Вот уже почти десять лет над Европой висит дамоклов меч геополитической напряженности: финансовый кризис 2008 года, миграционный кризис, украинский конфликт, Брексит, избрание Дональда Трампа президентом США, которое развело взгляды Вашингтона и Брюсселя по множеству вопросов. Подобное возвращение геополитики на первый план проявилось и в небывалом подъеме напряженности между Западом и Россией с окончания холодной войны.


Как бы то ни было, сочетание трех факторов все же могло бы позволить европейцам вновь взять в руки собственную судьбу, нащупать «голлистский путь» между Западом и Востоком. Прежде всего, «атлантические революции» в Вашингтоне и Лондоне позволяют европейцам вернуть контроль над своим будущем, в том числе и в вопросах безопасности. Далее, остановившая волну популизма в Европе победа Эммануэля Макрона во Франции, а также вероятное переизбрание Ангелы Меркель на пост канцлера в сентябре этого года возвращают Европе не достававшую ей движущую силу: прочный франко-немецкий дуэт. Наконец, Россия, которой удалось добиться стратегических целей на Украине и в Сирии, сейчас понимает, что сильная внешняя политика должна опираться на устойчивый экономический рост накануне президентских выборов 2018 года.


Ангела Меркель говорила об этом в мае по окончанию саммита G7 в Таормине: «Время, когда мы могли полностью положиться на других, осталось в прошлом. Нам, европейцам, необходимо в полной мере взять нашу судьбу в собственные руки». Избрание Эммануэля Макрона тоже придало новый импульс Европе: новый глава государства запустил ожидаемые Берлином реформы и принял в Версале Владимира Путина.


В то же время принятие 2 августа новых американских санкций против России убедило европейцев в необходимости определить новый стратегический путь. Вашингтон утвердил вопреки мнению Брюсселя ряд мер, которые могут отразиться на европейских предприятиях. Эти санкции позволят США налагать штрафы, вводить банковские ограничения и исключать из американских тендеров европейские компании, которые примут участие в строительстве российских газопроводов или будут использовать доллар в качестве расчетной валюты с Россией.


Франция уже обожглась на санкциях в отношении BNP Paribas, которому в 2014 году пришлось выплатить американскому казначейству 9 миллиардов евро, чтобы избежать судебного преследования, и теперь должна отстаивать свои интересы. Вашингтон использует санкции как экстратерриториальный закон в ущерб европейским предприятиям и на благо американским. Санкции направлены на множество европейских энергетических компаний, а также проекты газопроводов, в частности «Северного потока-2», который отчасти финансируется Engie и должен обеспечить доставку российского «голубого топлива» в Европу через Германию, тогда как американцы планируют экспортировать в ЕС свой сланцевый газ по более высокой цене.


В такой обстановке ведомый франко-немецким дуэтом Европейский союз должен встать на путь открытого и конструктивного диалога с Москвой (у нас имеется с ней множество общих политических, экономических, торговых и энергетических интересов) и облегчить принятие инициатив в этом направлении.


На первых порах развитие диалога может протекать в рамках саммита Россия-ЕС, который утвердит дорожную карту конкретных проектов для формирования, как говорил в свое время Жан Монне (Jean Monnet), фактической солидарности. Эта солидарность должна коснуться реализации совместных энергетических проектов, а также сотрудничества в агропромышленной и космической сфере. В таких условиях ЕС следует поддерживать текущее торговое сотрудничество, например, по «Северному потоку-2» и Ямалу, а не увязывать реализацию проектов с исключительно политическими соображениями.


Далее, российско-европейские отношения могут быть углублены проведением новой Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая в 1975 году послужила основой для разрядки и перестройки. Эта конференция могла бы пройти в Хельсинки, подобно первой, и поднять вопрос о свободной торговле между ЕС и Россией, а также сотрудничестве в сфере безопасности. Брюссель и Москва могли бы подписать новый Заключительный акт, который позволил бы завершить разрядку в сфере безопасности и сформировать солидарность на общем географическом пространстве от Бреста до Владивостока.