Еще недавно казалось, что США и Россия готовы к сотрудничеству в Сирии, однако американский удар по сирийской авиабазе Шайрат перечеркнул эти надежды, — говорит бывший дипломат Петр Лукашевич (Piotr Łukasiewicz) в беседе с Krytyka Polityczna (07.04). Путин не оказался безумцем, а Трамп — марионеткой российского президента, период «псевдоперезагрузки» быстро подошел к концу, Россия и Америка вновь стали конкурентами, отмечает собеседник издания, предупреждая, что охлаждение отношений двух стран может обернуться жертвами среди их военнослужащих.

Его тревогу вызывает заявление Кремля о том, что он приостанавливает соглашение с США об обеспечении безопасности полетов в ходе операций в Сирии. Это означает, что риск столкновения самолетов двух стран в ее воздушном пространстве увеличился. Отсутствие каналов коммуникации грозит также гибелью россиян, находящихся на правительственных базах, которые могут стать целями следующих американских атак, а Россия, в свою очередь, может усилить бомбардировки проамериканских сирийских сил, предупреждает дипломат.

Любовь России к Клинтону закончилась, когда НАТО начало бомбить Югославию, Буш превратился во врага Москвы из-за вторжения в Ирак и поддержки цветных революций в Грузии и на Украине, Обама стал воплощением зла после введения антироссийских санкций, а сейчас вступить на путь своих предшественников готовится новый американский лидер. Россия внесла большой политический, а, возможно, как предполагает Dziennik Gazeta Prawna (10.04), и финансовый вклад в победу Дональда Трампа, но всего через несколько месяцев после инаугурации он решил нанести удар по ее основному союзнику на Ближнем Востоке и одновременно поставил под угрозу существование единственного российского выхода в Средиземное море.

Даже если Трамп в ходе избирательной кампании был лишь кремлевской марионеткой, то особенности его личности и инструменты, какими располагает лидер единственной сверхдержавы, создали почву для того, чтобы он занял самостоятельную позицию, подчеркивает публицист газеты. Хвост порой виляет собакой, но в американо-российских отношениях этого случится не может, ведь Америка слишком сильна, чтобы позволить России собой руководить, резюмирует он.

Предвыборные заявления Трампа вызывали у многих тревогу, однако сейчас он четко дал понять, что не собирается делиться с россиянами сферами влияния, — развивает мысль комментатор Rzeczpospolita (10.04) и перечисляет четыре причины, по которым американский президент отвернулся от Кремля. Во-первых, Трамп убедился, что Путин не может предложить ему ничего весомого в обмен на американо-российскую перезагрузку, во-вторых, Республиканская партия выступала против пророссийского курса, в-третьих, связи соратников президента с представителями России бросали тень на его деятельность. Наконец, в-четвертых, оказалось, что Москва не собирается помогать Вашингтону в борьбе с терроризмом.

«Опасения, что грядет новое Ялтинское соглашение, развеялись, и это не может не радовать Польшу и страны нашего региона. Одновременно стали звучать мнения, что надвигается третья мировая война. Ее предвещают разочарованные россияне и те, кто симпатизирует Москве. Это должно еще сильнее сплотить западный мир и его союзников», — подводит итог автор публикации.

Вполне возможно, размышляет Dziennik Gazeta Prawna (12.02), что решительность в международной политике, которую продемонстрировал Вашингтон, — это лишь стремление поднять ставки, а Дональд Трамп и его команда не отказываются от возможного соглашения с Москвой и лишь хотят обеспечить себе более выгодную исходную позицию на переговорах. Газета не умаляет риска столкновения американских и российских сил на территории Сирии, который возрос в сложившейся ситуации, однако успокаивает читателей, что третьей мировой войны с применением ядерных вооружений опасаться не стоит.

В годы холодной войны, напоминает она, советские и американские войска уже принимали участие в разных периферийных конфликтах, воюя по их разные стороны, но это не закончилось катастрофой. «Дональд Трамп и Владимир Путин при всей непредсказуемости и неуступчивости обладают инстинктом самосохранения. Они осознают, что в случае открытой конфронтации за пределами периферий в проигрыше останутся обе стороны. Во всяком случае, остается надеяться, что они на самом деле обладают таким инстинктом».

