Закат Советского Союза совсем не казался невинным временем тем, кто при нем жил, однако, вспоминая мечты и надежды этой эпохи, трудно не сожалеть о былой наивности. Президент Михаил Горбачев говорил об «общем европейском доме», его американский коллега Джордж Буш-старший (George H. W. Bush) — о «Европе единой и свободной». Однако, как показала драка за Украину, Россия и Запад снова оказались соперниками. Заключенное 5 сентября перемирие дает обеим сторонам шанс преодолеть иллюзии. Этим шансом следует воспользоваться, чтобы конфликт не перерос в прямую военную конфронтацию.

Похоже, западные лидеры поверили собственной пропаганде. Они предполагают, что недееспособную Украину можно присоединить к Западной Европе и сделать демократической и процветающей. Может быть, они даже правы — если бы они подождали 20 лет и могли бы рассчитывать на энергетическую поддержку со стороны России, это было бы осуществимо. Однако они уверены, что Москва стремится к территориальным захватам, и укротить этот ее голод можно, только причиняя ей боль. Отсюда санкции, дезинформационная война и укрепление НАТО как военной силы.

Эта стратегия основана на неправильном понимании и на ошибочных расчетах. Неправильное понимание предполагает, что речь идет о борьбе за Украину. Для россиян это нечто намного более значимое — а именно борьба за то, чтобы остановить попытки включить территории, которые в России считают жизненно важными для выживания страны, в чужую сферу контроля.

Ошибка в расчетах связана с тем, что Россия намного сильнее, а Запад намного слабее, чем многие воображают. Запад, с которым сейчас сталкивается Россия — это не тот уверенный в себе альянс, который провозглашал себя победителем в холодной войне. Это беспорядочная мешанина стран, измученных экономической неопределенностью и утративших моральные ориентиры. Америка и ее союзники одно время держали в своих руках будущее, но в начале этого века — века Азии — оно проскользнуло у них сквозь пальцы. Их главным достижением была глобализация — и сейчас они разрушают его экономическими санкциями, которые они непоследовательно называют оружием самозащиты.

Эти санкции бьют по обычным россиянам, но в то же время помогают пробудить нашу страну от спячки. Безусловно, Россия меньше, чем был Советский Союз, а романтическая вера в свободный рынок заставила ее предпринять ряд неправильных шагов. Элита страны, наслаждаясь потребительскими удовольствиями, которые ей обеспечило новое богатство, долгое время была спокойна. Однако президент Владимир Путин усвоил уроки истории и не питает в отношении Запада никаких иллюзий. Российские граждане, в отличие от разочарованных советских людей, которым всегда было недалеко до голода, знают, за что они готовы бороться. Наша страна находит сейчас свое место в мире. Сравните советские вооруженные силы, неуклюжие и дорогостоящие, с подвижными и гибкими вооруженными силами современной России.

Сейчас лишь незначительное меньшинство моих соотечественников выступает против жесткого курса Москвы. 20 лет назад все было наоборот: меньшинство выступало против сближения с Западом. Однако так было до того, как Запад вернулся к версальской политике и решил, что Россию нужно останавливать любой ценой. С таким стимулом, решили иностранные державы, новая буржуазия восстанет против г-на Путина. Вместо этого она сплотилась вокруг президента.

Государственная пропаганда, конечно, играет свою роль, однако у россиян есть доступ к западным СМИ через интернет, и чем больше они с ними знакомятся, тем сильнее объединяются вокруг Кремля. Сейчас не время для отпирательств: населению Запада пора понять, что западные правительства превратили в потенциального врага тех, кто стремился стать их союзником. Россия не отступит. Для нашей страны это стало вопросом жизни и смерти.

Прочный мир в Европе — благородная цель. Она может быть достигнута только при условии взаимоуважения и учета законных интересов. Даже такому еврофилу как я, будет трудно выступать за политический союз с Европой, которая отказывается — будем надеяться, что временно, — от христианства и традиционных норм. Однако нашей целью должно быть создание общего пространства, в котором люди, капиталы и энергия смогут свободно перемещаться между Европой — с ее старыми связями с США — и Россией, сближающейся с Азией.

При этом нам не следует навлекать на украинский народ ужасы войны. Делать это, значит отречься от еще одной европейской ценности — от разума.