«Еще до самолетного кризиса с Россией и теракта в районе Султанахмет мы ожидали, что этот год будет трудным», — отмечает глава Федерации отельеров Турции Осман Айык (Osman Ayık).

По его словам, сегодня Турцию стали воспринимать в качестве типичной исламской страны Ближнего Востока, а такое восприятие делает страну гораздо менее привлекательной для туристов. Однако Турция — совершенно особая страна в этом регионе. Она всегда уважала универсальные ценности и верно следовала им. Сегодня Турция должна показать, что она предана делу защиты индивидуальных прав и свобод, и изменить представление о себе в мире, говорит Айык.

Барчин Йинанч: Что ждет сектор туризма?

Осман Айык: Еще до самолетного кризиса с Россией и теракта в районе Султанахмет мы ожидали, что 2016 год будет трудным. Теракты в Париже и Анкаре и так негативно отразились на туристической отрасли во всем мире. Отныне везде небезопасно. Теперь люди и страны должны иначе подходить к этим вопросам.

Нужно как-то попытаться стереть недавние теракты из памяти людей и как можно скорее вернуться к атмосфере спокойствия. В противном случае в ближайшие несколько лет нас ждет период серьезных перемен в мировой туристической индустрии. В восстановление спокойствия в мире должны внести вклад все государства.

Будь то Индонезия, Турция или Франция, источник один и тот же. А если так, то нам нужно в кратчайшие сроки избавиться от него.

— Конечно, это возможно при принятии мер глобального политического масштаба.

— Разумеется. Если говорить о нас, то другим участникам этой индустрии не так-то просто отказаться от Турции. Но, для того, чтобы привычное течение дел не нарушалось, нам тоже нужно делать шаги, которые могут помочь укрепить позиции этих участников. Есть, например, поддержка правительства: субсидирование чартерных рейсов, некоторые решения, касающиеся кредитования, совместные рекламные и пропагандистские мероприятия. На первый взгляд этого кажется достаточно, но нужны меры, рассчитанные на более продолжительное время.

Турция нуждается в серьезной рекламной кампании. Мы должны иначе презентовать нашу страну мировому общественному мнению. Нравится нам это или нет, нас пытаются толкнуть на другой путь. Нужно как можно скорее выйти из этой ситуации.

— Что это за путь?

— Сегодня Турцию стали воспринимать в качестве страны Ближнего Востока, типичной исламской страны. Это тревожно для нас. Создается впечатление, что мы глубоко увязли в некоторых угрожающих вопросах.

— В смысле международной, региональной политики?

— Да, кажется, мы слишком вовлечены в некоторые вопросы, связанные с международной и региональной политикой. Это проблема. На самом деле, мы — совершенно особая страна в этом регионе, мы отличаемся от всех наших соседей. Нам не нужно, чтобы наши соседи были похожи на нас, мы, наоборот, не должны быть на них похожи.

Они всегда завидовали нам, но мы не должны быть такими, как они. Эта разница должна быть более явной.

Речь и так идет о нарушении восприятия во всем мире. Ему способствовали события, которые происходят в Тунисе, Египте, других исламских странах. Это не значит, что Турция должна отступить от своей веры, естественно, Турция — мусульманская страна. Но при этом можно уважать универсальные ценности, можно верно следовать им, что, собственно, Турция всегда делала и продолжает делать сегодня.

Нужно более четко заявить об этом и внятно донести до мирового общественного мнения. Разница между нами и окружающими нас странами должна быть видима более отчетливо. Мы обладаем самым давним опытом демократии в этом регионе.

— Вы проводите прямую связь между уровнем демократического развития страны и потенциалом развития туристического бизнеса?

— После определенного момента это необходимость, поскольку туризм возможен только в атмосфере мира. Там, где нет мира, нет туризма. Именно поэтому раньше выбирали нас.

— Сегодня турецкое правительство часто призывают перезагрузить сирийскую политику. Вы поддерживаете эти призывы?

— Мы не занимаемся политикой. Мы выполняем техническую работу. И нам важно, чтобы она не страдала от не зависящих от нас вещей.

Турция сделала такой гуманистический шаг, какой не сделал никто другой в мире. Она дала приют трем миллионам сирийцев. Огромная Германия приняла один миллион беженцев, но какую шумиху она подняла вокруг этого. Тем не менее, несмотря на важность этого гуманистического акта со стороны Турции, он влияет на очень многое. Например, многие европейские туристы отказываются и от посещения греческих островов.

— Но если вы как представитель сектора поднимете этот вопрос, вам ответят: «А что мы должны были сделать? Обречь их на верную смерть?»

— Нет, мы и не говорим этого. Наш призыв обращен ко всему миру. С этой проблемой Турция не сможет справиться в одиночку.

— Вы говорите, что налицо проблема восприятия Турции. Что вы предлагаете?

— Повторюсь, Турция — совершенно особая страна в этом регионе. Она всегда уважала все универсальные ценности и верно следовала им. На их основе Турция и должна изменить представление о себе.

— Что вы подразумеваете под универсальными ценностями: демократию, основные права, свободу самовыражения?

— Индивидуальные права и свободы. Все заключено в них, перечислять нет смысла.