В Советском Союзе этот факт являлся строго охраняемой тайной – у Ленина, оказывается, были еврейские предки. Ну и что? На этом можно было бы поставить точку, однако этот вопрос был и продолжает оставаться основанием для теорий заговора. Обо всем этом подробно рассказывается в недавно изданной книге.

Существуют малозначимые вопросы, на которые можно найти значимые ответы. Чикагский историк Йоханан Петровский-Штерн (Yohanas Petrovsky-Schtern) убедительно доказал это в своей новой книге. Если говорить о ходе истории, то, по сути дела, совершенно безразлично, имел ли Ленин еврейских предков или нет. Если бы он был ирландцем или итальянцем, то об этом можно было бы сказать только в сноске посвященного ему биографического исследования.

Но ввиду того, что любимым занятием теоретиков заговора является поиск доказательств еврейского характера мировой революции, еврейскому прадеду Ленина Мошко Бланку уделяется значительно больше внимания, чем немецким или шведским прародителям вождя российской революции.

Петровский-Штерн в этом компактном и важном исследовании дает ответы на пять вопросов: Какой была жизнь местечка Староконстантинов, где вырос Мошко Бланк? Кем был Мошко Бланк? Каково было отношение Ленина к евреям? Как советское руководство отнеслось к «обнаружению» еврейских предков Ленина? Как используют это «открытие» современные праворадикальные авторы?

Сама по себе история жизни Бланка содержит достаточно материала для увлекательного романа, посвященного российско-еврейскому обществу в середине 19 века. Он сдавал в аренду земельные участки, приобретал сельскохозяйственные продукты для последующей перепродажи, а также торговал в своей маленькой лавке в украинском Константинове вином и водкой. В 1803 году еврейская община впервые выдвинула против него обвинения – якобы он украл солому и обманул своих клиентов. Затем последовали еще более серьезные жалобы. Ему ставилось в вину, что во время праздника Песах он вместо разрешенной фруктовой водки продавал горячительный напиток из зерновых, торговля которым, наряду с заквашенным хлебом и другими заквашенными зерновыми, во время этого праздника запрещается.

Если судить по документам, то и после переезда в крупный провинциальный город Житомир Мошко Бланк продолжал демонстрировать свой сварливый характер. После очередного спора он отправил в тюрьму своего собственного сына, потерял собственность и вел позиционную войну с соседями, деловыми партнерами и еврейской общиной. 

Отход от иудейской религии


Все эти конфликты лишь подтвердили уже ранее произошедшее отчуждение Бланка от иудейской религии и от еврейской общины, к которой он прежде принадлежал. Наконец, в 1844 году, после смерти своей жены, он перешел в православие и взял себе имя Дмитрий Иванович Бланк. Оба его сына Абель и Исроэль Бланк были крещены задолго до этого, в 1820 году, и сделано это было для того, чтобы, став Дмитрием и Александром Бланк, получить возможность изучать медицину в Санкт-Петербурге.

Владимир Ульянов единственный раз в жизни имел возможность увидеть своего деда доктора Александра Бланка, который к этому моменту уже 50 лет пребывал в лоне православной церкви. Самому Владимиру Ульянову было тогда всего два месяца от роду. Нет указаний на то, что Ленин, будучи взрослым, знал о том, что его дед до шестнадцати лет принадлежал к еврейской общине, и, соответственно, его предок не оставил никаких следов в его биографии.

Когда сестра Анна после смерти Ленина в 1924 году стала собирать материалы для его биографии, к своему большому удивлению она обнаружила, что у них был еврейский прадед Мошко Бланк. При попытке опубликовать эти данные она наткнулась на возражения со стороны партийного руководства. Сначала против публикации найденных материалов выступил директор института партийной истории Лев Каменев. Позднее она пыталась получить разрешение на публикацию у Сталина, настаивая на том, что это может положить конец распространявшемуся антисемитизму. Но и в этом случае она наткнулась на гранитную стену. Такую же позицию заняли по этому вопросу Брежнев и Горбачев. Доступ к архивным материалам был закрыт, а работники архива, разгласившие эти данные, наказаны. Таким образом, еврейский прадед Ленина превратился в Советском Союзе в тщательно охраняемую государственную тайну и стал мифом, который позднее активно использовали праворадикальные элементы.

Существовало несколько причин для сокрытия этих фактов. Несмотря на интернациональный характер коммунистического движения, влияние русских националистических элементов среди большевиков вскоре возросло. Ленин считался «русским» революционером par excellence. К тому же главные партийные функционеры опасались того, что разговоры о всемирном заговоре получат новую пищу, если станет известно, что не только Троцкий, Каменев и Зиновьев, но еще и Ленин имел еврейские корни.

После развала Советского Союза именно это и произошло: радикальные экстремистские круги, воспринимавшие за чистую монету все то, что написано в «Протоколах сионских мудрецов», стали называть Ленина евреем, именовали его Бланком и видели в нем часть всемирного еврейского заговора. Опубликованная недавно небольшая, но важная книга, которую хотелось бы увидеть и в немецком переводе, не знакомит читателя с еврейским Лениным, поскольку такового никогда и не существовало. Но она очень хорошо информирует читателей об отношении к еврейской теме в Советском Союзе, а также в антисемитских кругах сегодняшней России.