Предполагалось, что первый приезд Дональда Трампа в Европу решит ряд вопросов вокруг внешней политики США. Но визит Трампа окончился фиаско, и за ним последовала злобная словесная перепалка через Атлантику о том, кто именно виноват в том, что в западном мире возникла трещина.


Насколько драматичен этот внезапно случившийся трансатлантический раскол? Стоит ли мир на пороге новой эры с тех пор, как США и европейские страны продемонстрировали, насколько по-разному они смотрят на политику безопасности, свободную торговлю и климатический кризис?


Мировые лидеры едва успели вернуться домой после длившихся несколько суток дискуссий в Бельгии и Италии, как канцлер Ангела Меркель произнесла свою речь в пивной и предостерегла, что на США — согласно тому опыту, который она получила в последние дни, — больше положиться нельзя.


Дональд Трамп написал в ответ в Twitter о том, как «ужасно вреден для США» немецкий избыток торгового баланса, и что Германия вкладывает недостаточно денег в НАТО и военную сферу.


Некоторые сразу раздулись от возмущения и заявили, что отношения между Европой и США не были настолько плохими со времен Второй мировой войны.


Другие не придают конфликту большого значения и смотрят на обмен шпильками между США и Германией как на игру, причины которой коренятся во внутренней политике. Ведь как у Меркель, так и у Трампа есть свои непростые задачи дома.


Ближе к правде то, что трансатлантические отношения не были так напряжены с 2003 года, когда США напали на Ирак. Но то противостояние проходило под другим знаком: Джордж Буш оказывал давление с целью добиться «смены режима», чему противились канцлер Германии Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) и президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac), в то время как Тони Блэр (Tony Blair) в Великобритании в своей воинственности был более сговорчив, за что его называли прихвостнем Буша.


Сегодня роли отчасти поменялись. В то время как члены ЕС и НАТО требуют активного участия США в делах Европы, Трамп не выказывает особого желания поддерживать традиционных союзников американской сверхдержавы.


Выступление Трампа на саммите НАТО в Брюсселе и встреча G7 в Таормине привели к разрыву в ранее казавшейся естественной «атлантической связи». Пренебрежительная манера, с которой президент обращается с европейскими лидерами, привлекла к себе большое внимание.


Но заносчивый стиль Трампа — это часть его политических расчетов. Его хамское поведение по отношению к представителям ЕС и НАТО можно сравнить с теми улыбками, которые он раздавал на встрече с саудовским королем Салманом и президентом Израиля Беньямином Нетаньяху — лидерами, которых он считает союзниками.


45-й президент США часто кажется непредсказуемым и импульсивным. Кто-то сравнил правление Трампа в США с поведением шестилетнего ребенка, которого пустили за штурвал реактивного самолета.


Но его действия в Европе — включая отказ явно подтвердить закрепленные в уставе гарантии безопасности, которые США должны давать союзникам по НАТО, — это не случайная оплошность.


Их нужно оценивать в той перспективе, которую задал сам Трамп, похвалившись, что его поездка была невероятно успешной, что он во всем «попал в яблочко». Сторонники Трампа утверждают, что в ходе этой поездки было восстановлено «лидерство Америки» в мире.


Его европейские критики считают, напротив, что Трамп продемонстрировал свою неспособность или, скорее, отсутствие интереса у США к тому, чтобы в будущем быть лидером западного мира.


Здесь становится по-настоящему интересно. Сторонники Трампа обычно обвиняют Барака Обаму в том, что он добровольно отказался от лидерской роли США в мире.


Но что же делает сам Трамп, собираясь ретироваться с мировой арены? Ответ: он делает именно то, что и обещал в ходе своей избирательной кампании, согласно лозунгу «Америка прежде всего».


Сначала он отправил в утиль соглашение о свободной торговле в Азиатско-Тихоокеанском регионе, оставив тем самым свободное геополитическое пространство, которое заполнит все более экспансивный Китай.


А сейчас он, похоже, повернулся спиной к Европе.


Для России, которая рассматривает единство НАТО и ЕС как стратегическую помеху, открываются неожиданные возможности. В 2014 году G8 превратилась в G7, когда Россию выгнали из клуба богачей в связи с аннексией украинской территории.


Три года спустя G7 на практике раскололась на G6+USA. В этот раз маловероятно, что лидеры вроде Ангелы Меркель или Эммануэля Макрона, которые сейчас представляют собой в ЕС сильный тандем, поддадутся искушению сблизиться с Москвой в ситуации, когда Вашингтон отдалился.


Но это дает пространство самому Трампу воплотить в реальность другой план, от которого он, по-видимому, не хочет отказываться: пойти навстречу лучшим отношениям с Россией.


В короткой перспективе это, пожалуй, невозможно, так как сейчас дома Трамп попал в ловушку именно из-за своих попыток сблизиться с Путиным.


Но отказ Трампа высказаться в подтверждение пятой статьи устава НАТО (оговаривающей принцип «один за всех и все за одного») дает России неожиданную возможность опробовать, что это значит для альянса на практике.


Это значит, что угроза Центральной и Восточной Европе, а в особенности странам Прибалтики, возросла.


То, что силы НАТО сейчас расположились в Прибалтике и Польше, может быть успокаивающим фактором.


Проблема в том, что в правящих кругах Вашингтона царят глубокие разногласия по поводу политики безопасности. Министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) недавно в интервью газете Dagens Nyheter сказал, что Швеция — которая даже не член НАТО — получит американскую помощь в случае нападения России.


Но сам Трамп, как видно, не может гарантировать того же самого союзникам США по НАТО.