Российские террористы убили в ходе этой войны уже сотни мирных жителей. Запад до сих пор не способен выдавить из себя слово «война», он в панике ищет альтернативные понятия, сам не понимая, что же делать. Иногда политики случайно произносят какую-нибудь правду, как, например, министр иностранных дел Франции, который заявил перед встречей в Берлине о своих надеждах на завершение конфликта и на то, что Россия и Украина сядут за стол мирных переговоров. Никто не успел спросить господина Лорана Фабиуса (Laurent Fabius), с каких пор, когда нет никакой войны, вырабатывают планы мира...

Тем временем, Путин не считается ни с кем. Перед камерами западных телеканалов, средь бела дня, у восточной границы Украины каждый день перемещаются российские войска (с российскими флагами и опознавательными знаками). Санкции Путину нестрашны (ведь у огромного российского народа есть столько местных деликатесов, что он может отказаться от гамбургеров), поражения сепаратистов - тоже (придут следующие — ведь незаменимых людей нет). Угрозы и окрики Запада действуют на Путина не сильнее вчерашнего водопада твитов в микроблоге министра Радослава Сикорского (Radosław Sikorski). В автомобилях и автобусах горят женщины и дети. Путин устроил кровавый пир и планирует дальнейшую интенсификацию военных действий.

Война приобретает все более отвратительную форму и масштабы. Убийство мирных жителей вошло уже в плоть и кровь путинских посланников ада. Хотя так было всегда: они этому обучены, и к этому их побуждают. Военная доктрина российского президента, заключающаяся в том, чтобы убивать каждого, кто окажется на мушке, имеет долгую историю и возвращает нас ко второй чеченской войне. Зверские убийства, изнасилования, пытки вошли в будни женщин, детей и мужчин, символом чего служат преступления против человечности в Грозном.

Аппетиты преступного режима росли. После Чечни была Грузия. Сейчас пришло время Украины. Завтра придет время стран Балтии, а потом — Польши. Путин безнаказанно вторгается на автономные территории независимых государств, которые он считает собственными волостями. Если этот самозваный царь не будет вовремя остановлен, он вторгнется и в нашу отчизну. Такой сценарий, к сожалению, уже давно можно было себе представить. Для этого нам не нужны высказывания президента Коморовского (Bronisław Komorowski), который на празднике Польской армии призывал граждан защищать границы Польши; не нужны слова Филипа Бридлава (Philip Breedlove), который заявил изданию Die Welt, что крымский сценарий может повториться в других странах Восточной Европы, а НАТО к этому не готово. Нам не нужны антипольские и преисполненные ненависти высказывания фашиста Жириновского о том, что Польшу следует стереть с лица земли, или мнения «экспертов» по большой международной политике, вроде Леха Валенсы (Lech Wałęsa), который предрекал, что «Путин немного пустит нам кровь и набьет себе шишек».

Аннексируя Крым, Путин действовал совершенно осознанно, как прекрасно понимавший свои имперские цели и резоны Адольф Гитлер, и уже в марте этого года показал свое истинное лицо "голубя мира" (Запад даже размышлял о выдвижении его кандидатуры на Нобелевскую премию мира). Путин — это просто самый обычный военный преступник, как преступник он действует и на Украине, с тех пор, как российские террористы, дестабилизирующие восток этого все еще самого большого государства Европы, получили первые поставки оружия.

Но он лишь использует бессилие и медлительность Запада, алчность Франции, Австрии и Голландии, пассивность США, наивность Германии, пустословие Великобритании. Запад не успел вовремя закрыть этот ящик Пандоры. Поэтому будут гореть очередные мирные жители, а российские бандиты будут сбивать очередные пассажирские самолеты. Личную ответственность за это несет Запад. Возмущение Голландии, которая оказалась бессильной со своими санкциями против неодолимой тупой силы Путина, было несвоевременным. Этого можно было избежать, но экономические интересы были поставлены выше мира на Украине. Убийство трехсот невинных людей, стрельба по автобусам с десятками беззащитных беженцев открыли глаза всем, кто еще питал иллюзии по поводу «доброй воли» Путина. Белый конвой «гуманитарной помощи» — это мрачная шутка, над которой громче всего смеются сейчас Путин, Лавров и Медведев, а их хохот разносится громким эхом по золотым кремлевским залам.

Как реагирует Запад? Обама и Меркель позволили себе устроить каникулы, так что польские политики тоже воспользовались этой возможностью и отправились на заслуженный отдых после изнурительного года работы на польское государство и его граждан. Только вот польские граждане все громче задают вопрос: можно ли еще (или уже нет) избежать вторжения российской армии (или делают это в версии Туска (Donald Tusk): пойдут ли наши дети в сентябре в школу?) Коморовский с Туском, а также их СМИ, не отвечают нам на этот простой, но столь важный вопрос, однако если наше государство существует лишь теоретически, какие у него есть шансы в столкновении с российским вторжением? Такому государству ничего не угрожает, ведь... оно не существует.