Россияне начали корректировать свои ожидания в отношении нового хозяина Белого дома уже некоторое время назад, все меньше веря тому, что он на самом деле стремится наладить тесные отношения с Владимиром Путиным, — отмечает сотрудник лондонского Центра европейских реформ Ян Бонд (Ian Bond) в интервью корреспонденту RMF FM (08.04). Он предлагает две версии объяснения, почему российская противовоздушная оборона знала о готовящемся ударе, но даже не предприняла попытки сбить американские ракеты: или этот удар застал россиян врасплох, или они были уверены в том, что он будет единичным, и позволили американцам провести карательную операцию, надеясь на дальнейшую нормализацию ситуации.

Как говорит собеседник радиостанции, действия американцев не разрушат глобальный фронт борьбы с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация, — прим. ред.) по той простой причине, что его не существовало. Сирийские войска чаще нападали на умеренных противников Дамаска, чем на радикальных исламистов, тем же самым занимались российские военные. «До этого они применяли эту тактику в Чечне, — напоминает Бонд. — Сначала они расправились с умеренной оппозицией, а потом, говоря, что переговоры вести не с кем, уничтожили радикалов. Так сейчас происходит в Сирии».

Пока реакция Кремля на американскую операцию оказалась относительно мягкой, однако ему придется дать решительный ответ, ведь «этого требует миссия восстановления великодержавной позиции России, которую возложил на себя Владимир Путин, руководствуясь собственными амбициями и ожиданиями российского общества, вот уже не первый год слышащего о том, что родина „встает с колен“», — пишет Gazeta Wyborcza (09.04). Проблема Москвы заключается в том, что Сирия — это не Украина или Грузия, где Кремль мог, преследуя собственные интересы, развязать войну. Ближний Восток находится слишком далеко, а США слишком сильны, чтобы вступать с ними в открытый конфликт.

Публицист газеты не исключает, что Россия предпримет следующий шаг там, где она чувствует свое превосходство над американцами, — в Восточно-Центральной Европе. Вторым полем ее активности, как он полагает, могут стать США, где Сенат занялся изучением контактов представителей администрации Трампа с россиянами. «Если информация, которой располагает Москва, может действительно скомпрометировать американского президента, лучшего момента, чтобы ее использовать, не представится. Вопрос, решится ли она на это».

Американские действия могли быть согласованы с Китаем, который пересмотрел свою политику и решил сделать ставку на сотрудничество с США, пожертвовав ради него связями с Москвой, высказывает предположение Gazeta Polska Codziennie (09.04). Если такая версия подтвердится, значит, союзы резко изменились. В краткосрочной перспективе, по мнению автора комментария, это угрожает тем, что «прижатая к стенке Россия», не выбирая средств, решит нанести удар по восточному флангу НАТО. Полякам следует теперь бояться не внезапной вспышки любви между Трампом и Путиным, а «неистовой ненависти российского сатрапа», поскольку военная доктрина Москвы допускает применение ядерного оружия «даже после одной проигранной битвы».

Представленный в статье долгосрочный прогноз выглядит для России неутешительно. Запад, неспособный справиться с российской проблемой, обратится за помощью к Пекину, а в итоге на обломках Российской Федерации, которая «еще при нашей жизни прекратит свое существование в нынешней форме», появится «биполярный мир, в котором часть сферы влияний отойдет Китаю, а часть — США».

Жертвами американского удара по авиабазе Шайрат оказались несколько сотен россиян, которые не смогут воспользоваться своими оплаченными путевками в Турцию: так Москва мстит Анкаре за то, что та поддержала американцев и потребовала ухода Башара Асада, сообщает Gazeta Wyborcza (12.04). С одной стороны, Россия и Турция формально остаются союзниками в войне в Сирии, с другой, их конфликт, который начался осенью 2015 года после того, как турки сбили российский военный самолет, продолжает тлеть до сих пор. Россияне не спешат отменять запрет на ввоз турецких овощей и фруктов, а Анкара вводит высокие пошлины на импорт российской пшеницы, гороха, кукурузы, риса и подсолнечного масла. Кремль пошел на ответный шаг и заявил о возможной приостановке чартерных рейсов в Турцию.

«Нам следует обратить внимание на тот урок, который россияне преподнесли туркам. Даже если мы пойдем Москве на уступки и, например, признаем, что Крым и Донбасс принадлежат ей, мы не извлечем той выгоды, на которую некоторые рассчитывают. Наши яблоки никогда не увидят московских прилавков, как и турецкие помидоры. Впрочем, Владимир Путин уже давно публично заявил о том, что запрет на ввоз попавших под санкции товаров будет сохраняться настолько долго, насколько это возможно», — завершает свои размышления издание.