Всего десять месяцев назад, в марте 2015 года, в Турции прошла масштабная рекламная кампания. Рекламный фильм под названием «Новая энергия сильной Турции: АЭС „Аккую“» сообщал нам хорошую новость: «С помощью крупнейших в истории инвестиций Турция спасается от внешней зависимости в энергетике».

Но насколько все это правда? Кризис отношений с Россией, который мы сегодня переживаем, заставляет вспомнить основные аргументы этого фильма…

Если говорить о сферах, в которых за последние 30 лет власти, управляющие этой страной, приняли самые ошибочные решения, то, вне всякого сомнения, первой на ум приходит энергетика. В наши дни Турция более чем на 75% зависима от энергоресурсов извне. Однако 30 лет назад этот показатель находился на уровне 25%.

Внешняя зависимость создала две главные проблемы: дефицит платежного баланса и деформацию системы стратегической безопасности страны. Мы не только ежегодно платим за рубеж 55-60 миллиардов долларов за энергоносители (в зависимости от цены на нефть), но и доверяем нашу безопасность двум таким странам, как Россия и Иран, которые веками были нашими главными конкурентами в регионе.

Наиболее яркий пример в этом смысле — как раз АЭС, строительство которой планируется в Аккую. Почему мы так считаем?

В области природного газа мы и так зависим от России почти на 60%. Мы приняли решения, которые еще более повысят нашу зависимость от этой страны, и согласились на такие новые проекты, как «Турецкий поток». Что касается нефти, доля России в нашей экономике достигла 16%.

Словно все это было недостаточно рискованным для экономической и стратегической безопасности нашей страны, мы подписали и ратифицировали в парламенте соглашение, которое полностью передает в компетенцию и ведение России проект «Аккую», включая инвестиции, эксплуатацию, снабжение.

Доводы в пользу необходимости аннулировать соглашение по проекту АЭС «Аккую» можно обобщить в следующих пунктах.

1. Весь инвестиционный бюджет «Аккую» «на бумаге» идет из России. 100% акций компании, которая построит «Аккую» и будет эксплуатировать станцию, а также управлять процессами снабжения и утилизации, принадлежат России.

2. Ожидается, что строительство займет десять лет и обойдется в 22 миллиарда долларов. И, следовательно, эту сумму Россия «на бумаге» должна инвестировать за десять лет.

(«Ну и хорошо, — можете подумать вы, — мы получим готовый объект стоимостью 22 миллиарда долларов, не потратив ни копейки из своего кармана. Кроме того, у нас будет know how в атомной энергетике». Но все не совсем так. Если вы вспомните, что Турция ежегодно платит России порядка 20 миллиардов долларов за природный газ и нефть, и с каждым годом эта цифра увеличивается, то поймете, что Россия вложит в этот проект не более одной десятой части той денежной суммы, которую она получит от нас, и «на деле» все инвестиционное финансирование исходит от нашей стороны.)

3. С другой стороны, эксперты в этой области поднимают очень интересную тему. Они говорят, что сумма 22 миллиарда долларов «сильно преувеличена» (и еще один важный момент: даже если сумма правильная, при той цене, которую Турция платит за импорт природного газа, она может каждые три года без труда финансировать такой проект, как «Аккую»).

4. Хорошо, а что получит Россия в обмен на эти инвестиции? Согласно международному соглашению, которое прошло через парламент, в течение 15 лет с момента введения станции в эксплуатацию, мы гарантируем российской стороне покупать производимую здесь электроэнергию (это не менее 77 миллиардов долларов). Если учесть, что срок эксплуатации станции — 60 лет, и в случае дальнейшего производства мы будем вынуждены купить и станцию, то можно представить, что в общей сложности за проект «Аккую» мы заплатим порядка 300 миллиардов долларов.

5. Иными словами, Россия будет бесплатно использовать наши территории, вложит 22 миллиарда долларов (которые мы заплатим за природный газ) и взамен получит 300 миллиардов долларов.

6. Еще один важный вопрос связан с поставкой топлива и отходами. Топливо для «Аккую» мы должны покупать только у России, такова технология данного проекта. В вопросе переработки отходов и их преобразования в экономическую ценность инициатива — тоже на стороне России. Компания, например, может доставить отходы обратно в Россию и оценить их так, как пожелает.


7. Если по тем или иным причинам проект потерпит неудачу, решение о своем преемнике тоже принимает российская сторона. Иными словами, какой бы ни была причина, если мы захотим продолжать этот проект, то решать, с кем нам это делать, будет Россия.

8. Рамочное соглашение об «Аккую», которое прошло через парламент, включает всего девять страниц. В нем не описываются детали, которые необходимо учитывать в деле такого масштаба. Многие связанные с проектом моменты открыты для множества интерпретаций и смыслов.

9. Решение построить станцию мы приняли, исходя из идеи о диверсификации источников энергии и нашей потребности в ней на 2023 и последующие годы. Но и этот проект мы доверили России, от которой мы невероятно зависимы в энергетике, и взяли за основу модель «строй-владей-эксплуатируй». Иными словами, ни о каких национальных инвестициях, ни об избавлении от зависимости речи не идет.

10. Единственный позитивный момент в соглашении по проекту «Аккую» заключается в том, что в случае его аннулирования турецкая сторона не должна выплачивать компенсации.

Соглашение об АЭС в Синопе, которая практически идентична «Аккую» и будет построена японско-французским консорциумом, содержит 157 страниц. В этом документе описывается каждая деталь. Кроме того, АЭС в Синопе будет управлять компания, созданная совместно с Турцией (чтобы получить более подробные сведения о соглашении «Аккую» и его сравнении с проектом в Синопе, вы можете ознакомиться со статьей преподавателя Университета 19 мая, доктора Азиме Телли (Azime Telli))

Напряженность, возникшая после того, как на границе с Сирией был сбит российский военный самолет, отчетливо показала, что решение заключить соглашение, которое преподносит «Аккую» России на блюдечке с каемочкой, было абсолютно ошибочным. И не только с точки зрения таких общегосударственных целей, как диверсификация источников энергии и энергетическая безопасность, но и с точки зрения стратегической безопасности нашей страны. Нам следует сослаться на форс-мажорную напряженность, которую российская сторона создала в отношениях с Турцией после уничтожения самолета, и как можно скорее отменить этот проект. Какой бы ни была цена за это сегодня!

Самым правильным шагом с точки зрения энергетической безопасности Турции станет возвращение к ее собственным ресурсам. Хотя бы 10% той суммы, которую мы несколько лет подряд платим за импорт энергоресурсов, следует выделить на серьезную, последовательную и комплексную разведку месторождений нефти и газа, разработку новых видов энергии, реабилитацию старых ресурсов. Мы обязаны снизить уровень внешней зависимости в энергетике.

Как бывший член редколлегии разных изданий по проблемам энергетического сектора (и прежде всего журнала PetroGas) и организатор PR-кампании для «Антиядерной платформы» в 1993 году, я в этой статье специально не касаюсь вопросов о том, является ли атомная энергетика самой правильной альтернативой, и можно ли управлять ущербом, который она потенциально или реально способна нанести окружающей среде.

Автор — специалист по политической коммуникации, вице-президент Европейской ассоциации политических консультантов.