Раймундас Кароблис  является министром обороны страны, на которую легко напасть. XX век оставил на Литве шрамы, которые судьба всегда готовит небольшим государствам. Почти никогда у нее не было союзников, а сама страна оказалась между двумя мощными армиями: немецко-фашистской и советской.


В 1990 году литовцы восстановили государственную независимость, утраченную сорока годами раньше, когда Сталин и Гитлер поделили между собой Восточную Европу. Присоединение Россией Крыма в 2014 году и восстание при российской поддержке в некоторых восточных областях Украины вновь вызвало беспокойство в нашей стране, где проживает незначительное русскоязычное меньшинство, но которая при этом граничит с Калининградской областью, где Россия усилила свое военное присутствие.


Кароблис допивает чай на кухне военной базы Рукла, расположенной в предместье второго по величине города страны Каунаса. Здесь размещен один из четырех батальонов передового базирования, которые НАТО решила развернуть в трех прибалтийских республиках и Польше ввиду напряженности, возникшей между Россией и Западом. В батальоне тысяча военнослужащих из Голландии, Бельгии и Норвегии под командованием немецких офицеров. Москва выразила недовольство в связи с развертыванием воинских частей: «Они даже заявили, что немцы оккупируют Литву. Но это вопрос солидарности и сдерживания, не более», — поясняет Карболис.


El Mundo: Главный обвинительный тезис России заключается в том, что это усиление военного присутствия вблизи ее границ представляет для нее угрозу.

 

Раймундас Кароблис: Эти воинские части не представляют военной опасности для России. Наша армия насчитывает 15 тысяч военнослужащих, сейчас к ней добавился еще один батальон численностью в тысячу человек. Плюс еще какие-то дополнительные войска для проведения учений. Итого будет порядка 17 тысяч. Против 300 тысяч российских военных это ничто.


— Сколько российских войск развернуто, по Вашему мнению, в Калининградской области?

 

— От 25 до 30 тысяч человек. Они развернули там оборонные ракетные комплексы, которые могут быстро переоборудовать в наступательные. Построили базы для танков и пехоты. В Калининградской области размещены ракетные комплексы «Искандер», способные нести ядерные боеголовки. В северо-западной части России произошло усиление воинской группировки, целью которой является коридор Сувалки. Это наращивание сил и средств указывает на возможные намерения России.

 

— Перед вступлением в должность президент США Дональд Трамп заявил, что НАТО не должна оказывать помощь тем, кто не вносит установленную квоту.

 

— Европе следовало бы больше уделять внимания собственной безопасности. Думаю, что это правда. Слова Трампа должны стать сигналом для европейцев. Действительно, США вкладывают больше других в НАТО, в коллективную европейскую безопасность. Что касается Литвы, то какое-то время мы видели все в розовом свете, но агрессия России против Украины вернула нас к действительности. После 2014 года мы более чем в два раза увеличили наш оборонный бюджет. В этом году он составит 1,8%, а в следующем — 2% или, возможно, больше. Надеюсь, что больше.


— Какие меры вы предпринимаете на границе с Калининградской областью для укрепления европейской безопасности?

 

— Наши оборонные меры нельзя назвать классическими. Невозможно построить стены, чтобы защититься от танков. У нас вторая по важности внешняя граница Евросоюза, и наш долг ее защищать. Пресекать контрабанду и иммиграцию, прежде всего из Белоруссии. А также предпринимать меры по предотвращению гибридной войны. Мы должны знать, кто пересекает границу.

 

— Чего вы не можете избежать, так это тех сигналов, которые Россия посылает русскоязычному населению вашей страны.

 

— Нам приходится противостоять российской пропаганде, которая дает не искаженную информацию, а распространяет ложь. Все это включает культурные аспекты, поэтом мы работаем в различных областях. На российскую пропаганду мы должны отвечать не пропагандой, а правдой.

 

— Как вы добиваетесь того, чтобы население не попало в пропагандистскую ловушку?


— Мы поддерживаем отношения с журналистами, заинтересованными в подаче верной информации. Организовываем семинары и культурные мероприятия. Речь идет не о том, чтобы изменить взгляды людей, а о том, чтобы у них было более ясное представление.


— Приведите один пример российской пропаганды на Литву.

 

— Это касается нашей истории. 13 января 1990 года 13 литовцев погибли от российских войск. Периодически из России доносятся утверждения о том, что сами литовцы стреляли в литовцев, хотя в действительности их раздавили российские танки. Также распространяется ложь в отношении политиков. Утверждают, что мы закрываем русские и польские школы, что является ложью. 90% польских школ за пределами Польши находятся в Литве. То же самое касается и русских школ. Хотя русскоязычное население не столь многочисленно, они продолжают работать.