Ракетный удар США по Сирии показывает, что Дональд Трамп радикально меняет американскую внешнюю политику и будет предпринимать шаги, направленные на ухудшение отношений России с Китаем, Ираном, а также  изоляцию России на Ближнем Востоке (Yeni Şafak, 10.04). Конечно, Россия едва ли откажется в один момент от множества приобретенных ею преимуществ и выйдет из Сирии, но в дальнейшем она не сможет делать в этом регионе все, что пожелает.

Трамп, который обстрелял ракетами авиабазу Шайрат в Сирии, вполне осознавал, как на это отреагируют русские. Однако возможно, ему важнее было ублажить неоконсерваторов и стереть в американском истеблишменте представление о том, что он «марионетка Путина», хотя при этом были поставлены под угрозу срыва планы по построению добрых отношений с Россией (T24, 10.04; Milliyet, 10.04; Habertürk, 11.04).

В ответ на ракетный удар США по Сирии Путин продемонстрировал привычную внешне спокойную и дистанцированную позицию, которую можно назвать «громовым молчанием». Если Путин не реагирует немедленно и моментально, то как и когда он демонстрирует свою реакцию?— поинтересовалась Sabah (10.04), но так и не дала ответа на этот вопрос.

Судя по тому, что за «разовым» ударом США по Сирии не последовало военного ответа со стороны России и Ирана, можно ожидать, что российская и американская стороны пытаются контролировать возникшую в этой связи напряженность (Milliyet, 11.04; Hürriyet 11.04). В то время, как вокруг дальнейшей стратегии США в Сирии продолжает сохраняться неопределенность, стратегия России совершенно очевидна: Москва решительно настроена выполнять свои обязательства, направленные на обеспечение поддержки Асада и его пребывание у власти.

Очевидно, ракетный удар США по Сирии состоялся в результате торга Трампа и Путина, с согласия России (Star, 10.04). Стороны договорились о том, что США проведут «ограниченную» операцию, которая не пошатнет кресло Асада, а Россия не даст военного ответа. В результате Трамп, переживающий непростые времена во внутренней политике из-за пресловутых «связей с Россией», показал себя как «главнокомандующий» и «президент».

Причина напряженности в отношениях США и России — прежде всего астанинский процесс урегулирования сирийского кризиса без участия США, пришла к выводу Habertürk (11.04). Беспокойство Вашингтона вызвал тот факт, что Москва перетянула на свою сторону такого «традиционного союзника» США, как Турция. На плечи Турции как единственного «острова стабильности», который находится в эпицентре кризиса между Россией и США, ложится непростая задача.

Сейчас, в период, когда отношения Турции с Россией только начинают налаживаться, Турции не следует после ракетного удара США по Сирии демонстрировать некую безмерную, непропорциональную приверженность США, ЕС, странам Персидского залива, теряя «суперкрупную карту» в лице России, считает Milliyet (11.04). Эту карту, по мнению газеты, имеет смысл выкладывать на стол, лишь когда США пытаются давить на Турцию во внешней политике.

Руководство Турции выступило самым ярым сторонником ракетного удара США по Сирии, словно не думая ни об отношениях с Россией, ни об астанинском процессе, но создавая впечатление, что оно отказывается от сотрудничества с Россией и вновь озвучивает цель «свергнуть Асада», сообщал телеканал T24 (11.04). На этом фоне из Москвы пришла информация о том, что чартерные полеты из России в Турцию снова могут быть остановлены. Это может стать катастрофой для турецкого туризма и, кроме того, подвергнет риску весь спектр отношений Турции с Россией.

Заявление о возможном запрете чартерных рейсов стало новой ответной мерой России на «пшеничный запрет» Турции (Medya Günlüğü, 11.04). Россию разозлило то, что Турция, введя пошлину на российскую пшеницу, пошла на этот шаг на практике и, будучи одним из гарантов перемирия в Сирии в рамках астанинского процесса, поддержала ракетный удар США по Сирии.

Информация о возможном запрете чартеров под предлогом «сложной внутриполитической ситуации в Турции» появилась в период, когда между США и Турцией наблюдается сближение по вопросу о «Сирии без Асада», при этом туризм — это важнейший козырь, который Россия сейчас может использовать против Турции (Habertürk, 12.04).

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) совершает визит в Москву сразу после возникновения кризиса в российско-американских отношениях на фоне ракетного удара США по авиабазе Шайрат (Yeni Şafak, 11.04). Это первый визит высокопоставленного лица из администрации Трампа в Россию.

Приоритетная повестка дня Тиллерсона — сирийская проблема, но, как становится понятно из совместной пресс-конференции Тиллерсона и Лаврова, стороны не смогли достичь какого-либо прогресса в сирийском вопросе, отметила Milliyet (14.04) и указала, что при этом единственной темой, которая была объявлена как общая позиция, остается борьба с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация – прим. ред.).

Россия оказала американскому гостю холодный прием, и это показывает, что преодолеть напряженность, возникшую на фоне ракетного удара США по Сирии, несмотря на то, что Россия была заранее оповещена о нем, будет непросто (Hürriyet, 13.04).

Накануне визита в Москву Тиллерсон заявил, что Россия должна принять решение — с кем ей быть: с Асадом или с Западом (Hürriyet, 14.04). Холодная встреча в Москве, а также то, что Россия в очередной раз ветировала резолюцию по Сирии в СБ ООН, показывает, что Путин продолжит поддерживать дамасский режим по военным, политическим, стратегическим причинам. Правительство Асада останется важнейшей «пешкой» Москвы на ближневосточной шахматной доске, с помощью которой Москва усилила военное присутствие в Сирии и получила возможность вблизи наблюдать за торгом о передаче ближневосточного природного газа в Европу. Поэтому ответ на вопрос о том, «пожертвует» ли Россия Асадом, на самом деле таится в вопросе о том, насколько Запад готов пойти на уступки.

Главный вопрос, который стоит между Россией и США, — Сирия и положение Асада, но есть и другие источники напряженности, о которых стороны тоже, должно быть, говорили в Москве: Украина, «аннексия» Крыма, проблема «Грузия — Южная Осетия», военная напряженность на границах России с Восточной Европой и Прибалтикой, наращивание НАТО военной мощи против России (Türkiye, 13.04).

На первый взгляд может показаться, что две ядерные державы — США и Россия — готовы схлестнуться друг с другом в сирийском вопросе. Но то, что США одновременно повысили напряжение и в отношениях с Северной Кореей, а также переговоры глав внешнеполитических ведомств России и США в Москве позволяют иначе трактовать напряженность в отношениях США и России (Star, 14.04). Становится понятно, что США и Россия договорились друг с другом о создании видимости конфликта между ними. Этот процесс, с одной стороны, впускает США в Сирию, обеспечивает приемлемость новой администрации США в глазах их союзников и отсекает предположения о сотрудничестве США и России, а с другой — предполагает возможность ответных уступок со стороны США на Украине, в Средней Азии.