На холме в Иерусалиме, где, как верят христиане, был распят Иисус, где его бездыханное тело сняли с креста и перенесли в небольшую пещеру, откуда он вознесся на небо, возвышается главная церковь всего христианского мира.

В 1852 году обрушилась кровля этого храма. Церкви, которые вместе управляли этой святыней, не могли договориться по поводу ремонта, а Османскую империю, под управлением которой находился город, эта ситуация почти не волновала.

Разрушившаяся крыша храма в конечном итоге привела Османскую империю и Россию к Крымской войне. Поскольку в этой войне две крупные европейские державы, Великобритания и Франция, вступили в союз с Османской империей, а не с Россией, войну выиграл фронт, в который входило османское государство.

Итоги войны соединили судьбу Османской империи с Западной Европой. В то же время эта война ускорила финансовое банкротство Османской империи.

Это первая страница, которую я счел нужным выбрать из кровавой, изобилующей войнами истории отношений Османской империи с Россией. А именно — Крымская война, в ходе которой интересы Турции и Запада определенным образом совпали, они стали союзниками и одержали верх в войне с Россией.

Но есть и 93 война

Вторая важная страница нашей истории — прямо противоположный пример: русско-турецкая война 1877 — 1878 годов, которую мы знаем как «93 войну».


На этот раз ведущие державы Западной Европы, Великобритания и Франция, предпочли издалека наблюдать за напряженностью между Россией и Османской империей и искать «дипломатическое решение проблемы». Но найти такое решение не удалось: даже то, что только что взошедший на престол падишах Абдул-Хамид провозгласил первую конституционную эру, не помогло Османской империи приблизиться к Западу, и в конечном счете Россия начала наступление одновременно и на западе, и на востоке.

Российские войска вошли в Стамбул, дошли до Чаталджи. В результате по мирному договору, заключенному в сегодняшнем районе Стамбула Йешилькёй (ранее это место называлось Сан-Стефано), Османская империя была вынуждена понести невероятные территориальные, репутационные потери и, самое главное, смириться со значительной утратой своего суверенитета.

Россия уже не та, но…

Войны между Османской империей и Россией, разумеется, не ограничиваются только двумя этими примерами, но я предпочел упомянуть именно о них из-за определенного сходства с нынешними реалиями.

Почему между Крымской войной и «93 войной» можно провести параллели с тем, что происходит сегодня?

Турция лицом к лицу столкнулась с Россией из-за сирийского кризиса. Да, Россия сейчас — не имперская Россия и совсем не Советский Союз. Но и Турция — не Османская империя. И между тем, чтобы в этой кризисной ситуации остаться наедине с Россией, и тем, чтобы противостоять России в союзе с Западной Европой, есть ощутимая разница в «цене», которую придется заплатить Турции в каждом из этих случаев (но не будем забывать, что союз Османской империи с Западом тоже не был «безвозмездным»).

Кризис, который сегодня столкнул Турцию и Россию лбами, связан с тем, что происходит по ту сторону сирийско-турецкой границы, и тревогами Турции о безопасности. Этот кризис будет так или иначе преодолен, но с высокой долей вероятности Турция испытает глубокое разочарование.

«Проблема» с Россией сохранится

Но главное заключается в том, что враждебность Турции и России, которая теперь вышла за рамки конкуренции, останется. Мы в некотором смысле вернемся к геополитике XVIII и XIX веков. Я не напрасно вспомнил две войны. В ближайшее время мы еще не раз обратимся к нашей истории.

Теперь при планировании стратегии на будущее Турция должна учитывать и то, что конкуренция за сферы влияния с Россией (а временами даже вражда) будет носить устойчивый характер. (Сейчас эта конкуренция стремительно прогрессирует. Если обратить внимание на программу зарубежных визитов премьер-министра Ахмета Давутоглу с декабря прошлого года, станут очевидными попытки дать ответ российской политике «окружения» Турции.)

Для Америки холодная война закончилась в том самом 1989 году. Для Европы эта война завершилась только отчасти, но для Турции, похоже, она никогда не заканчивалась.

Поэтому для того, чтобы сдерживать Россию и сохранить утрачиваемые сферы влияния и торгового сотрудничества, Турции больше некуда повернуться, кроме как в сторону Запада — но не Америки, а Европы.

И поэтому вместо риторики, которая подрывает ту позитивную атмосферу, что возникла сегодня в рамках ЕС (и прежде всего благодаря Германии), было бы правильнее использовать эту атмосферу для того, чтобы максимально приблизить Турцию и ЕС к единой политике сначала по вопросу Сирии, а затем России.