Джон Данлоп (John Dunlop) - старший научный сотрудник в Институте Гувера (Hoover Institution) и эксперт по внутренней политике России, российскому национализму и закату Советского Союза. В 1990-е годы он был наблюдателем за выборами в ряде стран бывшего Восточного блока, осуществляющих переход к демократии.

Во время последней встречи в кафе кампуса Стэнфордского университета Дэниел Фостер (Daniel Foster) из National Review Online пообщался с Данлопом на тему завершения провалившегося эксперимента с Медведевым и возвращения в президенты Владимира Путина. Диалог также охватил тему динамики грядущих российских парламентских выборов, «путинского Карла Роува» (Карл Роув (Karl Rove) - политик, занимавший пост старшего советника и заместителя главы администрации Джорджа Буша, «путинским Карлом Роувом» иностранные источник часто называют идеологов российского тандема, чаще всего Владислава Суркова, прим. перев.), его имперские амбиции в советском стиле, и того, что считается демократией в становящейся все более коррумпированной и тоталитарной Российской Федерации.


Читайте еще: Райс: претензия Путина на президентское кресло - насмешка над демократией

Оставайтесь с нами - завтра будет опубликована вторая часть этого разговора.

ДЭНИЕЛ ФОСТЕР: Вы писали и работали во время переходного периода от советской эпохи к Российской Федерации. Можете вы сравнить качество либеральных и демократических институтов в образовывающейся Российской Федерации начала 1990-х и в сегодняшней России? Стало ли лучше, хуже?

ДЖОН ДАНЛОП:
Я думаю, что если вы говорите о выборах, то тут нет никаких вопросов - они стали хуже. У меня нет никаких сомнений в этом, потому что российские выборы, за которыми я наблюдал в 1995 и 1996 годах, хотя там и были определенные значительные проблемы, но они тем не менее содержали в себе большую степень свободы, и нет никаких сомнений в том, что люди в то время имели возможность выразить свою волю на выборах - хотя и имелись вопросы относительно того, не использовал ли Ельцин свои возможности контролировать телевидение. Но по сравнению с тем, что мы имеем сейчас, это была свобода в полном смысле слова.

- Так как же получился Путин, в первый раз? Можете рассказать?
- Ну, если попробовать ответить вкратце, то его пропихнул на должность Ельцин. Он хотел найти кого-то, кто бы обеспечил защиту его семьи и его репутации, и у него также имелась очень серьезная озабоченность, даже страх, относительно того, что будет, если оппоненты раннего Путина и лидеры движения «Отечество-Вся Россия» Юрий Лужков и Евгений Примаков придут к власти по итогам парламентских выборов 1999 и президентских выборов 2000 года. Путин был частью ельцинской команды, и в 1998 году Ельцин сделал Путина главой ФСБ (российской службы отечественной безопасности). И он также выполнял другую работу для Ельцина - в какой-то момент он осуществлял надзор за региональной политикой, и так далее. Мы знаем из того, что говорил Ельцин, и из того, что содержится в трех томах его мемуаров, а также из того, что говорила в ряде заявлений дочь Ельцина - что он очень высоко ценил Путина как крайне эффективного человека, который был полностью предан ему и службе. Так что вот и ответ. Путина назначил ответственным Ельцин. Позднее Ельцин начал в сожалеть о том, что он сделал, но было уже слишком поздно.

 
- Ну, этим я и интересуюсь. Было ли неизбежным с приходом Путина к власти, утвердить этот крайне тоталитарный контроль, или это так получилось? На этот вопрос сложно ответить, но вы предположили, что Ельцин практически не знал, что он делает.

Еще по теме: возвращение Путина в президенты будет означать застой и стагнацию

- Нет, я думаю, Ельцин не хотел, или по крайней мере он говорил, что не хотел, того, что произошло. С другой стороны, он не знал этого заранее. Конечно, у Путина был свой собственный план, и он постепенно его реализовывал. Другими словами, первый срок Путина, с 2000 по 2004 годы, был гораздо более умеренным во многих отношениях, чем его второй срок, а потом и междуцарствие, которое имеет место быть сейчас, во время которого он по-прежнему остается главной фигурой. И два его следующих срока, предположительно, станут еще более авторитарными. По крайней мере, с моей точки зрения, все выглядит именно так. Но изначально у него был, например, весьма либеральный премьер-министр, Михаил Касьянов, который сейчас является одним из лидеров оппозиции. Были и другие фигуры, которых можно было считать умеренными. Но в основном Путин нащупывал свой путь, а также приобретал уверенность. И он очень эффективный лидер. Тут вопросов нет. Он хорош в ближнем бою, в столкновениях с противниками в своем собственном окружении, хороший интриган, и поэтому во время своего второго срока он фактически погряз во все более усиливающемся авторитаризме.


