Преданные и дикие. Легенда о Варяжской страже рассказывает о воинах, ведущих свое происхождение от викингов, которые в поисках богатства и славы отправлялись в Константинополь, начиная с X века, чтобы послужить византийским императорам. Военный опыт и присяга на верность делали их наиболее устрашающими воинами того времени, за что некоторые правители — как Василий II — приближали их к себе. Как никого другого. Варягам пришлось скрестить свои топоры даже с крестоносцами, которые во время четвертого Крестового похода осадили самый богатый на тот момент город мира.

 

Между тем, варяжские стражники были воплощением не только верности и отваги. Их репутацию несколько подмачивал тот факт, что пили они до беспамятства (за что были прозваны «винными бочками императора»), не вылезали из городских борделей и проигрывались в пух и прах на ипподромах в ожидании следующего похода. В общем, они были настоящими викингами, которые выполняли самые разнообразные функции — от полицейских в мирное время до тяжелой пехоты в военное.

 

«Последнее сражение, в котором упомянута Варяжская стража, это битва при Пелагонии 1259 года в ходе войн между «осколками» Византийской империи (странами, образовавшимися в результате раздела ее территории крестоносцами). Хотя их отряды и просуществуют до оттоманского завоевания 1453 г., но уже с чисто церемониальными функциями», — рассказывает ABC, Руже Лоссерталес, секретарь культурной ассоциации «Наследники Истории», которая занимается историческими реконструкциями той эпохи, когда эти воины сражались на службе у Византии.

 

Происхождение


Каково истинное происхождение варягов? На этот счет существует несколько теорий. Такие авторы как Карлос Каналес и Мигель Дель-Рэй в своей последней книге («Северные демоны. Экспедиции викингов») утверждают, что, несмотря на общее название, викинги происходили из разных мест: «Они имели различное происхождение, но пользовались для общения между собой одним языком — древненорвежским. Термины «русы» и «варяги» стали синонимами, применявшимися ко всем «северным воинам» без различия».

 

Профессор исторических наук Мария Исабель Кабрера-Рамос, автор книги «Варяги в Константинополе: происхождение, расцвет и эпигоны наемной стражи», изучает корни этого явления, помещая их в Восточную Европу IX века. Она считает, что это были торговцы-русы, населявшие Швецию, которые в районе IX века покинули берега Варяжского моря и спустились в степи в поисках мехов и рабов. «Там они десятилетиями вели торговлю, пиратствовали и служили наемниками», — пишет она в своем исследовании.

 

Но помимо этого варяги основали свое небольшое государство, предварительно завоевав окрестные населенные пункты. А затем начали налаживать отношения с Константинополем. Об этом говорит профессор Мишель Ален Дюсельер в книге «Близкий средневековый Восток»: «Ближе к середине IX века в Константинополе появляются торговцы-русы», иными словами, варяги, которые пересекли восточную Европу по озерам Ладога и Онега, чтобы прибыть в столицу Империи». «Этот путь соединил Византийскую империю с северными странами», — добавляет эксперт.

 

Поначалу варяги не обнажали мечей и использовали этот путь для торговли с Константинополем. Но постепенно ими овладела жажда наживы, и в 860 году они осадили город и, хотя были разбиты, сумели произвести устрашающее впечатление на его защитников.

 

Константинопольский патриарх Фотий так описывал нападение этих воинов: «Народ, живущий где-то далеко от нас, варварский, кочующий, гордящийся оружием, неожиданный, незамеченный, без военного искусства, так грозно и так быстро нахлынул на наши пределы, как морская волна и истребил живущих на этой земле, как полевой зверь траву или тростник или жатву. Можно было видеть, как младенцы, отторгаемые от сосцов, лишаемы были молока и самой жизни и готовым гробом для них были, — увы — те скалы, о которые они были разбиваемы, а матери жалостно рыдали и были закалываемы вместе с разрываемыми и трепещущими перед смертию младенцами. В реках вода превращалась в кровь, источники и водоемы были завалены мертвыми телами». Таким был один из первых контактов между двумя цивилизациями, который сложно назвать гармоничным.

