Когда Борис Джонсон заявил о своем желании сохранить место в парламенте в 2015 году, Дэвид Кэмерон сказал, что хотел бы «иметь такого игрока в своей команде».

Однако сейчас, когда Джонсон в пику позиции своего бывшего приятеля по колледжу Итон поддержал выход Британии из ЕС, отношения между ними накалятся.

Во всяком случае, в этом уверены британские политические обозреватели.

В течение почти десяти лет Борис Джонсон успешно сочетал роль самого лохматого политика, острослова и влиятельной персоны в общественной жизни Британии.

Сегодня в Британии задаются вопросом, чего хочет Джонсон: играть за команду или возглавить ее?

Когда в 2008 году Джонсон стал мэром Лондона, это была вторая большая победа Консервативной партии после того как Тони Блэр занял кабинет на Даунинг-стрит в 1997 году. В 2012 году Джонсон опять одерживает победу над Кеном Ливингстоном и вновь становится мэром Лондона. Этот успех окончательно закрепил за ним статус победителя.

Публичные выступления Джонсона не всегда были безупречны, ему часто приходилось извиняться за сказанное.

В 2004 году он специально поехал в Ливерпуль чтобы извиниться перед горожанами за резкие слова в их адрес, произнесенные им, когда они скорбели о гибели заложника Кена Бигли в Ираке.

В 2006 году на съезде Консервативной партии Джонсон так отреагировал на программу школьного здорового питания Джейми Оливера: «Я хотел бы избавиться от него и сказать людям: ешьте то, что вам нравится».

Чуть позже он назвал британский Портсмут городом, «переполненном наркотиками, ожирением, псевдодостижениями и лейбористами». А однажды связал Папуа Новую Гвинею с «оргиями каннибализма и поварами-убийцами».

Сын дипломата Борис де Пфеффель Джонсон учился в Итоне. Он приятельствовал с Дэвидом Кэмероном, который учился там же, но был младше. Говорят, что Джонсон здорово обижается на младшего соперника за его успехи в политике.

Вообще, до 2006 года Джонсон был американским гражданином, он родился в Нью-Йорке. Его предками были турки, французы и немцы, его прапрадед Али Кемаль недолго был министром внутренних дел Оттоманской империи.

На следующий день после победы в выборах на пост мэра Борис Джонсон запретил распитие спиртных напитков в общественном транспорте.

Будучи большим поклонником велосипедной езды, он организовал прокат велосипедов в Лондоне, названных с тех пор «борисовы велики» и заслужил проклятия со всех сторон, заменив старые даблдекеры на современные, без открытой площадки.

Когда в 2011 году в Лондоне начались беспорядки, Джонсон был в отпуске. По мнению горожан, он приехал слишком поздно, и мэру пришлось просить прощения у лондонцев, посещая места, где происходили беспорядки. Но в итоге он заслужил похвалу.

Недовольство вызвала и отставка сэра Йена Блэра, главы Скотланд-Ярда, который жаловался на недостаточную поддержку мэра.

В интервью Би-би-си в 2011 году Борис Джонсон говорил, что не рассчитывает продолжать «работу в большой политике» после того как он покинет пост мэра, и тогда эти слова были приняты за чистую монету.