Если бы СССР не напал на Польшу, ход войны сложился бы иначе и не было бы Холокоста, заявил министр обороны Польши Антоний Мацеревич (Antoni Macierewicz), выступая перед Памятником павшим и убитым на востоке (посвящен депортации поляков в Сибирь и расстрелу польских офицеров в Катыни, установлен в Варшаве в 1995 году в очередную годовщину «нападения СССР на Польшу», — прим. ред.).


«Польский солдат был подготовлен и сражался против гитлеровских, немецких оккупантов, и если бы не удар с советской стороны, ход войны сложился бы по-другому, — сказал Мацеревич. — Мир все еще не осознал, что если бы не пакт Молотова-Риббентропа, не было бы Холокоста, не было бы этого преступления, которое по сей день является символом Второй мировой войны. И это, наконец, пора осознать», — добавил он.


Он подчеркнул, что после 17 сентября 1939 года «300 тысяч (польских) солдат на западном и восточном фронтах одновременно боролись с двумя оккупантами», при этом армия Советского Союза была одной самых сильных, если не сильнейшая в Европе.


Мацеревич отметил, что «немецкая, гитлеровская агрессия была осуждена в Нюрнбергском приговоре». Однако Нюрнбергский приговор, по мнению Мацеревича, является неполным, потому что он «не включает в себя (осуждение) советского геноцида». «Нюрнбергский приговор не включает в себя того, что без российской, большевистской инициативы, не было бы Второй мировой войны. Пакт Молотова-Риббентропа сделал возможным уничтожение всей Европы», — добавил он.


«Как минимум до 2015 года признавались права одного из соучастников, и осуждался второй. Давно пора сделать все, чтобы те, кто развязал Вторую мировую войну, те, кто довел до крайних страданий все человечество, те, на чьих руках и сегодня кровь миллионов польских граждан и страдания всего мира, понесли полную ответственность за свои поступки. Так, как понесли ее немецкие агрессоры — подданные Гитлера», — заявил Мацеревич.


«Для значительной части общественного мнения 17 сентября является малоизвестной датой. Эта дата в отличие от 1 сентября 1939 года не несет с собой памяти об ужасной угрозе уничтожения», — подчеркнул Мацеревич.


Как он сказал, источником «преступления 17 сентября было стремление к ликвидации польского государства, ненависть к существованию независимой польской нации», добавив, что Польша начинает извлекать уроки из того, что тогда произошло.


Глава Минобороны посетовал, что если мир знает о Холокосте, то ему еще только предстоит открыть глаза на «правду о советском геноциде». «Мир ждет «Нюрнберга-2», — заключил он.


17 сентября 1939, разорвав польско-советский пакт о ненападении, Красная Армия вторглась на территорию Республики Польша, выполняя договоренности пакта Молотова-Риббентропа. В результате вторжения и раздела Польши, осуществленного III Рейхом и СССР, Советский Союз заявил о своих притязаниях на территорию площадью более 190 тысяч кв. км с населением численностью около 13 миллионов. Точное число жертв среди польских граждан, которые в 1939-1941 годах оказались под советской оккупацией, до сих пор неизвестно.