Принятие американским Сенатом закона о новых санкциях против Москвы проливает свет на доктрину Трампа, который стремится сделать США главной энергетической державой в мире.


С грацией слона в посудной лавке Вашингтон хочет запретить европейским предприятиям участвовать в строительстве нового газопровода «Северный поток — 2», который должен пройти из России в Германию. Команда Трампа скромно предлагает Европе закупать американский сланцевый газ, чтобы создать рабочие места в США и спасти финансовое положение их газовых компаний.


Для лучшего понимания этого противостояния на него следует взглянуть с нескольких точек зрения.


Россия: строительство «Северного потока — 2»


Начало конфликту положил старт строительства газопровода «Северный поток — 2» из России в Германию. Он должен пройти по маршруту своего предшественника и получить пропускную способность в 55 миллиардов кубометров в год с 2019 года.


Месяц назад европейские предприятия Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall подписали договор с Газпромом об инвестициях в 50% от необходимой для реализации проекта суммы в 9,5 миллиарда евро.


США: к новому «величию»


Американские газовщики мечтают направить в Европу свои излишки сланцевого газа по высокой цене. Европейские тарифы — в четыре раза выше американских, что делает местный рынок приоритетной целью для добывающих сланцевый газ предприятий США, которые продолжают терять астрономические суммы.


По всей видимости, новость о строительстве «Северного потока — 2» и усилении энергетической зависимости Европы от России стала ударом по планам США.


Источником балаганного трюка США стал Сенат, который пользуется «предполагаемым вмешательством российских властей в президентскую кампанию 2016 года и выполнением Минских соглашений с Украиной» как основанием для блокировки строительства «Северного потока — 2». В результате участвующие в проекте немецкие и австрийские компании могут столкнуться с серьезными санкциями.


США стремятся не допустить реализации «Северного потока — 2», так как тот, по их мнению, «представляет угрозу для энергетической безопасности Европы, развития газового рынка Центральной и Восточной Европы, а также энергетических реформ на Украине».


Для вступления закона в силу необходимо его утверждение президентом Трампом и Конгрессом.


Украина: два миллиарда на кону


Украина получает от России почти два миллиарда долларов в год за транспортировку газа в Европу. Обход Украины позволит Владимиру Путину ощутимо сократить платежи и заставить Киев принять рыночные тарифы по новым поставкам.


Чтобы четко пометить территорию, Дональд Трамп лично принял президента Украины Петра Порошенко в овальном кабинете и даже написал по этому поводу твит. Это многое говорит о важности встречи.


Германия: отпор


Ангела Меркель отмахнулась от недовольства Польши и других восточноевропейских стран по поводу строительства газопровода. Как обычно, интересы Германии встают выше европейских соображений.


В стремлении подтолкнуть экономический рост и обеспечить производство электроэнергии Берлин делает ставку на прямую связь между российскими газовыми месторождениями и своими предприятиями, даже если это не по нраву другим членам ЕС.


Кроме того, об участии в «Северном потоке — 2» заявили такие значимые немецкие предприятия как BASF и E.ON.


Австрия: тяжелый удар


Австрийская компания OMV Aktiengesellschaft является одной из опор страны и участвует в консорциуме. США напрямую нацелились на это предприятие, и раз Вена уже с большой осторожностью относится к территориальным соображениям, подобные санкции выглядят предельно серьезными.


Европа: финансирование Украины и энергетическая независимость


Брюссель не лучшим образом воспринял реализацию этого проекта, так как он позволяет Германии напрямую получить газ из России под носом у других стран ЕС и увеличивает энергетическую значимость Москвы для континента.


Кроме того, сомнения Европы связаны с тем, что она оказывает финансовую поддержку Украине. Брюсселю пришлось бы затыкать деньгами налогоплательщиков финансовую дыру после потери Украиной платы за транзит российского газа.


Наконец, российский газ ведет к выбросу 120 миллионов тонн СО2 в год, что способствует повышению и без того подскочившей вверх температуры.

 

Дональд Трамп пообещал укрепить энергетическую мощь США. Первым объектом ее испытания становится Европа. Прогнутся ли европейцы или все же смогут выступить единым фронтом? Насчет Брюсселя существуют серьезные сомнения…


Что касается Германии, на кону стоит ее конкурентоспособность, а немецкая промышленность вряд ли склонит голову перед Вашингтоном.


Лето обещает быть жарким, очень жарким!