 

В последующие десятилетия, однако, многие из наших героев ничтоже сумняшися решили заработать, нанявшись в защитники той самой столицы, которую до того пытались завоевать. В конце концов, они себе уже завоевали славу жестоких и кровавых вояк. По словам Веласко (Velasco), до создания Стражи 425 северян уже состояли в качестве наемников Византии во время экспедиции на Италийский полуостров, и 692 — в экспедиции на Крит. Так, постепенно укреплялись отношения между обоими народами, а викинги проявили еще ярче свои боевые способности.

 

Прибытие в Константинополь


Историки Хулиан Донадо Вара и Ана Эчеваррия Арсуага («Средневековая история I: V-XII века») утверждают, что Варяжская стража обязана своим происхождением любопытному международному пакту конца X века. Тогда Василий II окончательно обосновался на троне Византийской империи и считался «высшей властью цивилизованного мира». Этот титул, тем не менее, не помешал многочисленным властителям меньшего калибра пойти на него с оружием, чтобы отобрать власть.


Титул императора, несметные богатства и внушительное войско не помогли, и Василию пришлось обратиться за помощью к Великому князю киевскому Владимиру I. Князь это был знаменит двумя вещами. Во-первых, он принял крещение в 987 году (согласно другим источникам, между 988 и 989 гг.). Во-вторых, своей жестокостью, поскольку казнил и убивал направо и налево без малейшего повода, просто чтобы внушить ужас своим подданным.

 

Несмотря на противоречивый характер этого персонажа, Василий II обратился к нему за помощью, чтобы подавить волнения, угрожавшие его империи. И получил ее, хотя и не задаром. Алехандро Муньос говорит в своей книге «Цари России»: «Киевский князь смог помочь византийцу, но взамен потребовал руки княгини Анны, сестры императоров Василия II и Константина VIII».

 

Византия ответила решительным отказом. По крайней мере, поначалу. Но когда киевлянин принял решение обратиться к истинному Богу (в форме православного христианства) все кардинально изменилось. Настолько, что свадьба была сыграна, а оба правителя заключили незыблемый союз. Для его подкрепления Киев отправил в Константинополь около 6 тысяч воинов с целью «отбивать постоянные набеги могущественных землевладельцев Малой Азии», как объясняет в своем труде «Краткая история викингов» писатель и эксперт по истории северных народов Мануэль Веласко Лагуна.

 

Кабрера-Рамос является сторонницей версии о том, что варяги быстро заняли особое положение в Константинополе. Не только в силу легендарной жестокости викингов (хотя из-за нее тоже), но и потому, что, происходя из далеких земель, они не имели никаких связей с вероломной местной знатью. Все это прибавлялось к их опять же легендарной преданности. «Василий II был первым, кто доверял этим «скифам» больше, чем грекам», пишет исследовательница. С момента прибытия в город и до XIII века, их количество колебалось между 5000 и 6000, хотя впоследствии сократилось до ничтожно малых цифр.

 

Личная стража


Решающая роль варягов в разгроме врагов Василия II, а также их последующая помощь в расширении пределов Константинополя стали причинами, по которым император возвел стражу в ранг элитного войска. Отчасти этому способствовали проявленные ими верность и отвага, но в значительно степени и то, что они не имели никаких личных или политических связей с ненадежными столичными «шишками», которые больше думали о том, чтобы захватить власть, как только представится возможность, чем о службе родине.

 

Хотя стража была сформирована Василием II, одной из любопытных характеристик ее было то, что воины приносили клятву на верность не конкретному императору, а императорскому титулу, о чем напоминает Веласко. Эта отличительная черта делала их идеальными солдатами на императорской службе, поскольку, когда умирал один властитель, они автоматически переходили в ведение следующего. «Именно поэтому они не принимали участия в бесконечных распрях и борьбе за власть при византийском дворе», — добавляет эксперт. Впрочем, за два века своего существования это воинство несколько раз предавало того, кому обещало безусловную защиту.

 

Дель-Рэй и Каналес уточняют, что варяги «сопровождали императора во всех перемещениях и военных походах» в качестве «элитной личной охраны». В этом же качестве они участвовали в публичных церемониях в столице и охраняли ключевые городские объекты (как резиденция императора). Так, постепенно они и завоевали репутацию его наиболее преданных слуг.

