Отношения Турции с ее северным соседом — Россией имеют шестивековую историю. Россия, которая стала важной силой в евразийском регионе особенно в XVIII веке после реформ Петра I, и Османская империя постоянно конкурировали друг с другом в таких регионах, как Балканы, Кавказ, Туркестан. Россия усилила свои позиции и стала важным игроком в разных зонах напряженности и конфликтов, прежде всего, в сирийском кризисе на Ближнем Востоке. Россия укрепила свою традиционную политику выхода в теплые моря военными базами, полученными в Средиземноморье, и превратилась в стратегическую силу, которую сегодня необходимо принимать в расчет и на юге от нашей страны.


Опыт модернизации России привел примерно к таким же результатам, что и опыт модернизации Османской империи. Обе страны рассматривали модернизацию в качестве важнейшего основания обретения сильной стратегической позиции и гарантии своего присутствия в регионе. В то время как в Европе модернизация проходила под влиянием внутренних естественных процессов, в таких незападных обществах, как Россия и Османская империя, модернизация осуществлялась сверху вниз просвещенной бюрократической элитой. Тот факт, что модернизация не нашла достаточной поддержки в низах, послужил поводом для возникновения некоторых антимодернизационных идей.


От славянофильства к панславизму


Во-первых, важная особенность российского и турецкого обществ заключается в том, что они пережили похожие проблемы в ходе модернизации. Царь Петр I, который стремился сделать Россию великой, занимает важное место в истории России. Петр, который основал город Петербург, названный его именем, как «окно, которое открывается на Запад», в рамках начатой им масштабной программы реформ модернизировал административную, финансовую, образовательную систему, в экономической сфере дал рождение предпринимательскому классу. Цель основания города Петербург состояла в создании альтернативы Москве, в которой была сильна традиционная структура. Этот город (как и Анкара) был построен западными архитекторами. Петр грозился лишить собственности бояр, которые не хотели селиться в этом городе. Еще одна особенность петровских реформ заключалась в том, что они носили формалистический характер и были больше ориентированы на внешнюю форму. Петр собственноручно отрезал бороды приходившим к нему боярам, он запретил ношение бороды всем, кроме духовенства и крестьян.

 

Портрет Петра Первого на коне


Реформы, направленные на образ жизни, верования, традиции народа, вызвали в обществе недовольство модернизацией. Реформы не повысили благосостояния населения, не изменили условий жизни российского крестьянства. В результате народ еще больше обращался традициям. В ответ на модернизацию возникла консервативная реакция, сосредоточенная на славянском духе. Эта идея под названием «славянофильство», которая впоследствии превратились в панславизм, по сути стала вызовом Западу через объединение славянских народов.


Славянофильские идеи можно в некотором смысле рассматривать как исторический романтизм, консервативную реакцию. Приверженцами этой идеологии были верующие, националисты, романтики, консерваторы. Причиной, по которой славянофильство встретило поддержку со стороны интеллигенции, была дихотомия, созданная в российском обществе опытом модернизации. С одной стороны, западники, настаивающие на том, что страна является частью Запада, с другой — те, кто сдержанно подходил к модернизации в России, выступал за частичную модернизацию или ждал гармонии этих процессов с русскими традиционными ценностями.


Османо-российский опыт модернизации


Петровские реформы очень похожи на наш опыт модернизации. Если говорить об аналоге Петра I в Османской империи, то это султан Махмуд II. Приоритетной целью реформ Махмуда тоже была модернизация страны. Петр начал с модернизации армии. Махмуд II также в первую очередь ликвидировал янычарский корпус и создал новую армию. Махмуд II, который осуществил реформы во многих сферах, таких как финансы, образование, здравоохранение, как и Петр, придавал значение форме, а не обеспечению признания реформ народом, и пытался изменить внешний облик населения. Подобно Петру, который повелел носить немецкую одежду, Махмуд приказал носить французскую одежду.

 

Османский султан Махмуд II


Еще один момент, который сближает Россию и Турцию, заключается в том, что Запад воспринимает эти два общества в качестве «других». Сегодня в контексте Европейского Союза мы обсуждаем вопрос: «Турция — западная страна?» Россия тоже задавала себя аналогичный вопрос. Почему Турция не является Европой — можно понять. Турция не восходит ни к христианской, ни к греческой, ни к латинской традиции. Но как объяснить тот факт, что Россия для Запада — «другая»? Здесь есть два важных основания. Во-первых, Россия предпочла православие, восточное христианство. И православная Россия оказалась за пределами католической Европы. Другая причина состоит в том, что Россия — это азиатское общество, как и Турция. А когда речь идет об Азии, начинают действовать западные предрассудки. Россия всегда рассматривалась как слаборазвитая страна, в которой царит «автократия». В свое время французский романист и путешественник Ламартин с ориенталистской точки зрения отметил: «…Я не хочу сказать, что русские — варвары. Они тоже наравне с западными народами достигли цивилизации и успеха в развитии… Русские — народ, который происходит из степей. Но между российской и французской цивилизациями есть важная разница. Источник российской цивилизации — подчинение, французской- мысль. Русским нужен господин, французам — закон… В то время как российская цивилизация, словно будучи в неволе, молчит, французская цивилизация постоянно размышляет, говорит, пишет… Они смотрят в прошлое, мы — в будущее…»


Значит, ни Россия, ни Турция никогда не могли по-настоящему стать Западом. Ведь эти две страны, которые не имеют латино-германского происхождения, не относятся к католикам и не пережили таких общественных, политических, экономических событий, какие пережила Европа, не являются частью европейских ценностей. Сегодня можно открыть любое западное СМИ и встретить множество предрассудков, связанных с Турцией и Россией.


