Прошлый год выдался для Голливуда ужасным, и несколько хороших высокобюджетных и резонансных фильмов в большинстве своем остались в стороне и не были номинированы на Оскар, и поэтому в отношении церемонии вручения наград, которая состоится в это воскресенье, результаты меня особенно не волнуют. Плюсом этого безучастного отношения является объективность — когда не испытываешь к конкретной кандидатуре особого интереса, тогда легче относиться к номинантам бесстрастно и так же беспристрастно делать прогнозы.

Поначалу я думал, что удача будет на стороне картины «В центре внимания» — пока предметом оживленных разговоров (или объектом некоего интереса) не стал фильм «Игра на понижение» по одной лишь причине, что люди устали поизносить название «В центре внимания» и хотят узнать, каково это произносить «Игра на понижение». (Думаю, именно это задевает еще и основных претендентов — многолетних или предполагаемых — явно желающих разнообразия). Но теперь я бы отдал предпочтение «Выжившему» — последнему из трех выходящих на экраны фильмов (он вышел в период рождественских праздников) — по ряду причин, которые все больше актуальны для президентской избирательной кампании.

«Выживший» в этой тройке — это Дональд Трамп, воплощение пустопорожней суеты, тщеславия, пошлости и бахвальства. И этим картина существенно отличается по стилю, тональности и воздействию от других двух, которые являются типичными голливудскими развлекательными проектами для среднего американца в точно такой же степени, как типичные чиновники Тед Круз и Марко Рубио, которых выбирают средние американцы. («Ставка на понижение» является чуть-чуть более неординарной и специфической из-за коротких промежуточных назидательных эпизодов с участием знаменитостей; из-за стремления одержать волевую победу над картиной «В центре внимания» — скажем это своего рода Рубио в гонке за Оскаром»). Думаю, что «Ставка на понижение» и «В центре внимания», в конечном счете, поделят между собой голоса социалистов-натуралистов и позволят «Выжившему» завоевать симпатии «жующе-вопящего» крыла Академии и получить звание лучшего фильма.

Оскары в этом году особенно странные, поскольку неоднократно запятнали свою репутацию своими решениями об отклонении кандидатур — темнокожих актеров и кинематографистов, фильмов с «цветными» героями, а также (по случайному совпадению) некоторых по-настоящему хороших фильмов, гораздо лучших, чем те, что попали в номинации. Почти каждый год присуждение наград является всего лишь названием — решение о присуждении премии «лучший фильм» работе, не имеющей отношения к лучшему фильму года, и далее по списку — но в этом году его несоответствие реальной действительности еще более заметно в связи с его, опять же, сходством с президентской избирательной кампанией. Там, где избранный президент является президентом всей страны и всех ее жителей, лауреаты премии «Оскар» этого года (даже те, которые, подобно нашим сегодняшним претендентам на звание лучшего фильма являются произведениями явно либеральной киноиндустрии) будут примерно тем же, что и «номинант» от партии республиканцев — победитель, выбранный из числа представителей (и представителями) скорее элитарной и идеологически самоопределяющейся группы, состоящей преимущественно из белых людей. Киностудии тратят немалые средства на то, чтобы повысить шансы своих фильмов на премию «Оскар», но подозреваю, что в этом году некоторые из номинантов сочтут за честь не попасть в число победителей.

Возможно, это одна из наиболее правдоподобных причин резкого поворота событий в номинации «лучшая актриса». Шарлотта Рэмплинг потеряла шанс на Оскара; все, что ей пришлось делать на протяжении нескольких месяцев, значения не имеет — статуэтка досталась бы ей «за 45 лет». Но в январе, выступая на французском радио, она назвала недовольство, вызванное отсутствием темнокожих актеров в числе номинантов, «расизмом, направленным против белых» и добавила: «Очень сложно сказать так ли это, но, возможно, все дело в том, что ни один из темнокожих актеров не заслужил войти в окончательный список номинантов». Так-то вот. Оскара, который практически был в ее руках, она упустила. Думаю, он окажется в руках Бри Ларсон за роль в фильме «Комната». (Я бы отдал предпочтение Кейт Бланшетт за главную роль в фильме Тодда Хейнса «Кэрол» — за точность жестов или четкость дикции, или великолепную безмятежность). Тогда я удивился — что заставило умную и знающую жизнь Рэмплинг высказаться в прямом эфире так некомпетентно, грубо (и опрометчиво). Возможно, не желая получать потускневшую и лишившуюся былой престижности награду, она сделала все возможное, чтобы уменьшить свои собственные шансы, не совершив при этом никакого преступления.