 

Вместе с тем 6 тысяч воинов Варяжской стражи выполняли еще огромное количество функций. Главной из них была охрана императора во дворце. Кроме того, на них лежала ответственность за неприкосновенность членов императорской семьи и казны, а также за сохранность властителя в бою «путем образования настоящего живого щита вокруг его» (пишет Веласко). Стражники могли выступать в качестве передовой тяжелой пехоты во время сражений, а также осуществлять полицейские функции в Константинополе. Плюс ко всему небольшие отряды варягов использовались для «охоты на пиратов» в открытом море, как «спецподразделения», шпионы и даже для «демонстрации силы перед лицом подданных или иноземных посланников», как отмечает Каррера-Рамос.

 

В практических целях стража была разделена на «городских варягов», которые работали в столице, и «внешних», выполнявших задания за ее пределами. Каррера-Рамос так описывает структуру подразделения: «Воины подчиняли своему непосредственному начальнику отряда, который получал приказы от «гетериарха» и «аколуфа» (начальник отряда иностранных наемников в императорской гвардии), который необязательно должен был быть варягом». Кроме того, по названию известна также должность «великого переводчика варягов».

 

Хорошая репутация


Причина, по которой варяги решили влиться в личную стражу Василия II, сейчас, века спустя, очевидна: слава и золото. Благодарный император за преданность и храбрость положил им жалование достойное знатного человека в ту эпоху, а также снабдил лучшим оружием. И не только, чтобы они хорошо сражались, но и с целью поразить подданных блестящим видом своей охраны. «Вид этих наемников производил впечатление даже на византийцев, привыкших наблюдать их на стенах и улицах города. Потрясали как свирепое выражение их лиц и горящие яростью глаза навыкате, так и вооружение», — добавляет автор.

 

Доход, на который могли рассчитывать воины Варяжской стражи, был так высок, что иные князья и другие благородные викинги проезжали полмира до Константинополя, чтобы поступить на службу к тамошнему императору, сколотить состояние и вернуться в родные края с золотом и славой. Каналес и Дель-Рэй пишут об этом так: «Служить в Варяжской страже было честью для тысяч викингов. Это открывало для них путь к богатству, уважению и славе. В нее стремились попасть как простые солдаты, так князья и будущие цари».

 

Того же мнения придерживаются Кабрера-Рамос и Веласко. Кабрера-Рамос указывает, что «факт службы в рядах Варяжской стражи считался поистине почетным и служил примером для остальных» до такой степени, что приходилось контролировать отток молодых людей за границу. Веласко пишет о том, что жалованье было «огромным» и включало в себя военные трофеи. Мало кого из историков удивляет, что сотни воинов направлялись в Константинополь. Ведь кроме верного богатства и желанной репутации варягов ждал экзотический и обетованный город, где их почитали (почти) как героев.


Разгул и пьянство


Со своим легендарным происхождением, экзотичным внешним видом и роскошным военным снаряжением варяжские стражники были притчей в языцех в городе. Но, как говорится, не все то золото, что блестит — и у могучих северных воинов были недостатки. Их непомерное жалованье позволяло им тратить огромные суммы на земные наслаждения. Так, например, в городских тавернах они напивались до беспамятства, за что были прозваны «винными бочками императора». «Во многих хрониках того времени описаны варяжские пьянки», — добавляет Варела.

 

Кабрера-Рамос сообщает даже, что чрезмерные возлияния соотечественников заставили устыдиться таких видных деятелей, как датского короля Эрика I, посетившего Константинополь в XII веке. Однако не пьянство было главным развлечением варягов. Они буквально не вылезали из городских борделей и с ипподромов. Кабрера-Рамос подтверждает это в своем исследовании: «Они имели определенную склонность к шумным гулянкам, борделям, скачкам и выпивке».

 

Против крестоносцев


Варяжская стража сражалась за константинопольских императоров до XIII века. Затем ее воины были постепенно заменены на англосаксов. Наиболее распространенная теория утверждает, что это произошло после почти полного разгрома варягов в битве при Манцикерте.

 

Это сражение, произошедшее в 1071 году, стало серьезным испытанием для Византийской империи. «Это было полное и решительное поражение Константинополя, предвосхитившее его падение четырьмя веками позже», — говорит Франсиско Вейга (Francisco Veiga) в книге «Турки: десять веков у ворот Европы» (изд. «Atril»). В тот день, мощные варяжские топоры не смогли остановить натиск сельджуков. Сам император Роман IV был захвачен в плен после того, как под ним убили коня.

