Джеймс Кирчик, исследователь Брукингского института и автор книги «Конец Европы: диктаторы, демагоги и темная эпоха» о российско-грузинской войне, политике новой администрации США и будущем Европы.


Civil.ge: Первый вопрос касается августовской войны 2008 года. Прошло девять лет после войны, а Россия вновь продолжает нарушать Соглашение о прекращении огня и процесс возведения т.н. границ после Южной Осетии уже и в абхазии. Какие уроки мы получили от этой войны?


Джеймс Кирчик: После 2008 года мы могли рассчитать те проблемы, которые возникли в отношении России за последние девять лет. Выступление Путина в 2007 году в Мюнхене является очень антиамериканским. На следующий год он вторгается в Грузию, за что Москва не платит никакой цены. В следующем году к власти приходит Администрация Обамы и спустя 6 месяцев после вторжения в Грузию начинает политику «перезагрузки» с Россией. Россия становится более агрессивной, тратит больше денег на оборону и инструменты пропаганды. Далее следуют события на Украине и война, и наконец — вмешательство в политическую систему Америки. Я думаю, что многие люди должны пересмотреть и проанализировать, что пример Грузии показывает начало более агрессивного режима России.


— Мы видели вице-президента Майка Пенса в Восточной Европе и в том числе, в Грузии, где он подтвердил, что политика открытых дверей НАТО остается в силе. В то же время, президент Трамп назвал НАТО «устаревшей», а позже поменял мнение. Как вы считаете, возобновит ли эта администрация Америки лоббирование идеи расширения НАТО?


— Не думаю, что это произойдет. В условиях этого президента не существует такого желания и силы. Однако различные люди в этой администрации имеют отличающуюся позицию от президента. Вы видели заявление Майка Пенса, его месседж отличается от президентского. Очень сложно увидеть сегодня в Вашингтоне последовательную политику.


— Ваша книга озаглавлена как «Конец Европы». Почему?


— Это конец той Европы, которую мы видим в течение нескольких последних десятилетий. Социальная гармония, мир, экономическое благополучие, безопасность и либеральная демократия — перед всем этим стоит вызов. А также мы имеем дело с агрессивной Россией, которая ведет войну на европейском континенте и производит насильственную аннексию территории Украины впервые в истории после Второй мировой войны.


А также мы видим восхождение ввысь национализма и популизма, рост популярности радикальных правых и радикальных левых. Например, в Великобиртании Лейбористская партия контролирует радикальные левые сентименты, антиамериканских левых. На международной арене у нас есть политическая среда, созданная в Америке, которая для нас является новшеством. Необычно, что у нас есть правительство Америки, которое не интересуется Европой. Можем сказать, что даже враждебно настроена в европейской интеграции. Сам президент Трамп является примером этого. Все эти факторы вместе создают очень темную картину.


— То есть, у нас не должно быть надежд?


— Нет, естественно, надежды должны быть. Трамп может и не так долго будет президентом. Кто знает. Ангела Меркель, предположительно, победит на выборах. Эммануэль Макрон, несмотря на существующие в течение последних месяцев сложности, может добиться успеха и провести экономические реформы.


Действия России отрезвляют европейцев и многих американцев заставляют задуматься о том, какую угрозу представляет Москва. Поэтому, мы должны сохранить надежду. Есть люди, которые воспрепятствуют вызовам.


— Эпиграфом вашей книги является фраза: «Война кончилась, бойтесь мира», из «Кавказского мелового круга» Бертольда Брехта. В этой книге спор развивается вокруг прав на ребенка. Если проведем символическую параллель с геополитической точки зрения, Восточная Европа также является предметом спора между Западом и Востоком, т.е. точнее, между Западом и Россией. Часто этот регион рассматривают в качестве баланса сил, в рамках сфер влияния и не обращают внимание на желания тех людей, которые проживают в этих странах. Я имею в виду Украину и Грузию. Какой должны быть политика Америки в отношении к этому региону?


— Политика должна быть такой, какой была всегда. У стран есть право самим принимать решения, когда дело касается альянсов безопасности и обороны и политических организаций. Будь то вступление в НАТО или ЕС, у стран есть на это право и это позиция не только Америки. Россия подписала многие договоры, которые обязывают Москву уважать эти права, будь то Парижская хартия, Хельсинкское соглашение или Будапештский меморандум. В этих документах, Россия — во всяком случае, на бумаге — говорит, что она уважает право стран на принятие суверенных решений. Однако на практике Россия так не поступает. Америка должна защищать этот принцип, который является фундаментальным в международных отношениях и который подразумевает, что страны должны определять свою внешнюю политику, если их внешняя политика не создает угрозы никому.


Я не думаю, что решения, которые принимают такие страны, как Грузия, Прибалтика, или хотя бы Румыния, создают угрозу России. Запад не представляет угрозы для России, будь то с территориальной или экономической точки зрения. Запад не угрожает России. Если у России будет менее враждебное отношение с Западом, это будет лучше для нее, как для страны.


— В той ситуации, когда у ЕС есть внутренние вызовы и среди населения есть недовольство в отношении к Брюсселю, расширения объединения в ближайшем будущем наверно не увидим. Как вы считаете, какое будущее есть у «Восточного партнерства» и политики расширения?


— Сложно быть оптимистично настроенным. В то время, когда ЕС был в хорошем состоянии, рос экономически и был мирный период, даже тогда вопрос расширения считался далекой перспективой. Сейчас, когда Великобритания покинула объединение и будущее ЕС стоит под вопросом, не существует политической воли и сложно увидеть реальные шаги с точки зрения интеграции стран «Восточного партнерства». Но это также является виной процессов, происходящих в этих странах и ответственность за это возлагается не только на Брюссель.


В большинстве стран Восточной Европы события развиваются в печальном направлении, что делает сложным для Брюсселя принять их в ЕС, с учетом демократии и законодательных требований ЕС, т.е. у нас имеется не так уж и оптимистичная картина на следующие несколько лет.


— Перейдем к Грузии. Там оппозиция разделилась на две части. По мнению других, это произошло из-за роли Саакашвили. Недавно Михаил Саакашвили лишился гражданства Украины. Как вы считаете, какую роль играет Саакашвили в политике в Грузии и на Украине?


— Я думаю, в истории Грузии он сыграл очень важную и, по большей части, позитивную роль. Коррупция сократилась, произошла модернизация экономики и страна сблизилась с Западом. Он сыграл свою роль и теперь настало время, чтобы сделал что-то другое. Мне сложно увидеть, как он может сыграть позитивную роль в политике Грузии. То что произошло на Украине, мотивировано политически. Это нехороший знак для демократии Украины, когда правительство в политических целях нарушает права одного человека и лишает его гражданства.