Политика Европы особенно в XVIII и XIX веках побудила Россию и Турцию к войне друг с другом. Только в XIX веке Османская империя и Россия воевали четыре раза. Значительную часть своей энергии эти две страны растратили на войны друг с другом. Эти конфликты послужили поводом для больших человеческих потерь и напрасной траты ресурсов. В то же время они позволили таким странам, как Великобритания и Франция, расширить свои колониальные владения и обеспечить безопасность своих торговых путей.


И в Европе, и в Азии


Одна из общих особенностей России и Турции — политика евразийства. Многие российские националисты, от Аксакова до Александра Дугина, отстаивали тезис о том, что Россия — это мост между Европой и Азией. Согласно российской евразийской мысли, Россия — это и европейское, и азиатское государство. В точке пересечения двух этих цивилизаций происходит синтез двух отдельных культур. Политика, которую будет преследовать Россия, может позволить ей стать моделью для азиатских обществ. Для России политика евразийства — это в некотором смысле политика расширения, которая охватывает разные народы. Евразийцы, выступающие против европоцентризма и настаивающие на том, что невозможно сравнить две культуры и определить, какая из них более развитая, провели большое количество исследований особенно в первое десятилетие после 1920 года. В Турции евразийская мысль проросла в 1990-е годы, после распада Советского Союза. Она началась с лозунга «тюркский мир от Адриатики до Великой китайской стены» и была нацелена на повышение влияния Турции в региональной политике путем защиты и поддержки населения тюркского происхождения, проживающего в регионе. При этом одни евразийцы понимали под этой идеей тюркский союз, другие — гнались за социалистическим идеалом. Одним из важнейших был тезис о том, что Турция — это мост между Азией и Европой и уникальный синтез Востока и Запада.


Что отличает Россию и Турцию? Россия — имперское государство, которое быстро выросло из Киевской Руси IX века в большую Российскую империю. Это государство преследовало цель расширения своих границ, захвата новых стран и ресурсов. Османская империя также превратилась из племени кайы в средиземноморское государство, господствующее на трех континентах. Османская империя тоже проводила политику завоевания — газавата. Более того, эта идеология занимала важное место в расширении государства. Одно из важнейших отличий между Россией и Турцией кроится в их подходах к управлению. Россия в отличие от Османской империи не была терпима к другим религиям и народам на захватываемых ею землях и преследовала политику русификации. Последним оплотом сопротивления ее оккупационным действиям стал Кавказ. Когда шейх Шамиль, возглавлявший последнюю линию сопротивления на Кавказе, сдался, Кавказ полностью перешел в руки России. Проживающих в этом регионе мусульман Россия заставила принять христианство, а те, кто сопротивлялся этому, были вынуждены мигрировать. Черкесы, чеченцы, татары, ингуши, дагестанцы, тюркские народы — многим мусульманам пришлось перебраться в Турцию. Более того, можно сказать, что миграции продолжаются и сегодня, хотя и в малом масштабе.


Не тюрьма народов, а система народов


При этом в отличие от России, создавшей «тюрьму народов», Османская империя, прежде всего на Балканах, создала «систему народов» на основе терпимости и уважения к религиозным различиям. Эта система хорошо работала вплоть до XIX века, когда стало наблюдаться влияние французской революции. Система, которая предполагала классификацию обществ и управление ими в соответствии с их религиозными различиями, позволяла каждой религии / верованию / мазхабу создание своего нормативного порядка. В отличие от России Османская империя не проводила политику отуречивания. Как и колониализма, функционирующего в форме эксплуатации природных ресурсов, в Османской империи тоже не наблюдалось. Тем не менее Россия завладела ресурсами, прежде всего добываемыми в Сибири, такими как уголь, золото, нефть, однако это не отразилось на благосостоянии людей этого региона.


Таким образом, Турция и Россия пережили похожий опыт в отношениях с Западом, а также в процессе модернизации. Этот опыт дает двум обществам возможность лучше понять друг друга. Но из-за европейской политики и региональных интересов две страны постоянно воевали друг с другом, в ходе чего исчерпали свою энергию. На сегодняшний день отношения России и Турции, которые развивались со взлетами и падениями, превратились в тесное сотрудничество благодаря сильным лидерам двух стран. Конечно, у этого сотрудничества есть границы. Потому что и Балканы, и Кавказ, и Туркестан, и, конечно, Ближний Восток входят в сферы интересов и России, и Турции. В этой связи конкуренция неизбежна. Но даже конкурирующие страны могут развивать сотрудничество и проводить политику, от которой выигрывают обе стороны. Мы можем видеть это в Сирии. С Россией у нас больше общих точек, чем с Европой. Поэтому определение сфер сотрудничества и развитие тесных отношений в этих сферах пойдет на пользу обеим странам.