 

Обновленной Варяжской страже пришлось защищать Константинополь от христианского войска во время четвертого Крестового похода. Изначально крестоносцы не собирались заходить в столицу империи по дороге в Иерусалим. Но когда император Алексей II предложил им несметные богатства за помощь в возвращении трона, рыцари приняли предложение и явились перед стенами города. В случае удачи они получили бы изрядную сумму денег, которая помогла бы им достичь конечной цели — отвоевать у мусульман Святой город.

 

В 1203 году Варяжская стража вступила в свое наиболее значительное сражение. Вот как говорит об том Ханс Эберхард Майер (Hans Eberhard Mayer) в «Истории Крестовых походов» (изд. «Istmo»). «Спустя некоторое время после прихода крестоносцы начали наступление на Константинополь. 17 июля 1203 года с земли и с моря они атаковали город, который был спасен благодаря англичанам и датчанам из Варяжской стражи». Несмотря на это стоическая оборона города ничего не дала. Царствовавший тогда Алексей III предпочел сбежать, спасая свою жизнь, чем продолжать участие в битве. В конце концов захватчики взяли штурмом стены города 12 апреля 1204 года, а днем позже столица была полностью в их власти.

 

И тогда крестоносцы дали волю себе разгуляться. «В течение трех месяцев в городе шли неописуемые убийства и грабежи», — пишет автор книги. Кругом царило насилие и жестокость, которое не пощадило ни православных христиан Константинополя, ни их сокровищницы.

 

«Западные рыцари захватили бесценные реликвии, которых в изобилии было в византийской столице, утверждая, что они не могут оставаться в руках раскольников», — пишет Жак Ле Гофф (Jacques Le Goff) в «Аргументированном словаре средневекового Запада» (изд. «Akal»). Это был последний гвоздь в крышку гроба Варяжской стражи. И хотя с 1261 года эта элитная гвардия формально была воссоздана и существовала до XIV века, ее роль была незначительна.


Три вопроса Марии Исабель Кабрере-Рамос


— Сражалась ли Варяжская стража с христианами во время всех Крестовых походов?


— Варяги не сражались с христианами во время первых трех походов. Они должны были защищать Константинополь от излишеств крестоносцев, которые выражались в провоцировании населения, набегах на окрестные села и другие бесчинства участников первого и второго походов во время их пребывания в греческой столице. Дело не дошло до схватки даже когда Готфрид Бульонский со своими рыцарями осадил Константинополь в 1096 году. Одно лишь появление вооруженных до зубов варягов остановило крестоносцев, которые были изгнаны из города и быстро направлены в Азию, где и начали свой столь долгожданный поход. Варяжская стража ожесточенно сражалась с христианскими рыцарями во время четвертого похода, став единственной защитой и надеждой города на все время осады: с момента появления крестоносцев под стенами 5 июля 1203 года до раннего утра 13 апреля 1204 года, когда Константинополь оказался во власти варварства крестоносцев. 


— Почему после десятилетий существования стража была упразднена?


— Варяжская стража прекратила свое существование в один день, точнее в одночасье — в полночь с 12 на 13 апреля 1204 года. Отбиваясь от осаждающих Константинополь крестоносцев в те тяжелые для византийской столицы и ее жителей часы, варяги поняли, что не только окружены, но и преданы греками. Это произошло после изнурительных месяцев сражений с превосходящими силами противника, на протяжении которых варяги были единственной силой, способной противостоять врагу, при этом управляемой слабовольными императорами, вновь и вновь бросающими свой народ и свою личную стражу на произвол судьбы. Варяжская стража исчезла после стольких лет успешных сражений не только по причине физического и морального «износа» перед лицом более могущественного врага, она стала, в первую очередь, жертвой предательства и отсутствия сильного и умного предводителя, за которым могла следовать так же преданно, как и во все время своего существования.


Византийская империя и ее экономика так и не оправились от удара, нанесенного ей участниками четвертого похода, и никогда уже больше Константинополь не мог себе позволить содержать столь дорогостоящую гвардию, поэтому для защиты императора отныне нанимали воинственных критян.


— Состояла ли Варяжская стража преимущественно из варягов в последние годы существования?


