Аннексия Россией Крымского полуострова в 2014 году способствовала тому, что отношения между Норвегией и Россией стали более напряженными. Это событие во многом также стало отправной точкой всего того негодования, которое Россия выражает по отношению к Норвегии.


Несмотря ни на что, Норвегия в последующие годы предприняла некоторые меры. По словам исследователя России Якуба Годзимирского (Jacub Godzimirski) из Норвежского института внешней политики (NUPI), на «российскую» политику Норвегии особенно влияют следующие моменты:

• Принцип сдерживания.


• Политика успокаивания.


• Политика участия.


Американские солдаты в Вэрнесе (Værnes)


Если начинать с самого сначала: неспособность Норвегии противостоять такой сверхдержаве, как Россия, привела к тому, что Норвегия присоединилась в 1949 году к НАТО и с тех пор является лояльным членом альянса.


Второй пункт, «политика успокаивания», говорит о том, что Норвегия проводит политику, цель которой — уменьшить уровень напряженности.


«Это означает, что Норвегия не проводит на границе военные учения, не размещает в стране иностранные вооруженные силы, а также и то, что в Норвегии нет ядерного оружия», — говорит Годзимирский.


Именно здесь мы сталкиваемся с тем, что Россия воспринимает как явное нарушение того, что много лет было норвежской политикой. Сейчас в Вэрнесе размещены 330 американских солдат, и Россия преподносит это как нарушение тех принципов, которых по собственной инициативе Норвегия придерживалась в своей послевоенной истории.


Когда Россия комментирует действия Норвегии, она часто ссылается на политику успокаивания и говорит о том, что то, что делает Норвегия, означает нарушение норвежских принципов.


«Но важно помнить, что эта политика — ограничение, которое Норвегия сама на себя наложила. С Россией на этот предмет никакой договоренности не было. Решение о том, чтобы строить свое членство в НАТО с учетом таких ограничений, принимало норвежское руководство, и менять подобные ограничения могут только норвежцы», — подчеркивает Годзимирский.


Желание успокоить союзников по НАТО


Помимо этого, Норвегия в мае направила 208 солдат в Литву в рамках мер, которые НАТО предпринимает для коллективной обороны и сдерживания.


«После 2014 года возникла потребность в том, чтобы успокаивать не только Россию, но и НАТО».


«Последующие дебаты показали, что задача успокаивать рассчитана на союзников по НАТО, в то время как потребность в том, чтобы успокаивать Россию, стала меньше», — считает Годзимирский.


Тур Буккволл (Tor Bukkvoll), старший научный сотрудник Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии, говорит, что русские на протяжении своей истории считали, что Норвегия относится к ним более прагматично, чем другие страны.


«Возможно, что этот наш имидж по-прежнему сохранился, но он ослаблен», — полагает Буккволл.


Оба эксперта согласны в том, что негодование, выражаемое русскими, в большой степени носит символический характер, хотя они и не упускают случая при любой возможности его высказывать. Но вот возможное участие Норвегии в противоракетном щите НАТО действительно может вывести Россию из себя.


В мае Klassekampen поведала о секретном докладе Военно-воздушных сил, в котором рекомендовалось либо сделать Норвегию частью противоракетного щита НАТО, либо инвестировать средства в создание собственного норвежского противоракетного щита.


«Если Норвегия станет участвовать в противоракетном щите, тут уж раздражение будет гораздо более неподдельным. Я не хочу сказать, что любое другое раздражение ненастоящее, но оно не такое сильное» — говорит Буккволл.


— Как Россия может отреагировать на такой шаг?


— Они не смогут ничего сделать, только угрожать. Они не станут из-за этого использовать военную силу против страны-члена НАТО. Но они подняли большой политический шум, и, возможно, они станут угрожать переброской сил.


Желание «либерализовать» Россию


Годзимирский подчеркивает, что все три фактора, т.е. американские солдаты в Вэрнесе, присутствие Норвегии в Литве и возможный противоракетный щит, влияют на то, как Россия воспринимает Норвегию.


«Это те моменты, которые Россия использует в своей коммуникации с Норвегией. Это моменты, вызывающие раздражение. На самом ли деле ли русские озабочены, это другой вопрос», — говорит он.


Последний центральный момент, который Годзимирский выделяет в норвежской политике в отношении России, это политика участия, когда Норвегия, в частности, материально способствовала решению экологических проблем на Кольском полуострове, а также пошла на расширение человеческих контактов в приграничных областях.


Тем самым Норвегия надеется на то, что Россия станет более либеральной и демократической.


«Что касается этой мечты, то тут Норвегии придется немного подождать», — считает Годзимирский.


Приграничное сотрудничество


Когда мы говорим о расширении сотрудничества в приграничных областях на севере, то тут речь идет о «удостоверении личности жителя приграничных районов», который дает возможность безвизового перемещения из страны в страну людям, живущим не далее, чем в 30 километрах по обе стороны границы.


Удостоверение действует для района Сёр-Варангер (Sør-Varanger), находящегося в 30-километровой зоне от норвежско-российской границы, например, Киркенеса, и таких районов, как Заполярный и Корзуново, а также частично районов Никель и Печенга, которые находятся в 30-километровой зоне от границы с российской стороны.


Норвегия надеется, что именно такое сотрудничество, как это, будет способствовать изменению России в «норвежском» направлении.


Что касается жителей Киркенеса, то приграничное сотрудничество развивается прекрасно, говорит мэр Рюне Рафаэльсен (Rune Rafaelsen).


«В Европе оно только здесь и срабатывает, оно действует здесь каждый день в решении всех практических задач. Это сотрудничество на пользу людям, и это невероятно важный стабилизирующий фактор», — говорит Рафаэльсен, которого не пугает большой сосед на востоке.


«Страх перед Россией прямо пропорционален расстоянию от Стурскуга» (Storskog — КПП на норвежско-российской границе, прим. ред.).