Первыми жертвами грядущего коммунизма в нашей стране еще в самом конце Второй мировой войны стали антибольшевистские эмигранты русской и украинской национальности, которые нашли новый дом в предвоенной Чехословакии. Среди них был генерал Сергей Николаевич Войцеховский. О его трагической судьбе напоминает мемориальная доска, которую в мае этого года повесили на фасаде школы на Конвиктской улице в Праге.


Первоначально историк из Кладно Гарбриэла Гавлуйова хотела повесить доску на этой улице на здании под номером пять, где во временя первой республики размещалось командование Земского военного округа. Там же в 1945 году генерал и гражданин Чехословакии Сергей Войцеховский был арестован сотрудниками специальных отделов советской контрразведки «СМЕРШ» и затем отправлен в Советский Союз.


Однако мемориальная доска появилась на соседнем доме — под номером четыре. Итальянец, владеющий отелем, который теперь находится в здании бывшего штаба командования чехословацкой армией, после нескольких месяцев переговоров так и не согласился на размещение доски на своем здании. К счастью, на помощь пришел директор соседней средней промышленной школы. Он согласился повесить доску в память о смелом офицере русского происхождения, который умер через шесть лет после ареста в сибирском лагере. По словам Гавлуйовой, господин директор был очень любезен, и свою роль, вероятно, сыграло его позитивное отношение к героям времен Первой и Второй мировой войны. Как выяснилось, его дед участвовал в Карпатско-Дукельской операции. В торжественном открытии мемориальной доски принял участие родственник генерала Войцеховского господин Сергей Тилли, а также семья генерала Щепихина, которая состоит в родственных связях с Войцеховскими.


Сергей Николаевич Войцеховский родился в 1883 году в белорусском Витебске. Будучи царским офицером, он принимал участие в Первой мировой войне и был удостоен нескольких наград. Затем он воевал в чехословацких легионах с большевистской Красной армией. В 1921 году Войцеховский эмигрировал в Чехословакию, где был произведен в чин генерала армии и стал командующим Земского военного округа. Во время мюнхенского кризиса Войцеховский занял бескомпромиссную позицию: чехословацкая армия должна сопротивляться капитуляции. После этого он был отправлен в отставку. Во времена протектората Войцеховский возглавлял подпольную организацию «Защита народа». 12 мая 1945 года он был арестован сотрудниками НКВД и отправлен в СССР, откуда уже не вернулся. По имеющимся данным, он умер седьмого апреля 1951 года в концлагере Озерлаг в Сибири.


Поездка в Сибирь


В прошлом году Габриэла Гавлуйова на собственные средства отправилась в сибирский город Тайшет в Иркутской области, который находится всего в нескольких километрах от того места, где располагался трудовой лагерь Озерлаг. Там в безымянной могиле покоятся останки Войцеховского. В Сибирь Гавлуйова, которую сопровождал председатель Чехословацкого общества легионеров Горацко Радим Храст, привезла мемориальную доску в память о Сергее Войцеховском. Местные жители, прежде всего учителя и студенты, положительно восприняли появление мемориальной доски. Они захотели побеседовать об этой видной фигуре чехословацкой истории. Иначе повели себя местные власти, которые уже несколько лет отказывают в установке памятника жертвам так называемого Ледяного похода, которым командовал Войцеховский.


«Поездка в Сибирь стала подарком себе самой на 30-летие. Я хотела найти то место, где похоронен прославленный, но теперь почти забытый генерал, и таким образом отдать дань его памяти», — говорит Гавлуйова. Она добавляет, что сейчас цикл ее лекций «Сибирь — по следам легионеров» пользуется успехом, и она ездит с ними по республике.


В этом году Габриэла Гавлуйова и ее коллеги из Белоруссии заказали и установили еще одну мемориальную доску в память о генерале Войцеховском в Витебске, где этот герой двух мировых войн родился. Но на этом Гавлуйова останавливаться не хочет и собирается открыть в Тайшете экспозицию, повествующую о жертвах лагерей, когда-то находившихся в окрестностях города.


Почему же, собственно говоря, молодого историка из Кладно так привлекла фигура генерала Войцеховского? Гавлуйова говорит, что сначала в память ей врезалась фотография, на которой изображен Томаш Гарриг Масарик вместе с Сергеем Войцеховским, и уже потом ей представилась возможность ознакомиться с их перепиской. «Я поняла, насколько они уважали друг друга, и была буквально шокирована тем, что в 1945 году генерала переправили в СССР при полном невмешательстве наших властей. Поэтому я решила внести хотя бы небольшой вклад в сохранение памяти об этом человеке», — отметила Гавлуйова.