- Позвольте мне задать аналогичный вопрос про нынешнее десятилетие. После того, как Путин принял решение символически передать власть Медведеву, среди западных наблюдателей было много надежд относительно перспектив Медведева. Как так получилось, что обещания президента Медведева не осуществились, а также почему ему не удалось дистанцироваться от политики Путина?

Еще по теме: каким будет Путин II? Отвечает Путин I


- Ну, это очень сложная история. Российская Конституция гласит, что один человек не может занимать президентский пост больше двух сроков подряд. Ты можешь работать бесконечное количество сроков, но подряд - только два. Поэтому Путину нужен был кто-то, кто мог бы заполнить этот пробел между вторым и третьим сроками. Действительно, пока он был премьер-министром, он мог попросить Медведева уйти уже через несколько дней или около того, но, и я считаю весьма мудрым шагом со стороны Путина, он не хотел ссор. Поэтому он выбрал человека, которого он лично очень хорошо знал. Они много лет работали вместе. Он понимал, что Медведев был не силен в плане харизмы, и в большей или меньшей степени будет делать то, чего хочет Путин. Поэтому, я бы сказал, что соглашение о тандеме действительно работало очень хорошо с точки зрения Путина, хотя были небольшие затруднения.

Каковы были намерения Медведева - думал ли он действительно серьезно о том, что может стать более сильным из них двоих, и так далее? - этот вопрос требует серьезного обсуждения. Но я думаю, что у Медведева были надежды на то, что Путин попросит его (или позволит ему) остаться на следующий срок. Есть разные теории насчет того, почему он ушел. Один политолог по имени Глеб Олегович Павловский сказал, что по сути Медведев был принужден уйти шантажом и угрозами. Я не знаю, правда ли это или нет, но об этом в России говорят самые известные комментаторы.

- Итак, что же вы думаете относительно западных сообщений о делании из мухи слона во время публично демонстрируемых разногласий между ними обоими: Медведев говорит Х на тему У, и это противоречит чему-то, что говорит Путин. Насколько легитимными были эти различия? Просил ли Медведев разрешения их демонстрировать? Были ли их разногласия скоординированными?
- Многие думают, что это была игра в «доброго полицейского и злого полицейского». И что поведение двух лидеров было предназначено для разной аудитории: Медведев апеллировал к более образованному, технологически подкованному классу пользователей «твиттера», а Путин произносил свои речи для силовых министерств, пожилых людей, более консервативного спектра электората. Я думаю, в этом есть доля истины. Определенно происходило именно это. Но может быть и так, что Медведев в какой-то момент испытывал какие-то надежды, которые не оправдались. Я не могу с уверенностью говорить об этом, потому что я просто не знаю.

Читайте еще: феномен Путина

- Так значит, вы думаете, что это было потенциально во власти Медведева и зависело от его воли - провозгласить или нет свое желание идти на второй срок? Другими словами, это могло произойти?
- О да! Абсолютно! У меня нет никаких сомнений по этому поводу, но когда появилось давление…

- То есть он не был в такой степени креатурой Путина, чтобы никогда не пытаться идти своим путем?

- Теперь все выглядит так, что он был все время креатурой Путина, потому что он согласился уйти. Но многие западные правительства, по моему мнению, ставили на то, что Медведев останется, по двум причинам. Во-первых, это позволяло им маскировать истинную природу режима, в котором доминирующей фигурой был Путин. Они могли сказать: «Нет, нет. Вот этот молодой парень Медведев, он прогрессивный», и так далее. А во-вторых, к некоторой их чести, они также думали, что постепенно Медведев сможет накопить все больше и больше власти и влияния, и назначать на ключевые должности все больше своих людей. К сожалению, эти планы оказались фантазией. Так не получилось.

Дэниел Фостер (Daniel Foster) - редактор новостей в National Review Online