Польская политика в отношении России строится на мифах. Они уходят корнями в атавистическое романтическое представление о наших взаимных контактах, которое ожило с новой силой после аннексии Крыма. В его рамках отношения с Кремлем описываются в упрощенных черно-белых категориях, в которых нет места для сложной игры интересов и ведущейся на разных уровнях тонкой дипломатии, а остается лишь прямолинейная и практически тотальная блокада любого взаимодействия. В такой политике на первое место выходит не эффективность, а эмоциональные аргументы морально верного выбора.

Такая модель отношений с Россией создает ощущение комфорта, становясь удобным объяснением отказа от принятия сложных и рискованных действий. Однако в результате мифологизации отношений с россиянами польская политика оказывается бессильной перед лицом главного для суверенной Польши вызова в сфере безопасности: войны между Россией и Украиной, выступающей элементом конфронтации Москвы и Запада.


Миф 1

Россия — плохая (агрессивная, лживая, недемократичная), и поэтому с ней не следует вести диалог. Это основополагающий миф, который в значительной степени определяет польскую политику (точнее, ее отсутствие) в отношении этой страны. Если другие страны решат придерживаться этого принципа в контактах со всеми «плохими» государствами мира, от международных контактов мало что останется. Нам самим придется перестать общаться, например, с Китаем (из-за аннексии Тибета и имперской политики, нарушающей международное законодательство в Южно-Китайском море). Между тем отношения Варшавы и Пекина (и прочими «плохими») отлично развиваются, а с Россией уже два десятилетия де-факто пребывают в замороженном состоянии. Это происходит потому, что российская политика в отличие от китайской напрямую угрожает нашей безопасности, порождая экзистенциальное расхождение интересов. Мы хотим верить, что руководствуемся благородными принципами, но на самом деле не разговариваем с Россией потому, что находимся с ней в состоянии конфликта.

© AP Photo, Ivan Sekretarev
Владимир Путин на военном параде в честь Дня Победы в Севастополе


В отношениях между странами дружеский диалог, конечно, имеет свое значение, однако настоящая проверка на зрелость — это разговор с теми, от кого мы отличаемся. Такие контакты требуют дипломатического мастерства, ответственности, готовности идти на риск.

Миф 2

Каждый диалог с Россией обречен на провал, поскольку все прежние попытки нормализовать отношения не остановили Москву от конфронтации с Западом. Согласно такой логике, следует перечеркнуть все достижения взаимодействия Запада и России после распада СССР, ведь они не помешали Кремлю попрать международное право и напасть на Украину. Это миф гласит, что все «оттепели» в российско-польских отношениях были проявлением наивности Варшавы, которая позволяла обмануть себя ложными сигналами из Москвы: после каждого сближения вновь наступала эскалация.


Такой подход вскрывает абсолютное непонимание динамики отношений со сложными непредсказуемыми партнерами, как Россия. Контакты с такими странами полны неожиданных поворотов, а периоды относительной нормализации сменяются кризисами. Более тесное сотрудничество в благоприятные моменты — это не наивность, а использование так называемого окна возможностей для реализации хотя бы части своих интересов. Без этого не появились бы, в частности, мемориальные комплексы в Катыни и Медном, невозможными оказались бы распространение в России правды о катынском преступлении (в том числе разрешение на показ фильма Вайды «Катынь»), резкое увеличение объема польского экспорта или развитие туризма в годы, предшествовавшие российско-украинскому конфликту. Все это принесло Польше кратко- и долгосрочную, но ощутимую выгоду.

Миф 3

Вести диалог с Россией означает предавать польские интересы. Расхождение эффектов диалога с интересами польского государства говорит не о бессмысленности его самого, а о непрофессионализме политиков, которые его ведут. Конечно, цена (в первую очередь внутриполитическая) плохо подготовленных и некомпетентных действий в контактах с Москвой может оказаться более высокой, чем при контактах с другими странами. Поэтому громкие лозунги о защите польских интересов часто служат просто камуфляжем, за которым скрывается боязнь рисковать. Между тем профессионально ведущиеся переговоры позволяют добиться положительных результатов даже в кризисные периоды. Между такими важными государствами, как Россия и Польша, всегда остаются дела технического свойства, которыми следует заниматься вне зависимости от температуры политических отношений.

Военнослужащие на открытии Международного военно-технического форума «Армия-2015»


Сейчас примером могут служить такие проблемы, как статус дипломатической недвижимости, деятельность польских перевозчиков на российской территории, инфраструктура и транспортное сообщение, приграничные вопросы. Ведущийся на нескольких уровнях продуманный диалог позволяет продвигать свою точку зрения, сохранять благожелательно настроенные к нам островки в российском обществе, поддерживать каналы коммуникации.

Контакты с Россией выгодны Польше еще по одной важной причине: они позволяют нам стать в глазах западных партнеров ответственным игроком, который стремится решить проблему, а не усугублять ее.

