Свою последнюю статью перед референдумом 16 апреля я пишу с некоторой досадой. Я верю, что если удастся обеспечить безопасность процедуры голосования и подсчета голосов, то победит «нет», но я думаю, что человек, партия и движение, которые сегодня пребывают у власти, используют все свои возможности, чтобы не допустить этого, даже ценой физического и символического насилия и нанесения глубоких ран стране. Я не могу быть оптимистичным. Душевное состояние тех, кто находится у власти, «шизофрения во внешней политике и паранойя, ненависть внутри страны», не предвещают ничего хорошего.


И Америка, и Россия


Внешняя политика Партии справедливости и развития (ПСР) наглядно обнаруживает признаки шизофрении (в смысле разорванности сознания между разными реальностями). С одной стороны, Турция — член НАТО, кандидат на вступление в ЕС; с другой стороны, она пытается сблизиться с Россией, начинает разрывать связи с ЕС. ПСР, с одной стороны, желает воспользоваться влиянием США в регионе, с другой — говорит о мусульманской цивилизации как альтернативе западной (христианской) цивилизации и с провалом своих проектов во внешней политике выражает убеждение, что в некой войне цивилизаций Турция становится мишенью Запада.


По мере приближения к референдуму ПСР, с одной стороны, желает мобилизовать население турецкого происхождения в Европе, с другой стороны, ПСР не смогла получить поддержки Европы в этом направлении. Она, забыв о созданной в своей стране атмосфере давления, о журналистах и писателях, находящихся в тюрьмах, назвала Германию, Нидерланды «фашистами и детьми фашистов»: «Вы не сможете спокойно ходить по улицам». И стала проводить кампанию в пользу «да» в Европе на основе риторики о «войне креста с полумесяцем», «новых крестовых походах». Тайип Эрдоган, позабыв, что на выборах 2007 года весь Запад ратовал за ПСР, да еще и при масштабном символическом насилии со стороны ПСР в отношении оппозиции, сегодня обвиняет Запад в том, что он выступает за «нет».


Руководство ПСР, с одной стороны, пытается развивать сотрудничество с Россией, с другой — еще до того как дым от запущенных Трампом по Сирии ракет развеялся, жаждет ввязаться в ситуацию, которая может спровоцировать третью мировую войну: «Мы готовы служить (Западу), давайте мы тоже поучаствуем и сделаем все, что нужно» (то есть фактически «давайте забросим наших детей в мясорубку»). Говоря это, ПСР моментально настраивается на такой лад: «Нужно сломать влияние России и Ирана»… Этот болезненный разум желает добиться победы «да» на референдуме и создать в стране деспотический режим.


Ложь и ненависть


Попытки политического ислама во главе с ПСР любой ценой обеспечить победу «да» на референдуме, как показывают опросы общественного мнения, разделили народ страны на два лагеря. В условиях этой поляризации риторика ненависти, доза которой среди сторонников «да» постепенно повышается, физическое и символическое насилие, берущее на прицел кампанию «нет», показывают, что тех, кто собирается сказать «нет», стали считать — ни больше, ни меньше — «бесами», «чужими».


В разделении символического мира турецкого общества такими толстыми линиями есть большая ответственность оппозиции и руководства, представляющего «да» и постоянно лгущего о конституции, за которую будут голосовать. Это руководство — политико-исламистская интеллигенция — нагружают голос «нет» религиозным смыслом. Объявляя «врагами религии» тех, кто собирается сказать «нет», они представляют их в глазах своих сторонников «террористами», «предателями родины». То, что эти круги одновременно берутся за оружие, создает очень страшные сценарии в воображении.


Это руководство, партия и движение желают управлять страной посредством абсолютного и неконтролируемого лидера, который сосредоточит всю государственную власть в своих руках, и даже не воздерживаются от выражения этого желания в таких скандальных по современным временам формах, как «"да", чтобы сломать юридические барьеры», «мы уничтожим страх судебного преследования президента».


Провальная внешняя политика, поляризация внутри общества тянут страну в пропасть. Чтобы суметь найти способ противостоять такому развитию событий, победа на референдуме должна быть за «нет».