С распадом Советского Союза в 1991 году дал обратный ход процесс, происходивший с 17-го века, когда возникла Российская империя. Она в конечном итоге должна была вобрать в себя в себя четыре главных компонента: Восточную Европу, Центральную Азию, Кавказ и Сибирь. В ее основе лежала ось Санкт-Петербург - Москва, а ее центром притяжения были Россия, Белоруссия и Украина. Границы у нее всегда были динамичными, в основном расширяясь, но периодически и сокращаясь, когда того требовала международная обстановка. На пике своего развития, с 1945 по 1989 год, она достигла центральной Германии, господствуя в тех землях, которые захватила в ходе Второй мировой войны. Российская империя никогда не была в состоянии мира. Как часто случается с империями, всегда находились части ее территории, которые оказывали сопротивление (порой насильственное), районы, овладеть которыми стремились соседние державы, а также, земли, которых жаждала сама Россия.


Российская империя опровергла посылку о том, что политической и военной силе нужна мощная экономика. Она никогда не процветала, но часто была сильной. Русские разгромили Наполеона и Гитлера, а также более сорока лет противостояли намного более богатым американцам в холодной войне, хотя экономика у них была менее развитой и передовой. Экономическая слабость этой страны порой подрывала ее военную мощь; но чтобы понять Россию, надо начать с осознания того, что взаимоотношения  между военной и экономической мощью не такие уж и простые.

Экономика и безопасность

Есть много причин экономической дисфункции России, но первым объяснением, пусть и неполным, является  ее географическое положение и транспорт. У русских и украинцев одни из лучших в мире сельскохозяйственные угодья, сравнимые с американским Средним Западом. Различие в транспорте, в способности перевозить урожай в другие части империи и в отдаленные населенные центры. В США есть речная система Миссисипи-Миссури-Огайо, которая охватывает и объединяет огромный район от Скалистых до Аппалачских гор. Российские же реки не создают в стране интегрированную транспортную сеть. А учитывая расстояния и отсутствие альтернативных видов транспорта, российские железные дороги никогда не могли надежно обеспечить перевозки сельскохозяйственной продукции.

Читайте также: Сибирский вызов царя Путина: "Я вновь заселю эти земли"

Нельзя сказать, что интеграции в экономике империи не было, и что она не была тем фактором, который объединял ее и удерживал вместе. Просто недостаток экономической интеграции, и слабость сельскохозяйственного транспорта в частности самым серьезным образом ограничивали и сдерживали благосостояние и экономическое процветание в Российской империи и в Советском Союзе. В то же время, относительная недоразвитость империи, а затем союза лишали их возможности успешно соперничать с Западной Европой. Следовательно, у составляющих империю и союз частей была серьезная экономическая мотивация для интеграции и объединения друг с другом. Между этими нациями могла быть синергическая связь на более низком уровне развития.

Экономика это один фактор, связывавший воедино Российскую империю и Советский Союз. Вторым фактором была армия и аппарат безопасности. В частности, российский аппарат безопасности сыграл важную роль в сохранении целостности сначала империи, а потом и союза. Во многом это был самый современный и самый эффективный институт, имевшийся у России. Каждый раз, когда у входивших в ее состав территорий возникало искушение выйти из состава империи или союза, эти попытки решительно подавлялись внутренними силами безопасности, которые отыскивали и уничтожали выступавшую против центра оппозицию. Можно сказать, что империю создала армия. Экономические интересы были слабой силой, объединявшей империю, а аппарат безопасности был ее сильной стороной. Чтобы выжить и развиваться, империи и союзу надо было строить экономические отношения таким образом, что некоторые регионы оказывались в невыгодном положении, а другие в выигрышной ситуации. Такое могло произойти лишь в том случае, если государство было достаточно сильным, чтобы насаждать эту реальность. А поскольку само государство по большинству параметров было ограничено, вместо него эту функцию выполнял аппарат безопасности. Когда аппарат безопасности давал сбои, как было в конце Первой мировой войны и в период 1989-1991 годов, режим был не в состоянии это пережить. Когда аппарат безопасности преуспевал, он все удерживал вместе и воедино.

Также по теме: Медведев с Путиным перекрывает кислород оппозиции в регионах

В Российской империи экономические силы и силы безопасности дополнялись объединяющей идеологией. Речь идет о Русской православной церкви, которая предоставляла логическое обоснование существующей системе. Аппарат государственной безопасности работал вместе с церковью и против диссидентских элементов в других религиях империи. В Советском Союзе религиозная идеология дополнялась светской идеологией марксизма-ленинизма. Советский Союз использовал свой аппарат безопасности в попытке преобразовать экономику и сокрушить оппозицию, что крайне негативно отражалось на таких преобразованиях. В определенном смысле марксизм-ленинизм был более эффективной идеологией, так как русское православие создавало религиозные различия, а марксизм-ленинизм было одинаково враждебен ко всем религиям и безразличен к многочисленным народам и народностям, населявшим страну - по крайней мере, теоретически.