«Белогвардейский сброд», по мнению Рейцина и Ваша


Авторитетный военный историк Франтишек Ганзлик из Университета обороны Брно посвятил часть своих трудов антибольшевистской эмиграции, представители которой нашли убежище в довоенной Чехословакии. Ганзлик отмечает ту негативную роль, которую сыграли печально известные коммунистические фанатики из военной контрразведки Бедржих Рейцин и будущий прокурор Карел Ваш, отправивший на смерть генерала Гелиодора Пика.


В книге «Борьба военной контрразведки за власть в Чехословакии в 1945 — 1950 годах» Ганзлик пишет: «Ответственные партийные и государственные функционеры знали о том, что советская разведка арестовывает в нашей стране чехословацких граждан. Знал об этом и председатель правительства Чехословакии Зденек Фирлингер, и его заместитель, впоследствии ставший председателем правительства, Клемент Готвальд, и президент Эдвард Бенеш, и министр внутренних дел Носек, и генеральный секретарь ЦК КПЧ Рудольф Сланский».


Далее Ганзлик пишет, что по распоряжению Министерства национальной обороны «группы сотрудников военной контрразведки прочесывали территорию и зачищали ее от вражеских банд». Вместе с советскими спецслужбами сотрудники военной контрразведки арестовывали коллаборационистов и предателей, работников и агентов Гестапо, контрразведки, беглых советских граждан и, как выразился Карел Ваш, „белогвардейский сброд"».


Ваш уделял огромное значение сотрудничеству с советскими службами безопасности. Сам он писал: «Я приказывал всем органам, подведомственным военной контрразведке, все время сотрудничать с советскими органами, передавать им арестованных, которые их интересуют, и предоставлять всю необходимую информацию обо всем без исключения».


Профессор Ганзлик также пишет в своей книге: «Когда 30 декабря 1945 года отменили военное положение, то пришел конец и особым полномочиям армии, а значит, и контрразведки. Однако ее сотрудники продолжали арестовывать гражданских лиц и передавать их советским органам. С самого начала особое внимание военная контрразведка уделяла русским, эмигрировавшим после 1917 года».


Поскольку действия контрразведки сеяли страх, седьмого февраля 1946 года президент Чехословакии Эдвард Бенеш, исходя из имеющейся у него информации, потребовал от Бедржиха Рейцина подробную информацию о работе контрразведки. Рейцин представил президенту республики длинное письмо, в котором уделил большое внимание вопросу советской эмиграции в Чехословакии. Рейцин требовал бескомпромиссного решения этой проблемы. По его словам, ее не так трудно решить, обосновав политическими мотивами, ведь речь идет о том, чтобы завоевать необходимое доверие Советского Союза. В письме Рейцин также просил президента республики поддержать действия контрразведки в отношении советской эмиграции: «Любого хоть чем-то провинившегося нужно, по обстоятельствам, либо передавать органам СССР, либо высылать как нежелательного иностранца». Далее Рейцин требовал «навсегда изгнать антисоветскую эмиграцию из нашего государства. За выходцами из Закарпатской Украины необходимо пристально следить, не привлекают ли их на свою сторону вражеские элементы, и в случае чего применять решительные меры к виновным, в том числе в армии».


Молчание президента Эдварда Бенеша


Историк Гавлуйова полагает, что существовало две причины, заставившие в 1945 году президента Эдварда Бенеша промолчать и де-факто передать Войцеховского в руки советских органов. По мнению Габриэлы Гавлуйовой, в то время на первом месте у правительства Чехословакии стояли хорошие отношения с Советским Союзом, а не спасение собственных граждан, да еще и русского происхождения. Вторая причина, вероятно, заключается в той протестной позиции, которую занял Войцеховский в связи с Мюнхенским соглашением. Генерал требовал бороться с нацистами и не соблюдать этот договор, а значит, ослушаться приказа.


О судьбе мятежного генерала русского происхождения также можно узнать из регулярных выставок и публикаций Музея чешской и словацкой эмиграции Сабины и Яна Кратохвилов. Директор музея Ян Кратохвил подчеркивает, что Сергей Войцеховский был выдающимся человеком, у которого наше общество в большом долгу, и о котором мы никогда не должны забывать.