26 ноября сотрудники ФСБ задержали в Москве польского историка Хенрика Глембоцкого и вручили ему документ с требованием покинуть территорию России. Из последующего заявления официального представителя МИД РФ Марии Захаровой следовало, что таким образом Москва решила отреагировать на выдворение из Польши российского ученого Дмитрия Карнаухова, рассказывает Dziennik Gazeta Prawna (27.11). Как напоминает издание, Агентство безопасности Польши обвинило сотрудника Российского института стратегических исследований в том, что тот поддерживал контакты со спецслужбами своей страны и вел угрожающую польским интересам деятельность, включавшую в себя «элементы гибридной войны».

В свою очередь, внешнеполитическое ведомство Польши выразило недоумение по поводу инцидента с польским историком. Научная работа Хенрика Глембоцкого была направлена на нормализацию отношений между Польшей и Россией, в связи с этим его безосновательную высылку следует назвать очередным элементом пропагандистской антипольской кампании, которую развязала в последние месяцы российская сторона, и подтверждением того, что проблемы в диалоге между нашими странами возникают из-за шагов Москвы, говорится в его официальном заявлении.

Высылка из России Хенрика Глембоцкого — это новый этап войны, разворачивающейся в сфере исторической политики, констатирует сотрудник Польской академии наук Гжегож Кухарчик в эфире Radio Maryja (28.11). Он отмечает, что в России придают огромное значение историческим исследованиям и образу прошлого, который в них предстает, а поэтому там наверняка заметили труды исследователя, посвященные польско-российским отношениям, и сочли его опасным человеком.

«В 2009 году в доктрину безопасности РФ внесли пункт, гласящий, что угрозой безопасности Российской Федерации будет считаться распространение мнений, которые, например, ставят под вопрос такие достижения Советского Союза, как борьба с фашизмом и освобождение Европы в 1945 году. В свете этой доктрины исследования Глембоцкого выглядят прямой угрозой безопасности», — заключает он.

Глава Института национальной памяти Польши Ярослав Шарек в интервью Nasz Dziennik (28.11) называет шаг Москвы попыткой ограничить свободу научных исследований. Польским историкам, отправляющимся в Россию, придется теперь задуматься, продолжать ли свои изыскания и какими темами заниматься, если деятельность Хенрика Глембоцкого встретилась с такой реакцией, предупреждает собеседник газеты.

Противопоставляя российские реалии польским, он рассказывает о прошедшей в Лодзи в начале ноября международной конференции «Победители и победительницы: узники советских лагерей», в которой принимали участие ученые из разных городов России и стран постсоветского пространства. «На конференции были, правда, отдельные люди, которые повторяли тезисы советской пропаганды, но никому не пришло в голову отправлять их домой, ведь фундамент научной деятельности — это свобода и поиск правды».

Сам выдворенный из России историк полагает, что российские власти ведут своеобразную игру, разрешая одним людям изучать историю и документировать преступления прошлого и запрещая другим вести такую деятельность (Nasz Dziennik, 30.11). Одновременно он выражает надежду на то, что произошедшая с ним неприятная история привлечет внимание общественности к проблеме доступности архивных материалов, а также к судьбе российских исследователей, которым приходится работать в куда более сложных условиях, чем их польским коллегам.

Ученый подчеркивает, что не все преступления советской эпохи получили должное освещение в научной литературе, а многие их жертвы продолжают покоиться в безымянных могилах. Эта проблема касается, в частности, так называемых национальных операций НКВД, в ходе которых самой многочисленной этнической группой, подвергшейся репрессиям, оказались поляки. Представители российского руководства стараются проявить добрую волю и, например, принимают участие в мемориальных мероприятиях или возлагают перед телекамерами цветы на могилы погибших. Сложно, однако, забыть, что эти люди остаются выходцами из очередных инкарнаций тех спецслужб, которые несут ответственность за преступления. В свою очередь в провинции региональные власти зачастую напрямую препятствуют изучению такого рода тематики, добавляет Глембоцкий.

Rzeczpospolita (26.11) следила за развитием ситуации в самопровозглашенной Луганской народной республике, где произошла смена руководства. Как пишет газета, ссылаясь на мнения экспертов, «опереточный переворот» произошел там по финансовым причинам: противоборствующие стороны вступили в борьбу за доходы от продажи угля (в Россию) и наркотиков (из России на Украину). Первой сферой занимался бывший глава ЛНР Игорь Плотницкий и его опекуны из Кремля, а второй — местные министры внутренних дел и безопасности, куратором которых выступает российская ФСБ. Путчу предшествовала гангстерская война и покушение на «президента» республики, после которой тот провел жестокую чистку в рядах своих врагов.