— Определенно нет. Это воинское подразделение изначально было сформировано из 6000 шведов, посланных киевским князем Владимиром I Василию II в 988-989 годах. Тогда оно было стопроцентно варяжским по составу. Но в последние годы, и даже века его существования воины стражи были в своем большинстве англосаксами. Шведов, а значит варягов, среди них уже не было. Если при константинопольском дворе и были какие-то северяне во времена четвертого Крестового похода, то это были датчане, как следует их археологических находок и латинских хроник.


Руже Лоссерталес (Roger Loscertales), секретарь культурной ассоциации «Наследники Истории»: «Образование Варяжской стражи ознаменовало появление властной структуры, преданной титулу императора, а не конкретного властителя».

 

— Какое оружие и средства защиты носили воины Варяжской стражи?

 

— Мы ничего с точностью не можем сказать о вооружении и экипировке членов Варяжской стражи ввиду отсутствия описаний современников. Кроме того, это подразделение адаптировалось к своему времени, а значит, снаряжение воинов X века не могло быть тем же в XIV веке. Единственное, что можно установить по византийским учебникам военного искусства, это общую тенденцию экипировки воинов, имея в виду, что Варяжская стража являлась частью византийского войска, состоящей исключительно из людей германской культуры. Эволюция их снаряжения прошла несколько этапов.

 

— Какие это этапы?


— Поначалу варяги, присланные булгарским царем, видимо, были одеты на западный манер: штаны, низкие ботинки или сапоги, шерстяные или льняные туники, защитные доспехи из подбитой ватой ткани или кожи (в том числе чешуйчатые) и редко — шлемы. Вооружение у них тоже было скудное, приобретенное, как правило, на собственные средства. Вероятно, это были топор, кинжал, щит и иногда меч. Шлемы на начальном этапе могли позволить себе только состоятельные воины.

 

На втором этапе одежда варягов, которые находились на службе у могущественного императора, должно была изменить покрой на византийский, и, вероятно, приобрела некоторое единообразие.

 

Мы полагаем, что они носили чешуйчатые доспехи, а также (что, впрочем, нельзя утверждать наверняка) пластинчатые. Во многих византийских источниках (не только эпохи викингов) о них говорится как о воинах, вооруженных топорами. Учитывая их происхождение, можно предположить, что это были довольно крупные топоры на длинных ручках, удар которыми наносился двумя руками, как у подобной элитной гвардии в Скандинавии и Англии — хускарлов. Некоторые теории утверждают, что речь идет о другом виде рукояточного оружия — ромфее, двуручном мече с изогнутым как у косы, клинком.

 

На этом этапе воины стражи уже должны были быть лучше оснащены, в том числе шлемами (как с наносниками, так и без) и щитами иного типа, чем круглые германские. Это, вероятно, были миндалевидные наручные щиты с перегибом вдоль центральной оси.


В одном из дошедших до нас византийских источников, где предположительно изображены воины Варяжской стражи (рукопись Скилицы), они одеты в полные доспехи и круглые шлемы с назатыльниками и без наносников. Однако в этой же рукописи есть другая сцена, где женщина убивает стражника, который не имеет никакой защитной одежды…

 

Начиная с XII века и вплоть до XIV века снаряжение Варяжской стражи должно было претерпеть значительные изменения под влиянием столкновений между византийским войском и крестоносцами, венецианцами, мусульманами из бывшей Персии и зарождающейся империей турков. Но главным образом под влиянием развития металлургии, которое обусловило появление доспехов из наложенных друг на друга металлических пластин. И так вплоть до появления огнестрельного оружия.

 

— Каким образом варяги вступили в контакт с Византийской империей?


— Уже в античности бытовала легенда о германской воинской чести. Правители Рима и Византии высоко ценили германских воинов за их легендарную верность.

 

Известны факты эпизодической службы варягов (как повсеместно называли шведов на восточном направлении экспансии викингов) и русов (потомки славянских и скандинавских народов, жители Киевской Руси) в 874-988 годах в византийской армии. В том числе в качестве моряков во время морских походов против Критского эмирата.

 

На протяжении IX века Византийская империя вела непрерывные войны, в том числе против Киевской Руси. В конце концов, около 971 года было подписано мирное соглашение, одним из условий которого являлось безвозмездный переход части русского воинства на службу к византийскому императору.

