Конфликт вокруг Донбасса и аннексия Крыма оказали большое влияние на экономику Украины. Донецкий угольный бассейн играл роль экономического центра страны, производя шедшую на экспорт сталь — это один из немногих продуктов, который способствовал развитию других отраслей украинской экономики. С другой стороны, лишившись Крыма, Украина утратила важный с геополитической точки зрения порт.


Экономические факторы продолжают определять направление развития современной ситуации. Следует ли нам на этом фоне ожидать дальнейшей эскалации конфликта? И как экономическая ситуация Украины влияет на международную стабильность этого государства?


С 1990-х годов ключевым торговым партнером Киева выступала Москва. Сейчас торговля с Россией переживает резкий спад. На практике это, с одной стороны, означает, что Кремль утрачивает рычаги влияния на Киев. С другой — Кремль опасается углубления этого процесса, что может стать фактором, способствующим эскалации напряженности.


В украинском экспорте уменьшилась доля высокотехнологичной продукции, что сводит Украину к роли периферийной страны. Судостроительная отрасль переживает кризис; удается сохранять поставки металлопродукции, строительных материалов и сырья, однако все большую долю в экспорте начинают занимать зерно, растительные масла и другая сельскохозяйственная продукция (39,9%), что также можно назвать признаком периферийного государства. Те же выводы напрашиваются при анализе структуры импорта на украинский рынок. Большую долю (43,6%) занимают в нем продукция машиностроения, электроника и химия.


Между молотом и вторым молотом


Именно периферийная позиция Украины сделала эту страну полем борьбы за влияние между двумя центрами власти. Одна сила — это Европейский союз, который видит в Украине если не ключевой, то важный рынок сбыта своих товаров (в первую очередь из Центральной Европы, но также Германии и других стран запада континента). Киев выступает также потенциальным поставщиком сырьевых ресурсов, продовольственных товаров и другой низкотехнологичной продукции.


Важную роль продолжает играть украинский рынок сбыта и для России, которая остается главным конкурентом западного мира в Восточной Европе: объем российского экспорта в эту страну составляет 8,18 миллиардов долларов (2,6% от общего объема).


Сферы влияния, как это ни удивительно, защищают Украину, поскольку ни России, ни Европейскому союзу невыгодны резкие потрясения. Это дает Киеву относительную стабильность, но не гарантирует скорого завершения конфликта. Следует предположить, что он, с разной степенью интенсивности, продолжит тлеть, как это происходит в Молдавии, Грузии, Боснии и Герцеговине или в Косово.


Утрата Крыма стала для украинцев болезненным ударом, прежде всего, в геополитическом и военном плане. Именно благодаря базе Черноморского флота в Севастополе России удалось относительно быстро победить в 2008 году Грузию. Полуостров также играет существенную роль в российских операциях на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Его положение нельзя недооценивать и в контексте растущей нестабильности на Балканах.


В Крыму процветал туристический бизнес: в 2014 году, до конфликта, на полуостров приехало около шести миллионов человек, 25% из которых составляли граждане Российской Федерации.


Главное сокровище Крыма, как сообщал канал Russia Today, спрятано в Черном море к югу от полуострова — это месторождения газа, потенциал которых оценивается в 7 миллионов тонн ежегодной добычи. Компании ExxonMobil и Shell заключили предварительное соглашение с украинскими властями на тему глубоководных бурений, стоимость этого договора оценивается в 1 миллиард долларов. Единственной проблемой остается то, что сейчас киевское руководство не имеет доступа к месторождению.


Гораздо более важное экономическое значение имел для Украины Донбасс, вклад которого в украинский ВВП составлял 16%, а доля в инвестициях — около 15%. По данным сервиса Euromaidanpress, новые власти взяли в Донбассе под контроль 47 предприятий, что дополнительно ослабило украинское государство.


На Луганскую и Донецкую области приходилось около 27% экспорта, что составляло 18,1 миллиардов долларов. По данным Russia Direct, Украине не удалось восполнить на европейском рынке те потери, которые она понесла, лишившись доступа к рынку российскому. С 2011 года объем экспорта на запад Европы снизился примерно на 5 миллиардов долларов.