Распад Советского Союза на самом деле начался с кризиса в экономике, который породил кризис в системе безопасности КГБ. Именно руководитель КГБ Юрий Андропов начал первым осознавать, насколько слабой и неэффективной стала в брежневские годы советская экономика в условиях усиления коррупции и увеличения военных расходов. КГБ понял две вещи. Первое, что России необходима реструктуризация (перестройка), иначе наступит крах. Второе, что Советскому Союзу придется избавиться от своей традиционной изоляции и открыть страну для западных технологий и методов работы (гласность). Советский лидер Михаил Горбачев был реформатором, но он также был коммунистом, пытавшимся реформировать систему и спасти партию. Он исходил из модели КГБ. Он и Андропов делали ставку на то, что Советский Союз сможет выжить и открыться навстречу Западу, и при этом не рухнуть. Они полагали, что СССР сумеет торговать своими геополитическими интересами, такими как господство в Восточной Европе, променяв его на экономические отношения с Западом и при этом не развалившись. В этой игре они проиграли.

Распад Советского Союза

1990-е годы были катастрофическим периодом для бывшего Советского Союза. За исключением отдельных регионов распад советского государства и его аппарата безопасности привел к хаосу, а приватизация превратилась в воровство. Неудивительно, что самая современная и хорошо организованная часть советского аппарата - КГБ - сыграла важную роль в клептократии и больше других сохранила свою институциональную идентичность. Со временем она восстановила неформальный контроль над экономикой, а затем один из ее представителей Владимир Путин стал руководителем государства.

Читайте также: Путин передает руководство партией Медведеву


Путин развивал три принципа. Первый - что система безопасности лежит в основе государства. Второй - что Москва это сердце России. Третий - что Россия это сердце бывшего Советского Союза. Эти принципы насаждались не сразу и не вдруг. Старый КГБ, переименованный в ФСБ и СВР, медленно наращивал свои силы, переходя от системы неформального доминирования в экономике через клептократию к более системному господству государственного аппарата при помощи спецслужб. Тем самым, он восстанавливал прежнюю модель. Путин взял под свой контроль региональную власть, введя систему назначения губернаторов и контролируя промышленность, находящуюся за пределами Москвы. Что самое важное, он начал осторожно возвращать России статус первой среди равных на постсоветском пространстве.

Путин пришел к власти на волне косовской войны. Россия требовала, чтобы Запад не начинал войну против Сербии. Это было все, что осталось от бывшей Югославии. Россию проигнорировали, и такой недостаток влияния стал унижением для президента Бориса Ельцина. А оранжевая революция на Украине убедила Путина в том, что Соединенные Штаты  постараются развалить Россию, если ее возглавит некто подобный Ельцину. Украина с экономической и географической точки зрения жизненно важна для национальной безопасности России. И Путин увидел в попытках создания прозападного правительства, стремящегося вступить в НАТО, усилия Вашингтона по смене власти при помощи финансируемых из ЦРУ неправительственных организаций, а также стремление навсегда ослабить Россию. Когда оранжевая революция победила, Путин начал исправлять ситуацию.

В первую очередь, он решил наглядно показать, что Россия в значительной степени восстановила свои силы и готова их использовать. Во-вторых,  он постарался продемонстрировать, что американские гарантии ничего не стоят. Война между Россией и Грузией в 2008 году помогла достичь обеих целей. Русские провели наступательную операцию, а застрявшие в Ираке и Афганистане американцы не смогли ничем ответить. Урок преподали не только Грузии (которая, подобно Украине, стремилась вступить в НАТО). Это также был урок для Украины и всех других стран на постсоветском пространстве. Это была демонстрация того, что Россия снова находится в самом сердце Евразии. И действительно, одним из последних путинских проектов стал Евразийский союз, который связал воедино Россию, Казахстан и Белоруссию, являющиеся крупной и важной экономической и военной составляющей бывшего Советского Союза. Добавьте сюда Украину, и бывший СССР обретет свои явные очертания.

Также по теме: Третий срок Путина: грядет нестабильность?

Перестройка Союза

Для России воссоздание союза это стратегическая необходимость. Как заявлял Путин, распад СССР был геополитической катастрофой. Москве нужна экономическая интеграция, особенно с учетом новой экономической стратегии постсоветской России, в основе которой лежит экспорт сырьевых ресурсов, особенно энергетических. Объединившись с таким государством как Казахстан в сфере энергетики и с Украиной в области производства и поставок зерна, Москва обретет рычаги влияния на весь остальной мир, в частности, на Европу. Не менее важно и то, что это придаст России стратегическую глубину. Весь мир знает, что вторжение в Россию немыслимо. Но русские могут себе такое представить. Они помнят, что Германия в 1932 году была слаба и парализована. Но к 1938 году это уже была необыкновенно мощная страна. Шесть лет это небольшой срок, и хотя сейчас такая эволюция маловероятна с российской точки зрения, ее следует воспринимать серьезно в отдаленной перспективе – и, надеясь на лучшее, готовиться к худшему.