Однако те, кому удалось выжить, сумели в итоге свергнуть руководителя ЛНР, обвинив его в сговоре с Украиной. Слухи о том, что Луганск готов вновь войти в состав украинского государства, как объясняет издание, появились после визита в Донбасс Вячеслава Суркова  — главного московского «шефа» Плотницкого, и именно эта поездка, по всей вероятности, стала для заговорщиков сигналом к действиям.

Подоплекой конфликта в ЛНР послужило соперничество за власть и деньги: как поступающие от преступной деятельности, так и выделяющиеся Москвой на содержание непризнанной республики, развивает тему аналитик варшавского Центра восточных исследований, комментарий которого публикует Biznes Alert (30.11).

Царящий в регионе хаос и обострившаяся борьба между группами боевиков вызывали раздражение у России, которая стремится ограничить свои расходы на Донбасс, а разжиганием одних конфликтов и сглаживанием других напрямую или опосредовано занимались там российские игроки, контролирующие Луганскую и Донецкую республику.

С одной стороны, пишет эксперт, вооруженный переворот в ЛНР негативно отразится на имидже России, которая старается убедить Киев признать сепаратистов полноценной стороной переговоров для урегулирования донбасского конфликта, а также показать Западу, что она стремится к нормализации обстановки в регионе. С другой стороны, Москва может использовать отстранение от власти скомпрометировавшего себя Плотницкого для усиления контроля над руководством ЛНР в том числе со стороны ФСБ, которой, как считается, подчиняется новый глава непризнанной республики — Леонид Пасечник.

Сотрудник Киевского национального университета и председатель правления международного фонда East European Security Research Initiative Foundation Максим Хилько убежден, что в конфликте с участием Плотницкого замешана Россия. Как он объясняет Polskie Radio (24.11), когда лидер ЛНР начал говорить о том, что его республике следует обдумать условия существования в рамках украинского государства, в дело вмешалась Москва. Она решила показать сепаратистам, что они должны занять жесткую позицию в отношении Украины, а это привело к обострению ситуации.

Первым шагом к урегулированию конфликта в Донбассе могло бы, по мнению эксперта, стать появление там миротворческих сил ООН, однако Россия будет блокировать все приемлемые предложения в этой сфере, рассматривая несколько сценариев дальнейшего развития событий. Первый предполагает сохранение нынешней ситуации, при которой военный конфликт подрывает экономику Украины и мешает ее интеграции с ЕС и НАТО. Второй и третий — это замораживание конфликта, как в Молдавии, или провозглашение непризнанных государств, как в Грузии. Кроме того, если перед грядущими президентскими выборами Владимир Путин почувствует, что он теряет поддержку избирателей, для мобилизации россиян может быть использована эскалация конфликта в Донбассе.

Из Вашингтона поступают сигналы, что США и Россия ведут тайные переговоры по Украине, стремясь стабилизировать политическую и правовую ситуацию Донбасса, а, возможно, и Крыма, сообщает wPolityce.pl (27.11). Речь, по словам автора публикации, шла, в частности, о проекте официальной передачи этих регионов в долгосрочную аренду России. Такой план позволял Москве освободиться от западных санкций, но одновременно означал, что окончательным решением вопроса этих регионов придется заниматься уже следующим поколением американцев, европейцев, россиян и украинцев, а кроме того, вынуждал Кремль отказаться от триумфального присоединения Крымского полуострова.

Российская сторона отмела это предложение и сделала ставку на другой проект: введение в Донбасс миротворческого контингента ООН. С помощью этой стратегии «любящий играть в геополитические шахматы» Путин надеется одержать верх над дебютантом Трампом и его европейскими союзниками, поскольку присутствие миротворцев на «границе» ДНР и ЛНР сделает самопровозглашенные республики похожими на государства, а отсутствие таких сил на «границе» с Крымом опосредованно узаконит российскую аннексию. В этом контексте стоит вспомнить о том, что некоторые спорные границы в мире остаются под наблюдением ООН не один десяток лет, обращает внимание журналист.