Армия — это самый ненадежный столп режима Путина, всегда с недоверием относившегося к военным и старавшегося лишить их влияния. В последнее время причин для беспокойства у него становится все больше: Россия ведет войны, так что роль вооруженных сил возрастает, а министр обороны завоевывает популярность.


Стрелецкий бунт 1698 года и восстание декабристов 1825. Традиция военных интриг в московском государстве на фоне других стран выглядит не слишком впечатляюще. Вдобавок все эти попытки бунта заканчивались провалом и кровавой расправой с мятежниками. Царский или кремлевский аппарат безопасности всегда брал верх, а о том, чтобы в армии не появлялось «бонапартистов», заботились очередные правители.


Достаточно вспомнить, какую резню военных устроил Сталин. Позже партия вместе с КГБ следили за тем, чтобы вооруженные силы не проявляли политических амбиций. Даже самый главный герой Великой Отечественной войны маршал Георгий Жуков оказался недостаточно сильным и в 1958 году проиграл схватку за власть, уступив Никите Хрущеву.


Чекист и военные


Фактор, который не получает обычно должного внимания, но который может оказаться ключевым для будущего России, — это сложные отношения путинского режима с военными элитами. Будучи бывшим сотрудником КГБ, Путин не питает к армии теплых чувств. Как вспоминают его товарищи по службе в ГДР, нынешний президент уже в те годы недоброжелательно высказывался о советских солдатах с ближайшей базы. Позже, когда рухнула Берлинская стена, а толпа двинулась к зданию КГБ в Дрездене, Путин обвинял военное командование в бездействии и предательстве.


От этой подозрительности он так и не избавился, о чем свидетельствуют назначения на пост министра обороны. Военный занимал его лишь в первый год путинского президентства. Маршал Игорь Сергеев стал главой оборонного ведомства еще в ельцинские времена (в 1997 году), а Путин избавился от него в марте 2001. Предлогом стала авария подводной лодки «Курск» и проблемы с подавлением чеченского мятежа.
Следующими министрами стали люди, не связанные с армией: сотрудник КГБ Сергей Иванов (2001-2007), гражданский Анатолий Сердюков (2007-2012) и генерал из МЧС Сергей Шойгу (2012).


Во время своего президентства Путин последовательно старался ослабить политическое влияние, которое обрела армия при Ельцине. Даже процесс глубоких реформ, начатых после 2008 года, был нацелен на то, чтобы лишить вооруженные силы независимости: они должны была стать одним из послушных орудий главы государства. Однако развязанная по инициативе чекистов (наперекор мнению некоторых генералов) война с Украиной, оккупация Крыма и, наконец, операция в Сирии усилили армию настолько, что она уже, пожалуй, может представлять для путинского самодержавия угрозу.


Конфликты на линии Кремль — армия случались уже при Борисе Ельцине. Достаточно вспомнить первую чеченскую войну. В декабре 1994 году часть окружения президента и Лубянка высказывались за наступление, но многие генералы были против. Пользовавшийся популярностью Александр Лебедь стал позже главным архитектором мирного соглашения (Хасавюрт, 1996). Чекисты никогда ему этого не простили.


Впрочем, в качестве кандидата на роль «российского Наполеона» он представлял опасность для нового президента — Владимира Путина. Лебедь погиб в авиакатастрофе в Красноярском крае 28 апреля 2002 года. Четырьмя годами ранее был убит другой популярный генерал с задатками лидера военного бунта — Лев Рохлин.


Известно, что готовился какой-то заговор. 3 июля 1998 года генерала застрелили на его даче, которую днем ранее Федеральная служба безопасности сняла с охраны. Через три недели Ельцин сменил главу ФСБ, назначив на этот пост Владимира Путина. Все указывает на то, что это была награда за ликвидацию Рохлина.


Ни в одной другой организации или структуре не было при Путине такого количества убийств, самоубийств и загадочных смертей, как в вооруженных силах. Их становилось больше в те моменты, когда в армии нарастало недовольство властью. Некоторые люди из приведенного ниже списка плели интриги, другие просто слишком много знали.


