Женщина или неевропейский писатель: одно и то же пожелание из года в год высказывается перед объявлением лауреатов Нобелевской премии по литературе. Но после неожиданного победителя в прошлом году многие считают, что Шведская академия стала гораздо более непредсказуемой, чем прежде.


Вот уже много лет среди наиболее вероятных претендентов на Нобелевскую премию по литературе называют одни и те же имена: например, Нгуги Ва Тхионго (Ngugi wa Thiong'o), Адонис (Adonis) и Харуки Мураками (Haruki Murakami). Но в прошлом году Шведская академия ошеломила всех гораздо более неожиданным выбором: Боб Дилан (Bob Dylan). Сейчас многие берутся предсказывать, кто получит самую престижную литературную премию в этом году.


«Даже не осмеливаюсь предположить. Традиционно Шведская академия действует совершенно непредсказуемо, и, думаю, в этом году будет так же. После Боба Дилана, похоже, нет никакого смысла гадать», — говорит поэт и литературный критик Эва Стрём (Eva Ström). Лично она надеется на победу румына Мирчи Кэртэреску.


«Он — выдающийся писатель, чтение его книг — настоящее переживание».


Среди фаворитов букмекерских компаний — практически одни только мужчины за редкими исключениями в лице Маргарет Этвуд (Margaret Atwood) и Джойс Кэрол Оутс (Joyce Carol Oates). Но в списках предпочтений многих критиков и литераторов встречаются имена Нины Бурауи (Nina Bouraoui), Джамайки Кинкейд (Jamaica Kincaid), Мари Ндьяй (Marie N'Diaye), Джоан Дидион (Joan Didion). Распространено мнение, что премию следует вручить или женщине, или писателю не из Европы. Разумеется, Академия утверждает, что не принимает эти мнения во внимание. Однако Ракель Чукри (Rakel Chukri), руководитель отдела культуры Sydsvenskan, все равно считает, что они могут сыграть свою роль.


«Гендерный баланс среди лауреатов — деликатная тема, и, как мне кажется, Шведская академия осознает, что он должен быть чуть менее гомосоциальным».

© AP Photo,
Американский певец Боб Дилан

Нуруддин Фарах (Nuruddin Farah) — один из писателей, имеющих, по ее мнению, хорошие шансы. Его картины разоренного Сомали многим сомалийским эмигрантам кажутся спорными, и она находит динамику вокруг этого писателя любопытной, как и вокруг сирийского поэта Адониса. Сама она болеет за Маргарет Этвуд.


«У нее — огромная библиография: поэзия, элементы детектива, яркие антиутопии с отсылками к нашему времени. Читать ее непросто, но здорово. Вероятно, Шведская академия сочтет ее чересчур популярной, но если уж Дилану дали премию…»


Писателю Магнусу Уильям-Ульссону (Magnus William-Olsson) тоже кажется, что премию получит женщина, и он считает, что это правильно. Его догадка — поэт Энн Карсон (Anne Carson), чье имя уже давно упоминается в связи с Нобелевской премией. Ее поэзия переведена на шведский, что, по мнению писателя, — тоже предпосылка. Недавно вышел перевод ее новой книги «Короче говоря». Если хочешь строить догадки насчет нобелевских лауреатов — посмотри на шведские издания.


«Премия ни разу не присуждалась писателю, чьи произведения не переведены на шведский язык», — подчеркивает Магнус Уильям-Ульссон.
Сам он был бы рад, если бы премию вручили аргентинскому прозаику Сесару Айре (César Aira).


«Пожалуй, он — величайший из известных мне реформаторов прозы и романа нашего времени. К тому же, он ужасно смешной. Я бы действительно хотел, чтобы ему дали премию».


Самое время наградить писателя не из Европы, считает Бригитта Валлин (Birgitta Wallin), редактор литературного журнала Karavan. Она указывает на то, что для всемирной премии доля лауреатов-неевропейцев слишком мала. Валлин надеется, что премию получит поэт Ко Ын (Ko Un) из Южной Кореи.


«Его стихи человечны, они выделяют то, что объединяет нас всех. Это игривый парад, полный глубокой мудрости».


Она не берется судить, кого может выбрать Академия, но в этом, по ее мнению, есть особая прелесть.


«Непредсказуемость — вот причина, почему премия до сих пор сохраняет такой блеск».


Кто получит Нобелевскую премию?


1. Кто, по-вашему, получит премию?


2. Кому бы вы ее присудили?


Сванте Вейлер (Svante Weyler), издатель Weylers:


«Есть подозрение, что премию могут дать Давиду Гроссману (David Grossman), не очень оригинально, но об этом говорили, и мне нравится этот выбор».


«Как издатель я могу говорить сам за себя, так что надеюсь на Мэрилин Робинсон (Marilynne Robinson). Считаю, она — один из самых выдающихся писателей в мире. Поскольку Джейн Свеннунгссон (Jayne Svennungsson) — среди первейших сторонников ее кандидатуры, ей должны дать премию сейчас, пока Джейн входит в состав жюри, позже ее могут исключить за пристрастность».


Сесилия Экебьер (Cecilia Ekebjär), директор по культуре Mittmedia:


«После прошлогодней дилановской сенсации и с учетом избрания Джейн Свеннунгссон я ожидаю от Академии новых сюрпризов. Что бы я предположила? Ну, вероятно, в этом году настанет черед Харуки Мураками? Но я ставлю на Юна Фоссе (Jon Fosse)».


«Если бы я могла выбирать, то отдала бы премию Джоан Дидион, но есть риск, что Светлана Алексиевич, лауреат 2015 года, исчерпала квоту для литературных репортажей на несколько лет вперед. А Дилан тоже был из США, что может осложнить дело для американцев в этом году».


Аннели Юрдаль (Anneli Jordahl), писатель и журналист:


«Премию получит заслуженный мужчина-европеец. Скорее всего, так и будет, ведь, к сожалению, далеко не факт, что Нобелевскую премию вручат, скажем, писателю с африканского континента».


«Мари Ндьяй. Французская писательница с сенегальскими корнями. Литературе необходим ее мрачный сюрреализм, который, как, например, в шедевральном романе „Ladivine", изображает гибель людей в мире расизма и классовой ненависти».


Мара Ли (Mara Lee), писатель и переводчик:


«Думаю, премию получит или Юн Фоссе, или Харуки Мураками. Оба работают в небольших языковых группах, однако их творчество получило огромное географическое распространение».


«Надеюсь, премию дадут Энн Карсон. Ее неустанная работа с основополагающими вопросами литературы и писательства, сочетающая в себе старомодную начитанность и отношение в духе „плевать на жанры, политику и премии", обеспечила ей совершенно особое место, сияющее эксцентричностью и несравнимой значимостью. Она никогда не говорит напрямую, будь то политические вещи или то, что весь мир горит. Но в силу ее изобразительного мастерства всегда все ясно».


Роберто Савиано (Roberto Saviano), итальянский писатель и журналист:


«Надеюсь, в этом году выберут Салмана Рушди (Salman Rushdie). Или ливийского писателя Хишама Матара (Hisham Matar)».


Эка Курниаван (Eka Kurniawan), писатель из Индонезии:


«Я давно надеюсь, что премию присудят Милану Кундере (Milan Kundera). По-моему, его книги хороши с политической точки зрения, и у него удивительный язык. Он принадлежит к одному из величайших писательских поколений в мировой литературе, он родился примерно в одно время с Гарсией Маркесом, Хосе Сарамаго и Гюнтером Грассом. И он — единственный, кто еще жив, так что сейчас, вероятно, его последний шанс получить премию».