 

— Почему при дворе Василия II варяги заняли столь сильную позицию?


— Князь Владимир I воспользовался просьбой о помощи императора Византии Василия II, чтобы в 988 исполнить условия договора, а заодно избавиться от слишком воинственных элементов северного происхождения. И послал 6 000 человек на службу императору, исполняя таким образом свои обязательства по мирному договору.

 

Этим, а также своим обращением в православие Владимир I добился женитьбы на Анне, дочери византийского императора, и одновременно избавился от необходимости платить пенсию ветеранам-варягам, отправленным в Константинополь.

 

— Что означало быть членом личной стражи императора?


Это была очень почетная должность, но одновременно и очень опасная из-за постоянных политических интриг. При этом образование Варяжской стражи ознаменовало появление властной структуры, преданной титулу императора, а не конкретного властителя, что было крайне необходимо.

 

Варяжская стража неизменно сопровождала императора. Ее отборная часть — дворцовые варяги — были при нем постоянно.

 

Стражники приносили клятву верности до смерти самому императорскому титулу, избегая самой возможности «фаворитизма» со стороны какой-либо из политических группировок, в отличие от того, что обычно происходило с греческими дворцовыми стражами.


— До какой степени простиралась верность императору?


— Она была абсолютной. Однажды страже сообщили о покушении на императора Никифора II. Когда стражники достигли спальни правителя, его убийца Иоанн Цимисхий уже провозгласил себя новым императором, и стража поклялась ему в верности. Они не отомстили за конкретного человека, а вновь принесли клятву титулу, который они охраняли.

 

— Говорят, они много пьянствовали и бесчинствовали?


— Варяжским стражникам прекрасно платили, их отлично кормили и снабжали лучшим оружием.

 

За свое пристрастие к выпивке они получили прозвище «винные бочки императора». Особенное предпочтение варяги отдавали вину, которого практически не знали на их родине.

 

Хотя сегодня это может показаться удивительным, во все времена проституция шла рука об руку с военным делом. Члены Варяжской стражи (равно как и их греческие коллеги) были завсегдатаями публичных домов, оставляли в них львиную долю жалованья и сопровождая визиты реками вина.

 

— В чем состояло участие варягов в противостоянии крестоносцам?


— Обычно, когда говорят о Варяжской страже, имеют в виду X и XI века, когда она состояла, в основном, из северян, а одним из ее капитанов был будущий король Норвегии Харальд Суровый. В действительности же гвардия просуществовала еще четыре века и не раз сталкивалась с войсками крестоносцев.

 

Во время четвертого Крестового похода (1202-1204 гг.), объединенная силы крестоносцев, при поддержке венецианского флота, напали на Константинополь, чтобы свергнуть царствовавшего императора и передать власть тому, кто будет защищать их интересы.

 

Варяжская стража отличилась при защите города, яростно отбивая атаки крестоносцев в рукопашном бою. Тем не менее, победа осталась за нападавшими, и они смогли возвести на трон своего ставленника.


— В чем заключается ваша работа как клуба исторической реконструкции?


— Наши задачи — популяризация исторических знаний, интерпретация исторического наследия, консультирование, исследования, исторические реконструкции.

 

Наши мероприятия мы обычно проводим в культурных и образовательных центрах, университетах, музеях, школах… Мы также участвуем в лекциях и средневековых ярмарках, которые призваны воссоздать на улицах современного города атмосферу Средневековья. Мы пытаемся это делать иначе, чем это принято. Так, чтобы зритель имел возможность физического и визуального контакта с деталями, характерными для той эпохи.


Иногда мы проводим мероприятия, привязанные не только ко времени, но и к конкретному месту. Мы проводим соответствующие исследования и воссоздаем картину нужной эпохи. Ярким примером такой работы является средневековый фестиваль в городке Айгуавива (Хирона) «Aquaviva Medievalis», который пройдет 21-22 октября этого года.

 

— Сколько человек в вашем объединении?


— Сейчас нас пятнадцать. Идея создания клуба родилась как коллективная инициатива нескольких из нас. Мы уже состояли в других исторических клубах, но наши взгляды на историю и историческую реконструкцию были очень разными: кто-то смотрел на это с академической точки зрения, у кого-то был больше интерес к народному творчеству, военному делу… Мы объединили наши силы и идеи и создали свой клуб.