После Евромайдана, аннексии Крыма и начавшейся в Донбассе войны также резко сократился приток на Украину прямых иностранных инвестиций. По оценкам украинских экспертов, с 2014 года ВВП страны упал на 16,5%, а если учесть утрату Крыма и Донбасса — на целых 24%.


Риск эскалации конфликта


И Киеву, и Москве приходится учитывать перспективу обострения спора вокруг восточных и южных рубежей Украины на фоне ухудшения социальной ситуации. Украинское общество страдает от низкого уровня жизни: в 2015 году ВВП на душу населения составлял всего 7,5 тысяч долларов, безработица держится на уровне 10%.


Как пишет в своей новой статье эксперт варшавского Центра восточных исследований Тадеуш Ольшанский (Tadeusz Olszański), «в относительно эгалитарном обществе, существовавшем до 1991 года, резко обострилось социальное неравенство, с которым население не может смириться». Серьезной проблемой остается также массовый наплыв в города жителей деревень и наркомания, которая стала наравне с алкоголизмом «социальным бедствием».


Лучше всего иллюстрирует тяжелое положение Украины тот факт, что ее население уменьшилось почти на семь миллионов человек и, как предсказывают аналитики Центра восточных исследований, этот тренд будет лишь усиливаться. Такому развитию событий способствует, в частности, либерализация визовой политики ЕС. Уровень общественного недовольства довольно высок. Украинцы сравнивают свое положение с жизнью не только в ЕС или России, но даже в Белоруссии, где режиму Лукашенко пока удается обеспечить своим гражданам стабильность и безопасность. Либерализацию визового режима можно назвать в этом контексте положительным явлением, поскольку она позволит хотя бы отчасти облегчить жизнь эмигрантам и их семьям.


Их заработки оказывают влияние на экономику. В 2015 году, о чем писал в издании Obserwator Finansowy Михал Козак (Michał Kozak), объем средств, который перевели на Украину трудовые мигранты, составил 6,45% ВВП. Шаг ЕС выглядит, конечно, здравым решением, но он лишь усугубит «утечку мозгов» с Украины.


Перспективы Кремля


Украина, к сожалению, выступает, скорее, объектом, чем активным участником разворачивающейся игры. Если Кремль сочтет отношения с такими государствами, как Франция, Германия или Италия стабильными, а Запад займет в отношении Украины такую же позицию, какую заняли французы в отношении Гданьска в 1939 году, российские власти могут принять решение, например, об обеспечении себе более удобного сообщения с крымским полуостровом.


Резкое обострение отношений с Западом, падение объема экспорта энергоресурсов, новый разворот в сторону Китая или других восточных рынков (например, Индии и Ирана) — иными словами, разрушение существующей модели сотрудничества между ЕС и Россией, обернется для безопасности Украины негативными последствиями.


Важным фактором для стабилизации ситуации в этой стране может стать экономическая экспансия Китая. Если китайцы решат увеличить объем инвестиций на Украину и остаться там на более долгий срок, агрессивная политика России вступит в непосредственный конфликт не только с интересами Киева, но и Пекина. А это противник совсем другой весовой категории. Однако пока украинское руководство относится к китайским предложениям с большой осторожностью.


Успешно балансировать между Россией, Евросоюзом и Китаем будет нелегко. Сохранить этот баланс тем сложнее, что Украина оказалась объектом давления трех сторон, не имея возможности повлиять на интенсивность этого давления.


Однако в глобализированном мире Киеву не удастся долго оставаться в одиночестве, и рано или поздно одна из сторон возьмет его под свою опеку. Россия занимает самую решительную позицию, ЕС предлагает самую привлекательную модель развития, а Китай не собирается вмешиваться во внутреннюю украинскую политику. Пожалуй, украинцы осознают, что проведение реформ, которые не сумела провести их страна в последнюю четверть века, должно сопровождаться интеграцией с международным рынком. Им придется сделать выбор, иначе кто-то выберет их.


Ян Мусь — сотрудник варшавской Академии финансов и бизнеса Vistula