Рига — В Азербайджане отмечают события «черного января» 1990 года. Годом позже в Литве и Латвии также произошли трагические события. С высоты сегодняшнего политического Олимпа как оценивается значимость кровавых событий, вызванных вводом советских войск в Баку, Вильнюс и Ригу? Можно ли было их избежать? Есть ли надежда на то, что карабахский конфликт будет урегулирован и территориальная целостность Азербайджана будет восстановлена? Какую угрозу несет нашим странам неоимперский реваншизм и что изменится в политике России в постпутинскую эру?  На эти и другие вопросы в интервью Haqqin.az отвечает экс-президент Литвы Витаутас Ландсбергис.

Haqqin.az: В этом году Литва и Латвия отмечают 25-летие трагических событий января 1991 года. Как вы сейчас, спустя четверть века, оцениваете значимость тех дней?

Витаутас Ландсбергис: Это были события очень большого значения. Не только местного, не только для наших народов, далеко за нашими территориями. Потому что решалось понимание демократии и права всех народов выбирать свой путь. Когда Литва отстояла это право, а потом и Латвии пришлось сопротивляться нападению… Мы отстояли право для всех. Также и для Европы. Не только для народов под властью Москвы. Наша победа изменила карту Европы, изменила направление развития многих народов. Не все воспользовались этой возможностью в достаточной мере. Но в той или иной мере, все пошли по пути прогресса, за исключением России. Но и для нее история возрождения еще не кончилась.

— В январе 1990 года в Баку тоже произошли кровавые события. Можно ли было их избежать, на ком лежит ответственность и какие уроки Литва извлекла из тогдашних событий в столице Азербайджана?

— Прежде всего я не согласен с определением случившегося как «событиями». Что там случилось? Это же не «случилось», а специально сделали. Вот что надо понимать: это не событие, это — преступление. Давайте не называть преступление событиями, которые вроде ни с того, ни с сего произошли. Это не произошло, а совершено с целью, с интенцией сломать нас, поставить в рабское положение. Поэтому надо очищать и словарь, и само мышление. История тогда будет учить нас правильно мыслить.

— Как вы считаете, почему так получилось, что страны Балтии, в отличие от Азербайджана, Грузии, Молдавии и Украины смогли отстоять свою территориальную целостность и не получили на своих землях так называемые, «замороженные» конфликты?

— Почему я должен рассуждать сравнивая? Я просто вижу наш путь, который был плодотворен. Если другие шли другими путями, пусть они анализируют, почему результат хуже. И куда больше крови пролито, а все равно результат хуже. Из этого размышления и анализа тоже может быть извлечена польза. Я не собираюсь выступать в роли лектора или учителя, но сама ситуация призывает учиться.

— Есть ли надежда на то, что карабахский конфликт будет улажен и территориальная целостность Азербайджана будет восстановлена?

— Если мы не полагаем, что нынешняя российская элита навеки будет делать что хочет, то мы должны понимать, что история двигается. Иногда в худшую сторону, иногда в лучшую. История — это ведь люди. Прежде всего. Не кто-то вроде судьбы крутит колесо истории, а люди. И если они не захотят вечно жить под изолированной, нелюбимой, неприглядной диктатурой Кремля, они будут меняться. Если Россия изменится в лучшую сторону, в сторону добрососедства и согласия, тогда и ненасильственные исправления-изменения границ предстанут объектом всестороннего обсуждения.

— Россия аннексировала Крым. Армения оккупировала Нагорный Карабах. Согласны ли вы, что если бы в свое время США, Европа, страны ГУАМ ввели санкции против Армении, то оккупации Крыма можно было избежать?

— Я не думаю, что Армения и только Армения оккупировала Нагорный Карабах. Это дело России. Или кремлевской власти. Они разыгрывали эту карту — карту между Азербайджаном и Арменией — и успешно разыграли. А народы оказались не на уровне, чтобы не поддаться.

— Вчера (интервью проходило 17 января — прим. авт.) замгоссекретаря США Виктория Нуланд и помощник президента России Владислав Сурков провели переговоры в Калининградской области. После этого координатор Госдепартамента Даниель Фрид заявил о возможной отмене санкций против России еще в этом году. Ваша оценка?

— Я не знаю контекста, и было ли сказано это так голословно, цитата ли это Госдепартамента или из российских СМИ, которая прочитана так, как они хотят. Я думаю, что санкции могут быть отменены «при условии…» и так далее… А если российские СМИ обрывают сообщение на нужном им пункте, то ведь им вообще нельзя верить. И тогда вообще нечего комментировать. Если Фрид сказал это вот так, обрывая на полуслове, тогда это не очень хорошо. Но, может быть, у него имелись такие указания. Я не могу его сейчас спросить. При случае я спрошу.

— Как, по вашему мнению, изменится Россия, ее политика по отношению к странам бывшего СССР после того, как Путин уйдет с поста президента?

— Изменится политика во всех отношениях. И не только по отношению к странам Балтии или Украине. Все изменится. Конечно, кто-то может побаиваться, что дела изменятся к худшему. Хотя и это может быть средством запугивания: «цените Путина, потому что Иван Иванович «будет еще хуже». Я не думаю, что надо подвергаться таким нажимам. Что плохо — то плохо.

— Каким вы видите будущее Литвы и Азербайджана и как вы оцениваете уровень сотрудничества между двумя странами?

— Мы состоим в Евросоюзе и мы хотим, чтобы Азербайджан состоял там же. Через какое-то время — путем усилий, путем реформ, путем европеизации. Я думаю, у Азербайджана хватит сил для этого. Конечно, на открытом европейском пути он встретится со всякого рода нападениями, в том числе со стороны Кремля. И может быть, нужно лавировать. Я не знаю всех тонкостей внутренней ситуации, но направление на Евросоюз должно быть четким, и оно, по-моему, снова подчеркнуто. Азербайджан никогда не высказывался и не высказывается за какую-то химеру вроде Евразии под властью Кремля.