Несомненно, звание лучшего актера получит Леонардо ДиКаприо за роль в «Выжившем» — ведь он ел сырую печень. Это должно стать новым лозунгом, рекламой всего того, на что приходится идти — пройти лишний километр, выдержать все тяготы и испытания — словами, которые заменят ту фразу о поедании тараканов, которую я давно произношу дома. Какое отношение к Оскару имеет поедание сырой печени, покажет время — в самом фильме этого, разумеется, нет, несмотря на великолепное мастерство ДиКаприо. Он зарабатывает на жизнь тяжелым трудом — и, наверное, в этом-то и вся суть. Актерский труд предполагает не работу, а игру и удовольствие. Можно представить, как в большинстве своих ролей актеры живут в свое удовольствие. Но, несмотря на их велеречивость, искусственные эмоции и пафос, они с таким же успехом могут действительно ходить в смокингах, пользоваться мундштуками и вовсю наслаждаться всеми прелестями своей хорошо оплачиваемой полу-праздной и полу-бесшабашной актерской профессии.

Зрители платят немалые деньги, чтобы посмотреть, как актер предается дурманящей праздности; зрители обычно зарабатывают на жизнь более тяжелым трудом, чем актеры. Правда на этот раз физические испытания и тяготы актерского труда вроде того, который выпал на долю ДиКаприо в фильме «Выживший», все меняют. Предусмотренные сюжетом изнурительные и даже опасные физические нагрузки весьма лестны для зрителя — «он прошел через все это, чтобы меня развлечь». Но зачем все это члену жюри, члену Академии, который, как можно предположить, выше всей этой лести и принадлежит, скорее, к тем, кто, льстит, а не к тем, кому льстят. Для этого, для того чтобы это сыграть — несмотря на талант ДиКаприо (большим поклонником которого я являюсь) — таланта не требуется, здесь, скорее, нужны сила, упорство, сила воли. Немногие актеры, немногие режиссеры, немногие и художники-постановщики — немногие из представителей разных категорий киноискусства — имеют тот природный артистизм, то понимание тонкостей актерского искусства, которыми обладает ДиКаприо. А есть сырую печень могут все. Победа ДиКаприо воодушевит тех, кто за него голосовал — это станет знаком надежды, сигналом, отправленным самим же себе.

Хотелось бы знать — те работники киностудий, которые занимаются дорогостоящим масштабным изучением конъюнктуры рынка — проводят ли они опросы среди зрителей каждого конкретного фильма и выясняют ли у них, какая партия и какая идеология им наиболее близки. Какие фильмы, скорее всего, понравятся самой либеральной, самой консервативной и преимущественно умеренной категориям зрителей? Какие фильмы можно считать демократическими, а какие республиканскими? Как их ответы связаны с кассовыми сборами, с номинированием на Оскара и получением наград? И еще — как они связаны с мнимыми идеологическими ценностями, пропагандируемыми в самих фильмах? Все эти вопросы напрашиваются в связи с фильмом «Крид: Наследие Рокки» и с прохладным отношением к нему на этом конкурсе.

Сильвестр Сталлоне, думаю, получит Оскара как актер второго плана за повторное исполнение роли Рокки Бальбоа. Но меня удивляет и даже обескураживает то, что фильм не номинирован в категории «Лучший фильм». Что его режиссер Райан Куглер не стал финалистом в борьбе за звание лучшего режиссера, и что Академия не включила в номинацию «Лучший актер» звезду фильма Майкла Джордана, а Терезу Томпсон — в номинацию «Лучшая актриса второго плана». И еще я хотел бы знать, связано ли это каким-то образом с идеологией. То, что исходный «Рокки» 40 лет назад обошел «Таксиста» и стал лучшим фильмом — одно из многих абсурдных решений Академии, но оно было вполне предсказуемо. На ранних этапах творчества Скорсезе его работы особых надежд не подавали — особенно по сравнению с легендой Сталлоне, написанной Горацио Элджером. Но версия «Рокки», предложенная Куглером (написавшим сюжет и совместно с Аароном Ковингтоном еще и сценарий, который тоже нужно было номинировать в категории лучшего сценария — оригинального или адаптированного) — это блестящая ироничная вариация первоначальной легенды о парне, достигшим всего своим трудом. Это рассказ о «Рокки», в котором говорится, что перспективы и успех в основном зависят от жизненных обстоятельств, от того, что дала семья, от связей и денег, в нем показано, что для того чтобы пробиться наверх, все же необходимо много и упорно работать. Но при этом подняться можно лишь тогда, когда все-таки начинаешь не с самого нуля. И если это не влияет на самовосприятие голливудского либерала, добившегося всего самостоятельно, то чем еще его можно пронять?

