В Германии есть один закон. Он устанавливает запрет на развлечения в священный день христиан; официальное название запрета — «запрет танцев».


Этот запрет действует многие годы. Но никто не обсуждает это, ни слова не говорит об этом. Например, запрет имеет силу и в эту пятницу.


Немцы запрещают развлечения в последнюю пятницу перед Пасхой, в день, когда, согласно христианской вере, Иисус Христос был распят на кресте.


Из уважения к Пасхе в ночных клубах, на дискотеках, в барах запрещено танцевать, развлекаться.


В Германии проживает значительное число нехристианского населения. Но их не волнует это. Пасхальный запрет имеет силу для мусульман и представителей других религий. Однако никто не возмущается.


Более того, никто даже не говорит о наличии такого закона и такого запрета. Это уважение к религии. Веселиться в священный день христиан нельзя. И это принимаемая ситуация. Если же кто-то хочет веселиться, то пусть танцует через день.


Те, кто, будучи христианином, не слишком набожен или, будучи мусульманином, любит развлечения, говорят по поводу этого запрета в Германии: «Это прошлый век».


Говорят: «пусть отменят, наконец», «это вмешательство в частную жизнь молодых людей», «довольно». Говорят, но никто не беспокоится.


Очевидно, есть немецкий закон, который насильно применяется вне зависимости от того, нравится это кому-нибудь или нет. Это главная тактика немцев и на самом деле Европы. Когда ты сам делаешь, никому не позволяй говорить.


А в Турции, хотя этого не делается, настраивай всех на то, что это делается.


Несколько примеров.


Совсем недавно, когда президент Эрдоган посетил шатер сторонников голоса «нет» в районе Сарыер, ему сказали: «Вы вмешиваетесь в нашу жизнь».


Очевидно, у нас нет президента, премьер-министра, которые вмешиваются в чью-либо жизнь, да и на протяжении 15 лет не было.


Но так показывают и заставляют говорить независимо от того, правда это или нет.


Июнь 2013-го. Первые дни бунта в Гези. Были введены меры в отношении алкогольной продукции. К их лжи по поводу «Гези» добавилась еще одна ложь: «Эрдоган вмешивается в вашу жизнь», — и началась тотальная атака.


Запрета на спиртные напитки не было, была принята только регулирующая мера, связанная с часами продажи. Обманом вынеся приговор, они попытались совершить переворот в нашей стране. Германия была самым активным агитатором в этом процессе.


Хотя многие годы в странах Европы действовали еще более жесткие ограничения, нежели у нас в отношении продажи спиртных напитков.


Декабрь 2014-го. В отношении террористов организации Гюлена (Gülen) FETÖ, стоявших во главе некоторых медиаорганов, была проведена легальная операция. Германия снова вскочила на ноги и сказала: «Журналисты в Турции подвергаются давлению». Но эти люди — террористы, и это было документально подкреплено еще до попытки переворота 15 июля.


Несмотря на это, Германия не остановилась и продолжала сыпать лживыми обвинениями. Затем вдруг, глядь, они и сами в 2005 году подвергли гонениям журнал, дескать, была написана статья, представляющая «Аль-Каиду» (запрещена в РФ — прим. ред.), и арестовали 17 журналистов.


Европа выступала против всего, что бы ни сказал и ни сделал президент Эрдоган в Турции. Мы построили аэропорт, они сказали: «Вырубают деревья». Мы сделали третий мост, они сказали: «Обижают алавитов».


Мы боролись с терроризмом, они сказали: «Сажают в тюрьму тех, кто не поддерживает Партию справедливости и развития».


Сегодня они тоже настойчиво вопят «нет».


Наконец, The Economist опубликовал фотографию президента Эрдогана как на обложке журнала, так и в изображении профиля аккаунта в соцсетях. Они говорят: «Грядет диктатура».


Что сказать?


Что бы они ни говорили, все прекрасно знают, кто врет.