«Серийный самоубийца»


16 августа 2010 года турецкие рыбаки обнаружили тело генерала Юрия Иванова — заместителя начальника ГРУ. Живым в последний раз его видели на территории Сирии, где он инспектировал базу в Тартусе. В ГРУ он отвечал за так называемую мокрую работу, занимаясь, в частности, организацией убийств чеченцев за границей. Его фамилию связывали также со смоленской катастрофой.


28 октября 2010 года с перрона под колеса поезда упал генерал Григорий Дубров — председатель президиума Русского антифашистского комитета и член координационного совета военно-патриотических общественных организаций России.

В феврале 2010 года под председательством Дуброва состоялось Общероссийское офицерское совещание, которое призвало к отставке путинского правительства. 7 ноября 2010 года Дубров собирался выступить на митинге «Армия против Сердюкова».


Не попал на это мероприятие и генерал Борис Дебашвили. Его тело обнаружили 30 октября в центре Москвы. Одним из организаторов митинга выступал генерал Владислав Ачалов — заместитель министра обороны СССР (1990-1991) и России (две недели осенью 1993). Он много лет прослужил в десантных войсках (его подразделение в 1981 году должно была высадиться в Варшаве). Осенью 1993 он был среди лидеров путча, был арестован, а в 1994 году вышел на свободу по амнистии. Ачалов открыто призывал к отставке Сердюкова. Скончался генерал 23 июня 2011 года после продолжительной болезни, по всей вероятности, он был отравлен.

 

Генерала Василия Бондарева, служившего в ракетных войсках стратегического назначения, а позже занимавшегося преподаванием в Академии Генштаба, обнаружили повешенным в ванной 19 апреля 2013 года. Вице-адмирал Юрий Устименко, бывший заместитель командующего Северным флотом, застрелился у себя дома 3 января 2014. Контр-адмирал Вячеслав Апанасенко пытался убить себя выстрелом в голову 7 февраля 2014 года и умер в больнице. Официально сообщалось, что он решил покончить с собой из-за онкологического заболевания. Так же объяснили самоубийство генерала в отставке Бориса Саплина, который застрелился 18 марта 2014 года.


«Тяжелым заболеванием и депрессией» также якобы страдал генерал ГРУ Виктор Гудков, покончивший с собой 8 июня 2014 года. 21 июля при невыясненных обстоятельствах (в заключении о смерти значилось самоубийство) в своем кабинете скончался генерал-майор Сергей Мишанин. С 2010 года он был военкомом Нижегородской области, а ранее командовал 205-й отдельной мотострелковой бригадой и 122-й мотострелковой дивизией.


Генерала Вячеслава Бучнева, главу МВД по республике Марий Эл, обнаружили со смертельным ранением в голову 3 января 2015 года. Позднее появилась информация, что он покончил с собой. Генерал Александр Шушукин, заместитель начальника штаба ВДВ, скончался 27 декабря 2015 года (причина — «остановка сердца»). Он был одним из авторов крымской операции. Активное участие в действиях против Украины принимал также глава ГРУ Игорь Сергун, который умер 3 января 2016 года.

 

Риск возникновения открытого конфликта между генералами и Кремлем возрастает, поскольку материальные ресурсы государства тают, а аппетиты армии неуклонно растут. Основания у нее для этого есть: войны, масштабный процесс технической модернизации вооруженных сил, нарастающая угроза со стороны НАТО. Пока Путин поддается давлению военных, однако, заметно, что он делает это все более неохотно. Когда он решит окончательно перекрыть военным денежный поток, лишь вопрос времени, скорее всего, это произойдет после его переизбрания. Для этого шага Кремлю придется сначала ослабить политическое влияние генералов. Это значит, что грядет время настолько ожесточенной битвы, что ее отзвуки будут все чаще долетать до общественности.