Последствия ракетного удара США в Сирии

Журналист Financial Times (10.04) написал о радости, которую испытали борцы за гегемонию США после ракетного удара по Сирии. Отказ Обамы от вторжения в Сирию в 2013 году и изоляционистские лозунги Трампа в ходе его предвыборной кампании обеспокоили сторонников активного вмешательства Соединенных Штатов в мировые дела. Однако с тех пор, как Трамп пришел к власти, изоляционисты в его администрации уступают место интервенционистам. Действия Трампа на международной арене тоже оказались куда ближе к традиционной американской политике, чем он обещал перед выборами. Однако, пишет автор заметки, резкий разворот в позиции Трампа свидетельствует о его непостоянстве, а рост популярности президента после военных действий может побудить его к рискованному использованию силы там, где это приведет к тяжелым для США последствиям.

Трамп отказался от своего заявления о том, что НАТО исчерпало себя, сообщает The Guardian (12.04). К облегчению представителей альянса, ранее критиковавший НАТО президент назвал организацию гарантом международного мира и безопасности, а официальные лица Белого дома пообещали полную поддержку НАТО со стороны Трампа в дальнейшем.

Россия вновь превратилась в страну-парию, пишет The Telegraph (10.04). После саммита G7, на котором обсуждалось принятие новых антироссийских санкций из-за поддержки Путиным Башара Асада, а также способы борьбы с отмыванием денег российскими олигархами, Кремль оказался в такой изоляции, что вынужден осуществлять совместные заявления с «Хезболлой», что по мнению автора заметки противоречит утверждению Путина о борьбе России с терроризмом.

Министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) заявил, что смещение Башара Асада не является целью Вашингтона в Сирии, и что проведенный Трампом авиаудар был предназначен только для того, чтобы предотвратить дальнейшее использование химического оружия (The Guardian, 11.04). Во время своей первой пресс-конференции в Пентагоне Мэттис сказал, что США не намерены осуществлять более глубокое военное вмешательство в сирийский конфликт, который он назвал «невероятно сложным». Хотя пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) заявил о необходимости ухода Асада от власти, представители Пентагона отметили, что не будут устранять его силой.

В другой статье того же издания (The Guardian, 10.04) ее автор указала на неожиданно сдержанную реакцию Москвы на ракетный удар США по Сирии. И предположила, что Кремль, не желающий снова ввязываться в сложную и продолжительную войну в Сирии в разгар антикоррупционных протестов и проблем с экономикой, все еще рассчитывает договориться с Вашингтоном. По ее мнению, из-за этого Путин рискует показаться слабым перед собственным народом, если выбранная им стратегия не принесет плодов.

Представитель США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) назвала смещение Асада «одним из множества приоритетов» американцев, сообщает The Telegraph (09.04). Если до химической атаки как Хейли, так и министр иностранных дел США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) допускали вероятность дальнейшего пребывания Асада у власти, то после инцидента в Идлибе Хейли констатировала, что считает мир в Сирии невозможным, покуда Асад остается президентом. Тем не менее Хейли ушла от ответа на вопрос о том, намерены ли США добиваться смены режима. Тиллерсон так же напомнил, что главной целью Соединенных Штатов остается борьба с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией – прим. ред.).

Неудачи Бориса Джонсона

Independent (12.04) противопоставила Никки Хейли министру иностранных дел Великобритании Борису Джонсону (Boris Johnson), отметив неудачу последнего в его попытке добиться новых санкций против России на саммите G7 в Италии. Критика действий России в Сирии со стороны Хейли, напротив, вызвала одобрение со стороны ее коллег в ООН, и если верить Independent, даже российские дипломаты признали, что должны воспринимать Хейли всерьез.

Борис Джонсон отменил запланированный визит в Москву после химической атаки в Идлибе и раскритиковал Кремль за поддержку Асада, сообщает Financial Times (09.04). Решение министра иностранных дел подверглось осуждению многих политиков внутри Великобритании, включая представителей Партии либеральных демократов и Шотландской национальной партии. Критики Джонсона назвали его «пуделем» США и указали на то, что визит Джонсона в Россию должен был обеспечить диалог между Москвой и Лондоном по сирийскому вопросу, важный для достижения мира в стране.

Глава лейбористской партии Джереми Корбин (Jeremy Corbyn) осудил решение Джонсона не приезжать в Россию, сказав, что Джонсон продемонстрировал «менталитет времен холодной войны» (The Guardian, 10.04). Корбин отметил необходимость диалога между Россией и США для мирного урегулирования конфликта, а заявление Джонсона о вероятности дальнейших ударов США по Сирии назвал противоречащим этой цели.

В редакционной статье Independent (09.04) автор написал, что отказ Джонсона от визита в Россию поставил Великобританию на место, став «разочаровывающим признанием незначительности Великобритании в мировых вопросах». Он предположил, что на решение Джонсона повлиял Тиллерсон, поначалу намеревавшийся использовать британского министра иностранных дел в качестве параллельного канала связи с Кремлем, однако отказавшийся от этой затеи. В конце заметки автор задается вопросом о том, зачем Британии нужен ответственный за дипломатию министр, если никто не верит в его дипломатические таланты.

В статье The Telegraph (12.04) журналист посоветовал Борису Джонсону не делать пустых угроз. Министр не сумел выполнить свое обещание и добиться принятия новых антироссийских санкций на саммите G7, что поставило в неудобное положение Рекса Тиллерсона, лишенного поддержки со стороны своих европейских коллег на переговорах с Москвой — те объяснили свой отказ от новых санкций нежеланием «загонять Путина в угол».

Переговоры Тиллерсона с Россией

Путин не внял призыву Тиллерсона отказаться от поддержки Асада, чтобы наладить отношения с США, сообщает The Times (03.04). Спустя час после переговоров Тиллерсона с Лавровым Россия заблокировала резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую химическую атаку в Идлибе. Тем не менее, по словам Лаврова, переговоры прошли не зря, поскольку привели к лучшему пониманию между сторонами.

Анализируя причины, по которым Россия не готова отказаться от поддержки сирийского президента, журналист The Guardian (10.04) назвал в числе основных факторов престиж Путина, слишком много вложившего в эту войну, а также влияние России в регионе. По его мнению, у Тиллерсона не слишком много способов повлиять на Путина: хотя ракетный удар, одобренный Трампом, мог удивить Кремль, мало кто всерьез ожидает, что США готовы на полноценное вторжение. Пассивность Обамы позволила Путину укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, Турция договорилась с Россией, а Асад близок к победе, — даже если бы Трамп действительно хотел в корне изменить ситуацию, у него нет места для маневра.