Почему среди версий террористического акта в метро Санкт-Петербурга не будет озвучена версия, подразумевающая причастность Украины к этому событию и почему президент России Владимир Путин находится у финальной черты, после которой ему нужно выстрелить в кого-то, «Апострофу» рассказывает военный эксперт Олег Жданов.


Российская Федерация — это страна, которая живет на пороховой бочке. Из-за того, что они сильно ущемляют и фактический проводят геноцид в отношении отдельных народов, входящих в состав Российской Федерации — население Чечни и Дагестана. Поэтому у них вероятность терактов будет очень высокой.


Я бы связал теракт в Петербурге с забастовкой дальнобойщиков. Самая острая обстановка с дальнобойщиками сейчас в Дагестане — в протестах участвует около 2-3 тысяч человек. Там ОМОН, Росгвардия, бронетехника, оцепленные дальнобойщики, происходят столкновения с полицией. Поэтому абсолютно логично, что они могли нанести ответный удар. У них есть оружие, взрывчатка, которые остались после чеченской кампании. Дагестан стоит в очереди на выход из России после Чечни.


В Чечне сейчас Кадыров — полевой командир, который на определенных условиях согласился возглавить республику и обещал Путину, что Чечня не будет воевать за независимость. Только таким образом, путем жесткого силового подавления сдерживаются волндумские настроения в Чечне. В Дагестане же идет постоянно антитеррористическая операция: штурмуют боевиков, ликвидируют их. Я бы не сравнивал эту ситуацию с Донбассом — там у нас идет война, а в Дагестане настоящая контртеррористическая операция.


Во время терактов в Волгограде тоже нашли дагестанский след. Думаю, что и здесь найдут такой же след. Они просто напоминают о себе — если вы нас не услышите, то мы начнем террор.


В этой ситуации Путин находится у финальной черты: он настолько высоко поднял планку угроз для Запада, что следующий его шаг — только война. Нужно в кого-то выстрелить. И не зря сейчас прозвучало предостережение штаб-квартиры НАТО о том, что есть вероятность того, что в ближайшие 48 часов Российская Федерация может начать боевые действия против стран Балтии. Это и есть планка Путина. И Украина здесь не актуальна — он в клинче с Западом. Ему нужно доказать, что он политик, очень сильный политик, ничего не боится, для него нет заднего хода и он будет идти до конца. В этой ситуации нельзя вернуться на шаг назад и сказать, что это Украина и ее террористическая группа. Все помнят, как они опростоволосились в Крыму с этой оранжевой палаткой и вьетнамками.


Мы не та страна, что представляет террористическую угрозу для Российской Федерации. Не думаю, что она будет искать украинский след.


В этой ситуации интересно посмотреть, как Путин будет реагировать на угрозу со стороны Дагестана. У него сейчас такая же ситуация, как и у Петра Алексеевича — он обещал, но не сделал. Было заявление о том, что будем всех мочить в сортире, а потом заявили, что все террористов ликвидировали. А тут опять теракт. Я тут бы с удовольствием посмотрел, что придумают спичрайтеры Владимира Путина, чтобы оправдать этот теракт. Думаю, что реакция силовых структур будет очень жесткая, а Государственная дума начнет рассматривать законы аналогичные тем, что были приняты в США после 11 сентября. Путину нужна абсолютная диктатура и права для силовиков — то, что раньше предлагал Аваков: подчиняйся, а потом обжалуй. Думаю, что примерно такое начнет рассматривать Госдума на основании этого теракта.