В категории «Лучшая актриса второго плана», на мой взгляд, победит Алисия Викандер за роль в фильме «Девушка из Дании», хотя здесь она сыграла не так выразительно как в картине «Из машины» — когда в других конкурсах номинировалась на лучшую роль второго плана, которая, как мне кажется, является главной. Думаю, она получит Оскара, поскольку Академия хочет авансом наградить за достижения всей ее жизни и дать своего рода пропуск в круг избранных — а вовсе не за то, что ее работа в истекшем году была самой выдающейся (я бы предпочел Томпсон). Из всех номинантов наиболее заметной игрой отличилась Дженнифер Джейсон Ли в «Омерзительной восьмерке», хотя ее игра и несколько монотонна (что объясняется не совсем удачным сценарием и режиссурой Квентина Тарантино). Роль второго плана в исполнении Руни Мара в фильме «Кэрол» оказалась самой цельной — она тоже в некоторой степени является главной (в фильме две роли, не отделимые одна от другой) — она к тому же и наиболее самобытна, даже при том, что отчасти лишена особой яркости из-за особенностей сценария. (Но я все же рад, что сценарист Филлис Наджи номинирована в категории «Лучший адаптированный сценарий» — она написала для Хейнса, а заодно и для кинооператора Эда Лахмана превосходное либретто, на основе которого были созданы запоминающиеся музыкальные образы).

А вот здесь я признаюсь, что у меня все-таки есть свой интерес, поскольку я к этому причастен. Я сыграл крошечную (и несущественную) роль в одном из фильмов, номинированных в категории «Лучший короткометражный документальный фильм» — в картине Адама Бензина «Клод Ланзманн: Призраки холокоста». Почти весь фильм представляет собой интервью с Ланзманном, который рассказывает о некоторых интересных деталях подготовительного и съемочного процесса при создании своего знаменитого и самого выдающегося за всю историю документального фильма «Шоа». Адам Бензин помимо этого еще пригласил некоторых людей, чтобы они высказались о фильме «Шоа» — кинематографиста Марселя Офюльса, искусствоведа Сэмюэля Либмана и меня. Для меня большая честь оказаться в такой прекрасной компании, даже при том, что мой панегирик, продолжавшийся всего несколько секунд, был для этого фильма совершенно несущественным. Полагаю, что в этой номинации Оскара получит фильм «Девушка в реке: Цена прощения» режиссера Шармин Обаид-Чиной. Рекомендую вам прочитать последний пост об этом фильме, опубликованный на этом сайте моей коллегой Розиной Али. Но еще искренне советую посмотреть картину Адама Бензина — то, что Ланзманн рассказывает о своем фильме «Шоа» и о том времени, когда он его снимал, имеет непреходящее значение.

В номинации «Лучший режиссер», думаю, победит Алехандро Гонсалес Иньярриту за фильм «Выживший» (картина похожа на искусство, но звучит как звон монет) даже при том, что, на мой взгляд, рядом с этим претендентом вполне можно поставить не вошедшего в номинацию Ленни Абрамсона с его «Комнатой». Лучшим документальным фильмом, по-моему, будет названа лента «Эми» — по одной простой причине, что ничто так не впечатляет членов Академии, как унижение знаменитостей (lèse-célébrité), и эта тема может сплотить Голливуд.

Кто получит Оскара: мой прогноз

Лучший фильм: «Выживший».
Лучший актер: Леонардо ДиКаприо («Выживший»).
Лучшая актриса: Бри Ларсон («Комната»).
Лучший актер второго плана: Сильвестр Сталлоне («Крид: Наследие Рокки»).
Лучшая актриса второго плана: Алисия Викандер («Девушка из Дании»).
Лучший анимационный фильм: «Головоломка».
Лучший оператор: Эммануэль Любецки («Выживший»).
Лучший дизайн костюмов: «Кэрол».
Лучший режиссер: Алехандро Гонсалес Иньярриту, («Выживший»).
Лучший документальный фильм: «Эми».
Лучший короткометражный документальный фильм: «Девушка в реке: Цена прощения».
Лучший монтаж: «Безумный Макс: Дорога ярости».
Лучший фильм на иностранном языке: «Мустанг».
Лучший грим и прически: «Безумный Макс: Дорога ярости».
Лучший композитор: Эннио Морриконе («Омерзительная восьмерка»).
Лучшая песня: Леди Гага — «Пока это не случится с тобой» («Зона охоты»).
Лучший художник-постановщик: «Марсианин».
Лучший короткометражный анимационный фильм: «Санджай и его команда».
Лучший короткометражный игровой фильм: «Заика».
Лучший монтаж звука (sound editing): «Звёздные войны: Пробуждение силы».
Лучшее сведение звука (sound mixing): «Выживший».
Лучшие визуальные эффекты: «Безумный Макс: Дорога ярости».
Лучший адаптированный сценарий: «Игра на понижение».
Лучший оригинальный сценарий: «В центре внимания».