Следовательно, центральным элементом российской стратегии после возрождения государственной власти в России является  создание такой системы взаимоотношений на постсоветском пространстве, которая принесет совмещение экономических интересов и даст стратегическую глубину. При этом у России не должны появиться невыполнимые обязательства по поддержке внутренней политики других государств. В отличие от Российской империи и Советского Союза, Путин в своей стратегии хочет воспользоваться преимуществами таких взаимоотношений на основе определенной взаимности, не беря при этом на себя ответственность за другие страны.

Неожиданной удачей в достижении этих целей стали американские войны в Ираке и Афганистане. До 11 сентября Соединенные Штаты  деятельно отщипывали от постсоветского пространства части бывшего Советского Союза, такие как Прибалтика, и интегрировали их в западные системы. После 11 сентября у США возникла мания джихадистских войн, что дало России возможность стабилизироваться и усилить свою власть в регионе.



Читайте также: После выборов Путин полон цинизма и лживости

Сегодня, когда Соединенные Штаты  уходят из Афганистана, Россию должно беспокоить то обстоятельство, что Вашингтон наряду со своим вниманием к Китаю сосредоточит внимание на России. Поэтому возможное окончание этих конфликтов не в российских интересах. Следовательно, один из элементов внешней стратегии России состоит в том, чтобы новой навязчивой идеей Америки на долгое время стал Иран. Например, в настоящее время  Россия и Иран это единственные крупные страны, поддерживающие режим сирийского президента Башара Асада. Россия хочет, чтобы Сирия была проиранской - не потому что  это соответствует долговременным интересам Москвы, а потому что  в ближайшей перспективе все, что поглощает внимание США, ослабляет давление на Россию и дает ей больше времени для реорганизации бывшего Советского Союза.

Кризис в Европе точно так же выгоден России. То смутное недовольство, которое возникло у Германии в отношении Европейского Союза, пока не вызрело и не привело к разрыву, и может не привести к нему никогда. Однако недовольство Германии говорит о том, что она ищет других партнеров, отчасти, чтобы ослабить нагрузку на себя, а отчасти, чтобы создать новые возможности. Германия зависит от энергетического экспорта из России, и хотя в предстоящие годы такая зависимость может уменьшиться, Москва думает о ближайшем будущем. Германия находится в поиске других экономических партнеров, и что самое важное в период экстремальных нагрузок на Европу, Германия не желает очутиться в капкане американских попыток по перекройке российских границ. Система противоракетной обороны не имеет большого значения, в том смысле, что она не угрожает России. Однако американское присутствие в регионе вызывает у Москвы тревогу. Для России было бы огромным достижением убедить Германию в том, что Соединенные Штаты  являются дестабилизирующей силой.

Остальные вопросы носят второстепенный характер. Есть проблемы между Китаем и Россией. Однако Китай не представляет существенной угрозы для ключевых российских интересов, если он не решит вдруг вторгнуться в российские пределы - чего он не сделает. Конечно, есть проблемы экономического и политического характера, однако Китай это не главное в стратегических озабоченностях России.

Также по теме: Политическая реформа в России заставит раздробленную путинскую оппозицию замолчать

Главная и все подавляющая стратегическая забота России это господство на постсоветском пространстве, причем без превращения в его покровителя и заступника. Украина это ключевое недостающее звено, и в данном направлении ведется длительная и сложная политико-экономическая игра. Вторая игра идет в Центральной Азии, где Россия настойчиво самоутверждается. Третьим игровым полем является Прибалтика, где Россия еще не сделала свой первый ход. И есть также нескончаемый конфликт на Северном Кавказе, который постоянно держит двери открытыми для восстановления власти России на юге. Внешняя политика России строится на необходимости  выиграть время, чтобы завершить свою эволюцию.

В этих целях русским необходимо отвлекать внимание США, и российская стратегия на Ближнем Востоке  служит именно такой цели. Вторая цель - застраховаться от Запада, вовлекая Германию во взаимовыгодное экономическое сотрудничество, не порождая при этом мощное сопротивление Польши и противодействуя американскому присутствию на ее территории. Удастся ли достичь этой цели? Это в равной степени зависит от Ирана и от России.

Россия прошла большой путь с того момента, когда ее возглавил Ельцин. Силы безопасности снова оказались в самом центре государства. Москва господствует над всей Россией. Россия осуществляет попытки доминирования на постсоветском пространстве. Ее главный противник, Соединенные Штаты  Америки, отвлечены и сбиты с толку, а Европа слаба и расколота. Конечно, в экономическом плане Россия нефункциональна, но так было на протяжении многих веков, и это не означает, что она всегда будет слабой. Пока Россия довольствуется своей силой в так называемом ближнем зарубежье, или на постсоветском пространстве. Дойдя до этого рубежа, она не пытается решать неразрешимые проблемы.