Как и во всех столицах и крупных городах на Ближнем Востоке и за его пределами, в Дамаске должен начаться показ «Звездных войн: пробуждения силы».

Несмотря на периодические смертоносные минометные обстрелы и на взрывы автомобилей, сирийская столица, находящаяся под полным контролем асадовского режима, в целом избавлена от боев, которые опустошают остальную часть страны.

Для многих наблюдателей сам факт того, что в этом городе продолжается жизнь — и почти нормальная, — выглядит чем-то сюрреалистическим. Однако для многих других это лишь свидетельствует о стойкости горожан.

Сага, первый фильм которой вышел три десятилетия назад, зачастую отражала реальные события.

Например, превращение демократии в империю в «Звездных войнах: Мести ситхов», последней части спорной трилогии-приквела, напоминало о некоторых действиях администрации Буша во время выхода фильма.

Собственно говоря, конфликт из исходной вселенной «Звездных войн» — борьба «Повстанческого альянса», выступающего за демократию и свободу, с тираном-императором и его грозными силовыми ведомствами — не так уж далек от вполне земных войн в Сирии.

Есть в галактической гражданской войне и религиозные обертоны.

С заговорами, которые плетет невероятное множество разных группировок, там тоже все в порядке.




К счастью для сирийских поклонников «Звездных войн» эти параллели, похоже, ускользнули от цензоров, по-видимому, (несправедливо) презирающих фантастику, как низкопробное развлечение, неспособное поднимать серьезные вопросы.

Впрочем, в других разоренных войной арабских городах — а многим из них досталось намного хуже, чем Дамаску — люди вряд ли смогут посмотреть новый фильм в кино.

«Космические арабы»

Тем не менее, на остальной территории Ближнего Востока очередная часть фантастического цикла вызывает ажиотаж. 

В Ливане фанклубы «Звездных войн» организуют в преддверии премьеры просмотры предыдущих фильмов и неофициальные выставки.

Арабские социальные сети — и в Иордании, и в Египте, и в странах Персидского залива — переполнены записями о саге.

При этом в целом в арабском мире «Звездные войны» пока дальше от мейнстрима, чем в западном. «Гики» не нанесли еще здесь свой ответный удар.

Предыдущие фильмы многие арабы не видели, однако агрессивный маркетинг создателей новых «Звездных войн», впервые организовавших кампанию, в том числе, на арабском язык, скорее всего, позволит расширить ряды поклонников франшизы.

Также не стоит забывать, что многие фильмы саги частично снимались в арабских странах — в частности в Тунисе и в ОАЭ.

Заметим, кстати, что еще один шедевр научной фантастики — «Дюна» Фрэнка Герберта (Frank Herbert) — практически полностью вдохновлен арабской культурой. Фременов с планеты Арракис, напоминающих бедуинов, иногда даже называют «космическими арабами». 

При этом «Дюну», оскароносную и культовую, арабская аудитория практически не знает. 

Кроме того, к сожалению, арабские женщины интересуются научной фантастикой — и «Звездными войнами» — намного меньше, чем мужчины.

На Ближнем Востоке «гиковская» субкультура по-прежнему остается в основном мужской.

Впрочем, ситуация меняется по мере того, как все больше женщин начинает изучать естественные науки, технику, инженерное дело и математику. Связь между этими областями и научной фантастикой вполне очевидна.

Безусловно, фантастика бывает и далекой от науки, и просто глупой. И безусловно, фильмы вроде «Звездных войн» нацелены главным образом на получение прибыли.

Однако за время своего существования жанр успел повзрослеть.

Он затрагивает проблемы реального мира и внушает надежду аутсайдерам всего мира — в том числе арабам, — будит воображение и интерес к науке. Все это не может не привлекать ближневосточную аудиторию, безусловно, заслуживающую шанса отвлечься от трагедии.

Хотя формально научная фантастика рассказывает о других планетах, эти фильмы говорят нам в первую очередь о нас самих.