сейчас среди россиян взгляды.

Контролируемые государством СМИ одну за другой штампуют байки о поддерживаемых Америкой фашистах, которые убивают русскоговорящих жителей Украины. Тем временем президент Владимир Путин поддерживает военную кампанию пророссийских сепаратистов, разрушающую жизни людей в регионе, в котором еще несколько месяцев назад никто не мог представить себе ничего подобного.

На этом фоне работающие на Восточной Украине западные журналисты, зачастую рискуя жизнью, обеспечивают общество достоверной информацией о боях и о том чудовищном ущербе, который они причиняют стране. Что касается сложившегося у Путина карикатурного имиджа в духе холодной войны, то он сам в этом виноват, потому что именно такой имидж он себе старательно создает.

На деле, он, конечно, совсем не психованный диктатор, а блестящий знаток российской политики. Его рейтинг, превышающий 80%, наглядно демонстрирует, что он хорошо умеет использовать ностальгию населения по утраченному Москвой статусу сверхдержавы.

Противодействие Западу и восстановление российского влияния на бывшие советские республики помогают Путину выглядеть сильным. Подобно своим советским учителям, он считает, что вызывать у мира страх и отвращение необходимо, чтобы тебя уважали.

В сущности, западная пресса традиционно, скорее, смягчала имидж российского лидера. В 2008 году, когда он в первый раз вторгся в суверенную страну, — это была соседняя Грузия — западные лидеры смогли быстро оставить конфликт позади и вернуться к обычным отношениям с Москвой именно потому, что международная пресса не уделяла достаточно внимания мессианскому национализму и антизападному настрою Путина.

На сей раз его действия выглядят настолько пугающе, что Запад больше не может рассматривать его как «одного из нас». За это мы должны поблагодарить западные СМИ, ознакомившие общество и политиков с фактами и аргументами, которые невозможно отмести в сторону.

Грегори Файфер (Gregory Feifer) — бывший московский корреспондент NPR. Неддавно вышла его книга «Русские: народ, стоящий за властью» («Russians: The People Behind the Power»).


Наби Абдуллаев: Пристрастная журналистика лишает Запад морального авторитета

В апреле, когда я только возглавил The Moscow Times, я сказал начальникам отделов, что мы не будем публиковать статьи, в которых Путин сравнивается с Гитлером. Это сравнение можно было часто увидеть на наших страницах после аннексии Крыма, а в западной прессе оно до сих пор не редкость.

Нет, я не поклонник Путина. Но главной задачей прессы я считаю способствовать разумному обсуждению происходящего, а сравнение Путина с лидерами нацистов — то есть с абсолютным злом — и неразумно, потому что он — определенно не зло, и бессмысленно, потому что с нацизмом можно взаимодействовать только одним способом: вести с ним войну на уничтожение.

Тем не менее, большая часть западной прессы, освещая кризис на Украине, концентрируется в основном на цинизме и имперских амбициях российского президента Владимира Путина.

Бесспорно, в западных СМИ встречаются отличные репортажи с Украины, но это лишь небольшая часть общей картины. Общественное мнение формируют в первую очередь аналитические статьи и колонки.

Однако именно с ними у многих СМИ, освещающих конфликт, возникают проблемы. Ряд ключевых вопросов просто игнорируется. Будет ли новая Украина, которой управляют бывшие министры свергнутого коррумпированного президента Виктора Януковича, демократией — и будет ли она хотя бы просто жизнеспособным государством и ответственным партнером для Европы? Какие цели преследуют Соединенные штаты, поддерживая Киев, если речь не идет о сдерживании России? Не имеет ли пресловутая паранойя Путина по поводу попыток НАТО окружить Россию законных оснований — хотя бы гипотетически? Эти вопросы обсуждаются крайне редко — если вообще обсуждаются.

Делая главным сюжетом в контексте Украины злодейство Путина, пресса связывает руки западным политикам, мешая им выступать посредниками в конфликте. Сравните нынешние враждебные телефонные переговоры между Путиным и западными лидерами с активными дипломатическими усилиями на месте, которые предпринимал французский президент Николя Саркози, добившийся мирного соглашения между Россией и Грузией после короткой войны 2008 года.

Односторонний подход журналистов также заставляет Путина и его окружение плохо думать о Западе. Они считают западные моральные ценности притворством. «Они ничуть не лучше нас, у них просто лучше пиар, который они называют журналистикой», — предполагает эта логика. Когда западные СМИ демонстрируют пристрастность, они только укрепляют этот взгляд на мир и лишают Запад морального авторитета в глазах циничного руководства России.

Наби Абдуллаев — главный редактор московской ежедневной англоязычной газеты The Moscow Times.