Миф 4


Заморозка контактов на линии Варшава — Москва не дает Западу вести политику «оттепели». Такой подход исходит из ложного предположения, что западные страны учтут принципиальную позицию Польши и не станут строить диалог с Москвой. Между тем тот факт, что Варшава не восстановила практически никаких механизмов двустороннего сотрудничества, не помешал сделать этого остальным крупным (и не только) странам ЕС. Не оглядываясь на Польшу, Москву в прошлом году посетили, в частности, премьер-министр Италии, вице-канцлер Германии, председатель Европейской комиссии. Во Франции и Германии, не говоря уже об Италии или Испании, не обращают внимания на то, что Варшава не спешит размораживать отношения с россиянами. Некоторые с российской подачи называют это очередным проявлением «неконструктивной русофобии поляков», при этом никто не считает польскую политику препятствием для собственных контактов с Россией.

Миф 5

В рамках ЕС нам следует занимать крайнюю позицию по российским вопросам, чтобы среднее европейское мнение стало в отношении России более жестким. Предположение, что европейская политика по какому бы то ни было вопросу (а особенно в сфере международных отношений) формируется в опоре на статистические подсчеты средней или медианной позиции 28 стран, не имеет ничего общего с реальностью. Большинство решений вырабатываются в узком кругу стран. Чтобы войти в такую группу нужно не только интересоваться проблемой, но и обладать соответствующим потенциалом, то есть инструментами для воздействия на ситуацию. При наших скромных возможностях польская радикальная позиция кажется остальным странам дополнительной проблемой, которая не дает нам никаких плюсов. В итоге с Польшей в российской проблематике происходит то, что с каждым проблемным, а одновременно не слишком сильным игроком: нас просто исключают из информационных потоков и процесса принятия решений.

© AP Photo, Alik Keplicz
Молодые люди несут флаг Европейского союза во время парада Шумана в Варшаве


Миф 6

Бескомпромиссная политика Польши в отношении Москвы служит защите интересов Украины и Белоруссии. Ни Украина, ни тем более Белоруссия не извлекают никакой выгоды из того, что Польша разрывает контакты с россиянами. С точки зрения Минска конфронтация России с Западом (в том числе эскалация отношений между Варшавой и Москвой) опасна и невыгодна. Лукашенко нужны контакты с Западом, чтобы нормализовать экономическую ситуацию в стране, однако границу этих контактов обозначает Кремль, выступающий главным спонсором и политическим патроном Белоруссии. Чем больше обостряется конфликт россиян с Западом, тем сильнее сужается поле для маневров Минска. В свою очередь, Украина ждет от Польши не благородных заявлений, а конкретной двусторонней помощи (от финансов до обучения). Варшава могла бы помочь Киеву, проводя его мнение по ситуации вокруг Донбасса в Брюсселе или Берлине. Заморозка отношений и эскалация конфликтов с Россией ничуть не повышают эффективность Польши в этой области. Шесть перечисленных выше мифов настолько парализуют польскую политику в отношении России, что седьмой становится самоисполняющимся пророчеством.

Миф 7

Польша слишком слаба, чтобы добиться какого-то успеха в отношениях с Россией. Запад и Москва все равно договорятся у нас за спиной. Конечно, не обладая собственными каналами коммуникации, Варшава разрывает контакты не только с российской властью, но и с обществом. Польшу, занимающую в ЕС настолько радикальную позицию, что ее исключают из процессов принятия решений, становится слабой и просто напрашивается, чтобы все решалось без нее и без учета ее мнения.

***

Следует отбросить эти мифы и рискнуть вести в отношении России активную политику. Следует продуманно и взвешенно заняться восстановлением каналов коммуникации (не на высшем уровне, а на уровне министров, чиновников, влиятельных персон, культурных кругов). В рамках ЕС Польша должна выступать с собственными предложениями, а не только принимать и оценивать те, которые внес кто-то другой. Представляя свою позицию нам нужно быть готовыми взять за них политическую, а частично также финансовую ответственность. Следует, наконец, честно сказать себе, что интересы Белоруссии и Украины защитят не споры с Россией, а сильная позиция нашей страны в Европейском союзе и НАТО, а также двустороннее сотрудничество в сфере помощи, которая способствуют развитию.

И одно предостережение. Польше нужна активная и действенная политика в отношении России, однако следует понимать, что Кремль заинтересован сейчас в расколе ЕС. Чувствуя появившуюся между Варшавой и Брюсселем напряженность, Москва постарается использовать для достижения своих целей дипломатическую игру с Польшей.

Политика в отношении России не должна быть романтической, но также ни в коем случае — циничной. Ведя диалог с Москвой, нельзя идти на какие-либо договоренности, которые повредят единству Евросоюза или использовать отношения с россиянами для ведения внутриполитических польских споров.