Интересы Европейского союза столкнулись с интересами США. В виде исключения, однако, на этот раз речь не идет о чем-то, что сделал или сказал президент Дональд Трамп.


Скорее речь идет о том, чему президент как раз хотел бы помешать, но не в силах: подавляющее большинство в обеих палатах Конгресса проголосовало за расширение экономических санкций против России. Их ужесточают в том числе и в связи с российской оккупацией и аннексией Крыма, и продолжающейся военной агрессией России на востоке Украины.

 

От расширенных американских торговых санкций пострадает запланированный новый газопровод между Россией и Германией в Балтийском море — «Северный поток — 2». Его рассматривают как угрозу начинающемуся экспорту американского газа в Европу, но в первую очередь — как российскую энергостратегическую угрозу Украине. Эта бывшая советская республика не только сама нуждается в российском газе, но и зависит от доходов, которые получает Россия от продажи газа в ЕС. Когда «Северный поток — 2» будет достроен, он вместе с уже существующим «Северным потоком — 1» сделает газопроводы, идущие через Украину, ненужными, и России станет проще использовать газовое оружие как метод давления.


Но Европейская комиссия отреагировала негативно на эти американские планы направить санкции на газопровод. С особенным подозрением относятся к американцам в связи с тем, что они берутся за санкционное оружие, чтобы помочь собственному газовому экспорту. Также Комиссия обвинила США в том, что те занимаются не энергетической политикой, а геополитической игрой.


«Северный поток — 2» превратит Германию в важного игрока на европейском газовом рынке. Это было совершенно ясно, когда Германия и Австрия вместе неделю назад, перед тем как Конгрессу предстояло принять решение, объявили, что санкции повлекут за собой «новое и очень негативное качество отношений между США и Европой».


После вступления Дональда Трампа в должность тон общения между США и Евросоюзом стал ощутимо холоднее. Непредсказуемость Трампа, неуклюжие высказывания и популистская изоляционистская риторика были плохо приняты в столицах ЕС. По иронии судьбы, однако, новая почва для столкновений в этот раз возникла вопреки, а не благодаря Дональду Трампу, который, напротив, пытался смягчить санкции в отношении России. Его необъяснимая страсть к исконному врагу дала повод для возникновения множества более или менее цветистых теорий заговора в американских либеральных СМИ. Особый прокурор уже расследует, насколько близки российские интересы некоторым членам штаба президента и его семьие, и, кажется, скоро он займется и личными связями самого Трампа в этой области.


Раздор, который возник между США и ЕС по вопросу энергетики, весьма неудачен. Есть только один игрок, который выиграет от раскола ЕС и ухудшения отношений между ЕС и США: это Россия Владимира Путина.


«Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» сильнее привяжут ЕС к российскому энергетическому рынку. Американский природный газ следовало бы рассматривать как очевидную и привлекательную альтернативу. И все-таки такие страны ЕС, как Германия и Австрия, предпочитают энергополитически привязать себя ко все более авторитарной России.


И это даже не вина Дональда Трампа.