Гражданская контрразведка (Агентство внутренней безопасности) арестовала военного, занимавшегося шпионажем в пользу России. Казалось бы, что это отличная новость, потому что уже много лет ни одного российского агента поймать не удавалось. На самом деле все не прекрасно, а просто ужасно. Не потому, что были нейтрализованы двое агентов, а потому, что всего лишь двое. Из отчетов разведок Германии, Франции, Великобритании, Швеции, Финляндии или Чехии следует, что Польша принадлежит к узкой группе стран ЕС, наиболее подверженных российскому проникновению. Россия ведет здесь масштабную шпионскую деятельность, что означает существование на нашей территории развитой сети наступательной агентуры России, многочисленных так называемых спящих агентов и во много раз более обширной сети агентов влияния. Однако польское государство, а в особенности его секретные службы либо не имеют об этих сетях понятия, либо ничего не могут с ними сделать.

Зная методы россиян, следует предполагать, что помимо российских офицеров, работающих в Польше под прикрытием (дипломатическим, предпринимательским, журналистским), у Москвы есть агенты в армии, полиции, пограничной и таможенной службах, а также, что самое опасное — в польских секретных службах. Биографии многих офицеров бывшей Военной информационной службы (WSI) демонстрируют, что их активно вербовали (и не только во время учебных поездок в СССР, а потом Россию), но эта агентура в Третьей польской республике не была раскрыта, не говоря уже о ее нейтрализации или перевербовке.

То, что мы узнаем о таких сотрудниках служб безопасности, как убийца ксендза Попелушко (Jerzy Popiełuszko), показывает, что они служили также советским службам и занимались самыми грязными заданиями. Например, вели наблюдение за Иоанном Павлом II и выявляли слабые места в работе его охраны.

Не следует забывать, что до 1990 года у советских спецслужб был доступ к делам агентуры Службы безопасности и Внутренней военной разведки (WSW), так что потом у них было широкое поле для шантажа этих агентов и их вербовки. Между тем, в Польше не было проведено даже расследования на тему масштаба этой процедуры, не говоря уже о выявлении лиц, которых склонили к сотрудничеству россияне. Многие из этих людей могли позже предлагать новых кандидатов для вербовки, а часть из них стала агентами. Все это означает, что масштаб российской агентуры в Польше наверняка превосходит самые смелые фантазии. С приведенными выше тремя видами агентуры должны бороться контрразведчики (Агентство внутренней безопасности и Служба военной контрразведки), однако нет никаких доказательств того, что они добились в этой сфере каких-нибудь успехов. Поимка двух агентов картины не меняет.

Помимо «профессиональной» агентуры, в Польше есть еще легион агентов влияния России, функционирующих в бизнесе, СМИ (в особенности на различных порталах, «ориентированных на восток»), в вузах, разных ассоциациях, культурных учреждениях, а также в государственных ведомствах, партиях, органах местного самоуправления и фондах. Разумеется, в демократическом государстве таких людей нельзя просто арестовать, но можно предпринять многое, чтобы поддержка иностранного государства стала для них невыгодной. Об этом не говорят открыто, но у каждого государства есть инструменты, благодаря которым можно предотвратить вредительскую деятельность иностранной агентуры влияния. И многие государства их используют. В Польше, все, видимо, иначе: не видно, чтобы кто-то ограничивал деятельность агентуры влияния, наоборот, она становится все более наглой и активной. Это значит, что польские спецслужбы не располагают даже достаточной информацией о размещении агентов влияния, о методах их вознаграждения (необязательно денежных), об их связях с начальством при помощи сложной сети посредников с Запада, о методах их работы или связях с агентурой влияния России в других странах ЕС. Во многих странах Евросоюза (например, в Германии, Великобритании, Швеции или Финляндии) секретные службы обладают глубокими знаниями о российских агентах влияния и умело их нейтрализуют. В Польше они резвятся, как хотят, так как чувствуют себя совершенно безнаказанными. Неизвестно, в чем дело: то ли польские спецслужбы не могут противостоять российской агентуре, то ли просто не хотят, поскольку такая линия в последнее время поощрялась. Ведь у нас была «перезагрузка» отношений с Москвой, которая выглядела так, что Польша, по сути, отказалась от всех действий в отношении российской агентуры, а между тем Россия ее в то же самое время существенно расширила. Сейчас Польша стала раем для российских агентов, функционирующих во всевозможных формах, и поимка двух человек обстановку не меняет.

Чтобы говорить об эффективности борьбы с агентурой, следовало бы заметно усилить часть контрразведки (гражданской и военной), которая занимается Россией. Нам следует найти на это средства немедленно, поскольку эта агентура наносит нашей стране большой вред. А в целом должен измениться климат (в том числе общественного) попустительства в отношении наглых, беспринципных и провокационных действий агентуры влияния. Без этого Польша будет настолько же беззащитна, как если бы у нее не было армии.