Созыв новой комиссии по расследованию смоленской катастрофы с избирательной точки зрения партии «Право и справедливость» (PiS) кажется необходимым. Одновременно это может иметь катастрофические последствия для Польши во внешней политике. Поэтому Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) встанет перед сложным выбором: создать комиссию и удовлетворить ожидания электората или заблокировать ее появление и не рисковать изоляцией государства на международной арене.

Выполнить обещания

Созыв комиссии по расследованию смоленской катастрофы кажется очевидным делом. В последние годы «Право и справедливость», пользуясь темой этой трагедии, формировала собственную поддержку, а одновременно подрывала основы власти правящей «Гражданской платформы» (PO). В последней избирательной кампании этот вопрос, правда, несколько отошел на второй план, но, скорее, по тактическим соображениям: чтобы не оттолкнуть избирателей с умеренными взглядами.

Смерть Леха Качиньского и 95 других видных представителей польской общественности стала с 2010 года одной из важнейших тем, которые тяготят сердце председателя «Права и справедливости», а также служат крепким связующим материалом для кругов, которые поддерживают эту партию.

Поэтому необходимость создания в Сейме специальной комиссии кажется очевидной с точки зрения как самого Качиньского, так и его движения. Этого хочет он сам, этого хотят политики из его партии и, наконец, этого требует электорат PiS. Целью работы комиссии стало бы выяснение причин катастрофы и указание на виновных.

Пассивность Европы

Какими будут выводы окончательного документа предсказать можно, однако, уже сейчас: по большей части они будут совпадать с тем, к чему пришла так называемая команда Мачеревича (Antoni Macierewicz). Ведь комиссия наверняка не только будет пользоваться наработками этой команды, но и пригласит людей, которые участвовали в ее деятельности. Сложно ожидать, что те же самые ученые на основе тех же данных придут к новым выводам.

И здесь начинается проблема Качиньского. Если он сделает задуманное и оправдает ожидания избирателей, то есть добьется ясного указания виновных и докажет, что в Смоленске произошло покушение, польское государство столкнется с полным безразличием западных союзников к этим новостям. Ведь от Европейского Союза и США можно ожидать только такой реакции.

Если появится документ с «государственной печатью», который будет гласить, что нашего президента убили россияне, что за покушением стоит Путин, а все следы ведут в Кремль, ситуация окажется совсем иной, чем если бы те же самые выводы сделал какой-нибудь парламентский комитет или группа ученых. Если созданная в Сейме комиссия подпишется под таким документом, это будет означать, что таковы голос и позиция польского государства, а не команды более или менее значительных политиков или ученых.

Закрыть глаза


И что тогда? Что произойдет, когда большинство в Сейме проголосует и примет окончательный отчет комиссии о том, что президента польского государства хладнокровно убила Российская Федерация? Как поведут себя в такой ситуации наши союзники с Запада, из ЕС, из НАТО? Чего будут ожидать от них польские власти?

Ожидать можно только одного: такой документ будет полностью проигнорирован. Все будут делать вид, что его не существует, и что ничего не произошло. Ведь только такое поведение выглядит рациональным с точки зрения Берлина, Парижа, Лондона или Вашингтона. Но хочет ли Качиньский такой реакции? Неужели это то, чего он ожидает? Он ведь, пожалуй, не тешит себя иллюзиями, что после оглашения вердикта смоленской комиссии, Запад порвет отношения с Россией или нанесет ей удар в ответ за убийство польского президента?

Такому положению вещей будет рад только Путин. Если государственные органы страны-члена НАТО и ЕС официально заявят, что Россия убила 96 выдающихся польских общественных деятелей, а реакцией на заявление станет молчание и пассивность Европы и Альянса, это станет окончательной победой Москвы.

Польша будет переведена на роль страны второго сорта, политиков которой Кремль может безнаказанно убивать. Безразличие Запада к ожидаемому отчету смоленской комиссии станет де-факто ударом по нашему суверенитету; демонстрацией того, что мы не обладаем полной независимостью, а у Кремля есть особое право контролировать наш регион; доказательством того, что мы не являемся полноправными членами ЕС и НАТО, и, что хуже всего, — приглашением Москвы к дальнейшим агрессивным действиям против нас. Поэтому Ярославу Качиньскому придется серьезно подумать, прежде чем дать зеленый свет на формирование смоленской комиссии. Ему придется выбрать, ведь получить очки на внутренней арене и дать выход своей неприязни к политическим противникам, означает нанести Польше ущерб на международной арене. Действия периода до 25 октября 2015 года указывали, что председатель «Права и справедливости» ориентируется, скорее, на внутренние, а не на внешние интересы, однако, возможно, в данном случае все будет иначе.