В настоящее время правительство размышляет о том, не следует ли Норвегии присоединиться к системе противоракетной обороны НАТО. Назначена экспертная группа, состоящая из исследователей из Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии и американского Агентства противоракетной обороны, которые должны дать рекомендации в связи с возможным участием Норвегии. Группа должна представить свои рекомендации до конца года. Я исхожу из того, что фрегаты Военно-морского флота будут в числе актуальных кандидатов. Упоминали и о создании американской территориальной системы противоракетной обороны THAAD в Эвенесе (Evenes). Речь шла также и о радаре «Глобус» в Вардё.


Мнение партий, заседающих в Стортинге, по этому поводу разделилось. Вопрос в том, в чем, собственно, заключается проблема: почему установка радаров, которые могут обнаруживать подлетающие баллистические ракеты, а также ракеты, которые могут сбить их прежде, чем они достигнут цели, не являются чем-то однозначно позитивным и способствующим упрочению безопасности Норвегии.


Самый общий контраргумент заключается в том, что противоракетная оборона будет способствовать гонке вооружений и увеличит опасность ядерной войны. Именно стратегическое ядерное оружие, которое доставляется с помощью баллистических ракет, является источником взаимного сдерживания России и США. Во времена холодной войны СССР превосходил НАТО в обычных вооружениях. НАТО приходилось прибегать к сдерживанию советского нападения с применением обычных вооружений, угрожая ядерным оружием в соответствии с доктриной первого удара. Сегодня НАТО превосходит Россию в числе обычных вооружений, а ядерными саблями бряцает Россия.


То, что обе стороны угрожают друг другу ядерным оружием, а одна сторона пытается обеспечить себе превосходство над другой или уже обеспечила его, обзаводясь эффективной защитой от баллистических ракет, может привести к гонке вооружений. Это также может увеличить опасность упреждающей атаки. Сторона, которая поймет, что противник на пути к тому, чтобы сделать себя неуязвимым, может впасть в искушение напасть — пока не поздно. Для стороны, чувствующей свое превосходство, порог использования ядерного оружия, может стать существенно ниже. Это стало причиной заключения договора о ПРО между США и СССР в 1970-е годы. Генри Киссинджер сказал тогда следующее: «Ограничивая количество оборонительных систем против баллистических ракет, договор ПРО не только устранит источник потенциально опасной гонки оборонительных вооружений, но также уменьшит стремление размещать больше наступательных вооружений».


Важнейшим аргументом «против» с норвежской стороны является то, что Россия относится к планам резко отрицательно и рассматривает их как угрозу со стороны США. Это не значит, что Россия должна диктовать Норвегии, какой должна быть ее военная и внешняя политика. Но с другой стороны, со стороны маленькой страны, граничащей со сверхдержавой, глупо не прислушиваться к сверхдержаве и не принимать во внимание ее законные интересы в области безопасности, с позиции самой сверхдержавы, в своих оборонных и внешнеполитических планах. Именно эти мысли лежали в основе норвежской политики низкого уровня напряженности во времена холодной войны, с ядерной политикой, базовой политикой и взятыми на себя по собственной воле ограничениями на учения союзников в Норвегии. Тогда это была правильная политика, правильной она остается и сегодня.