Во-первых, в символическом. Российскому президенту без каких-либо значительных уступок удалось склонить Ангелу Меркель приехать в Москву, что она отказывалась делать целый год, чтобы не стать политическим инструментом кремлевской пропаганды. В среду вместе с Олландом она отправится в Минск, легитимизируя другой диктаторский режим — Александра Лукашенко.

Во-вторых, в стратегическом. Кремлю удалось эффектным образом расколоть Запад. Из переговоров была исключена уже не только Польша, но также Великобритания и, в первую очередь, США, то есть страны, которые рассматривают возможность поставки вооружений Киеву. Джон Маккейн (John McCain) сравнивает это со стратегией в отношении Гитлера в 30-е годы прошлого века. Раскол касается в том числе НАТО: главнокомандующий силами НАТО в Европе Филип Бридлав (Philip Breedlove) предостерегает, что давление на Путина не будет эффективным без поддержки украинской армии.

В-третьих, в экономическом. Раскол в Европе не предвещает ничего хорошего в плане июльского решения Совета ЕС по продлению санкций в отношении России. Условия их сохранения — единодушная поддержка всех стран Евросоюза. Сейчас она кажется не слишком реальной.

В-четвертых, в тактическом. Благодаря немецко-французской инициативе Путин выигрывает время. Экономическая ситуация на Украине становится все более драматичной, что рано или поздно приведет к внутреннему бунту против киевских властей. Этого Кремль и ждет.

Но, возможно, самую важную победу Путин одержал в моральном аспекте. Спустя год после Майдана Олланд и Меркель ясно заявляют, что Украине нет места в НАТО, а Николя Саркози добавляет, что в Европейском союзе - тоже. Кроме того, Киев утратит (по крайней мере, частично) контроль над очередным фрагментом территории — 50-70-километровой нейтральной полосой. Из всего этого Москва может сделать лишь один вывод: с такими слабыми европейскими лидерами требования следует повышать и дальше.