Старший научный сотрудник Фонда стратегических исследований Фредерик Кост (Frédéric Coste) занимается оборонной политикой и технологиями, в частности механизмами инноваций и преобразований в армии. Этой теме посвящена его научная работа «Технологии — определяющий фактор революции».


Le Monde: Министр обороны Флоранс Парли (Florence Parly) заявила 5 сентября о намерении Франции взять на вооружение боевые дроны. Что вы об этом думаете?


Фредерик Кост: Вопрос использования оружия на беспилотниках стоит довольно давно. Заявление министра позволяет прояснить линию Франции в этой сфере. Какое-то время наша страна занимала здесь смешанную позицию. У армии имелись способные нести оружие платформы (Reaper), а Генеральное управление вооружений финансировало программы разработки боевых беспилотников.


Как бы то ни было, Франция намеревалась самым внимательным образом рассмотреть ряд вопросов, связанных с вооружением дронов, в частности нравственного и юридического плана. Поэтому она так окончательно и не определилась с позицией. Тем не менее это стало необходимо для нашей промышленности, европейских партнеров и армии. Боевые беспилотники можно было бы использовать в регионах, где развернуты французские вооруженные силы, например, в зоне Сахары-Сахеля.


— Это решение отразится на оборонном бюджете?


— В министерстве заявили, что сначала займутся вооружением Reaper, приобретенных у США. Эти платформы были разработаны для применения оружия. Франция же приобрела невооруженный вариант. Скорее всего, необходимые модификации окажутся незначительными и серьезно не отразятся на оборонном бюджете. Более серьезные бюджетные средства понадобятся только через несколько лет: речь будет идти о расширении научно-исследовательских работ, а также о возможной покупке новых платформ. Вооружение недавно приобретенных дронов, которые уже доказали свой потенциал в американских операциях, это хороший способ дать себе время перед привлечением более существенных средств.


— Это решение дополняет позицию главы начальника генштаба генерала Франсуа Лекуантра (François Lecointre), по мнению которого во внешних операциях придется «сделать выбор», чтобы вернуть свободу маневра?


— В Генштабе говорили о чрезмерном использовании армии: нынешние масштабы ее операций намного превосходят предусмотренные национальной оборонной доктриной. Вернуть свободу маневра очень важно, поскольку масштабные операции быстро подрывают возможности вооруженных сил. Как бы то ни было, решать все равно будет главнокомандующий, то есть президент, а не генштаб. И в краткосрочной перспективе вооружение Reaper кардинальным образом не изменит ситуацию.


Прежде всего, дело в том, что операция займет как минимум несколько месяцев: проведение модификаций, формирование групп операторов, разработка доктрины в данной сфере. Далее, количество самих дронов невелико: их всего шесть, причем пять уже задействованы во внешних операциях. Reaper должны предоставить командованию большее разнообразие средств для выполнения определенных задач.


— Как отразится применение боевых дронов на проведении внешних операций? Они дополнят наземные силы?


— Не думаю, что боевые дроны изменят ход проведения операций. Возможности Reaper весьма интересны, но ограничены. В первую очередь, они предоставляют поддержку развернутым на земле силам и позволяют нанести удар по труднодосягаемым целям.


Таким образом, они могут оказать очень ценную помощь в операциях против мятежных сил, особенно если они проходят на очень обширной территории. Как бы то ни было, они не смогут заменить вертолеты и самолеты в выполнении других задач. Их воздействие на операции будет ограничено и их небольшим числом. В перспективе у Франции будет 12 Reaper. В зависимости от поставленной задачи они смогут заменить собой или дополнить другие воздушные платформы.


В долгосрочной перспективе боевые дроны, несомненно, будут играть важную роль в более широком спектре операций. Ведущиеся не первый год научно-исследовательские работы нацелены в том числе и на расширение сферы их применения. Разрабатываемые в настоящий момент платформы более совершенны, однако обходятся ощутимо дороже.


— В каких юридических и этических рамках могут использоваться боевые дроны?


— Беспилотники никак не меняют действующее право в ходе вооруженных конфликтов или же международное гуманитарное право. Их применение должно отвечать установленным юридическим правилам. Внимание некоторых наблюдателей, НКО и юристов приковано главным образом к американским внесудебным расправам. США используют боевые дроны для ударов по целям на территории государств, с которыми они не находятся в состоянии войны.


Такой способ применения создает серьезные проблемы в нравственном и юридическом плане. Как бы то ни было, не стоит думать, что он распространен повсеместно. Страны, использовавшие боевые беспилотники, чаще всего соблюдали юридические нормы. Проблему создает не сам инструмент, а его применение. В министерстве высказались на эту тему предельно четко: Франция будет использовать боевые дроны в рамках, установленных международным законодательством.


— Министр обороны говорила о «будущем европейском дроне, который разрабатывается в сотрудничестве с Германией, Италией и Испанией». Это очередной шаг в сторону европейской оборонной системы?


— Беспилотники относятся к той технике, которая обычно создает условия для совместных программ с другими странами. Помимо политической составляющей такого решения стоит отметить, что данные программы позволяют разделить между несколькими государствами расходы на разработку и в перспективе снизить цену. Кроме того, они способствуют повышению эффективности взаимодействия армий и формированию сообщества пользователей. Благодаря им укрепляются партнерские связи.