Его прадед соревновался со священником Распутиным за влияние на последнего царя. Сам Алексис Родзянко (Alexis Rodzianko) представляет сегодня экономику США в Москве. Беседа о бессмысленности санкций и почему США не смогут воспрепятствовать сооружению газопровода «Северный поток — 2».

DIE WELT: Бывают же биографии! Потомок известного советника российского царя и председателя Думы в начале ХХ века, урожденный американец, банкир высшей международной категории и теперь, во времена полной разобщенности между США и Россией, главный представитель экономики США в Москве. У вас часто бывают проблемы с идентичностью?

Алексис Родзянко: Постоянно. Но к большинству из них я привык. В США меня считают русским, в России — американцем. Что поделаешь! Я люблю Америку, в которой я вырос. Но я происхожу из русской семьи. Я хотел бы, чтобы обе страны были успешными. И я думаю, что многое из того, что создает напряженность, не является принципиальным. Наши отношения обременяет множество ненужных вещей.

— США и Россия сталкиваются в последнее время все чаще. Какой видят Россию американцы?

— Для среднестатистического американца Россия практически не существует.

— Как и Европа?

— Европа существует в немного большей степени. Все знают Англию, слышали о Германии. Россия — намного дальше и непонятна. Американцы в значительной степени согласны с Трампом в том, что было бы лучше иметь хорошие отношения. Путин считается интересным человеком, который нормально правит страной, вот и все.

— Однако Вашингтон смотрит на это по-другому…

— Да, в Вашингтоне Россия является теперь, пожалуй, главной темой. Как и в СМИ. Это внутриамериканское противоречие. Политика в Америке сейчас очень радикальна. Доля экстремистов как в демократическом, так и в республиканском лагере выросла. Возможных посредников между сторонами стало мало.

— Вы спокойно относитесь к России?

— Намного спокойнее и намного более конструктивно. В чем Россия наш враг? У нее есть ядерный потенциал. Но им обладают также Англия, Франция, Израиль и Китай. Ракеты легко перенаправить, и этот факт способствует взаимному устрашению и сдержанности. Однако ядерный потенциал считается одной из главных причин, почему Россия рассматривается в США в качестве врага.

— Нельзя ли было обойтись без санкций против России?

— Санкции объявляют, когда хотят что-то сделать. История Украины, России и Европы изменилась бы как с санкциями, так и без них. Однако санкции ожидаемого результата не дали. А прочие результаты, на мой взгляд, не являются достойными.

— С такой вашей позицией вы довольно одиноки.

— Нет, предприниматели в большинстве своем согласны со мной — не только американские, но и европейские. Но это не наше решение, и наше влияние весьма ограничено. В любом случае, нам удалось внести в новый закон США о санкциях, который был подписан в августе, некоторые послабления.


— Правда ли, что в начале введения санкций в 2014 году США оказывали большое давление на компании, заставляя их покинуть Россию?

— Я бы не сказал, что оно было большим, но со стороны администрации США реакция была очень эмоциональной. И близкие к политике главы концернов со штаб-квартирами в США почувствовали это. Российские власти, напротив, были по отношению ко мне даже более приветливыми. Они отделяли деловые отношения от политики.


— Русские охотно делают это.

— Да, и слава Богу. Российская сторона даже дала нам понять, насколько ужасно было бы, если бы мы ушли. Администрация США, напротив, объявляла каждую пару месяцев новые санкции, и мы постоянно опасались дальнейших санкций. Я и группа американских предпринимателей в 2014 году вообще больше не ездили в Вашингтон, хотя обычно мы делали это дважды в год.

— Теперь США приняли в августе закон о санкциях, который нацелен и против экспортных газопроводов в Европу. Трудно сказать, не затронет ли это скорее Европу, чем Россию.

— Я думаю, что он нацелен против всех. Так же, как и против Америки.

— Как это?

— Этот закон направлен главным образом против Трампа, потому что Сенат и Конгресс хотят ограничить возможности президента проводить независимую политику в отношении России. То, что это затрагивает также Европу, было непреднамеренно. Поборники этого закона — не дипломаты. Они считают Европу заложницей России, считают, что ей надо помочь выбраться из газовой зависимости.


— Однако это очень ловкое объяснение.

— Мне кажется, что это действительно так. Вполне возможно, что в Вашингтоне никому даже не пришло в голову, что Европе это может не понравиться.

— Возможно, я понял бы это объяснение, если бы США не начали конкурировать с Россией и экспортировать сжиженный природный газ (СПГ) в Европу.


— Американского сжиженного газа не хватит на Азию, Южную Америку и Европу. И он гораздо дороже российского.

— Во всяком случае, Газпром и его европейские партнеры ищут сейчас альтернативное финансирование для увеличения мощности балтийского трубопровода «Северный поток», которому США хотят воспрепятствовать.

— И они его найдут.

— То есть, Америка не сможет воспрепятствовать строительству трубопровода «Северный поток — 2»?


— Строительству первого трубопровода из России в Европу в 70-е годы США тоже хотели помешать. Безуспешно. А сегодня Европа гораздо сильнее, чем тогда.

— Вы считаете, что «Северный поток — 2» будет построен?

— Да. США вряд ли будут создавать трудности.

— Министр энергетики России Александр Новак сказал в интервью газете Die Welt, что в газовой сфере США опасаются конкуренции с Россией.

— Думаю, что это так. И это очень наивная политика. Это ошибка.

— Опасается ли Америка, что Европа будет слишком тесно сотрудничать с Россией?

— Если да, то закон о санкциях — худшее, что можно было сделать. Он вбивает клин между США и Европой, используя Россию как предлог. И это приведет к тому, что Европа будет действовать самостоятельнее и, возможно, быстрее договорится с Россией.

— Как долго еще будут действовать санкции США против России?

— По меньшей мере 20 лет. Согласно новому закону, президент не сможет больше отменить их, это может сделать только законодатель. А это будет очень трудно. Европе будет легче отменить санкции. И она сделает это раньше почти со 100%-ой вероятностью.

— И вы сочли бы это разумным?

— Да, конечно.

— Почему вы говорите о двадцати годах?

— В 1974 году был принят закон Джексона-Вэника, чтобы наказать СССР торговыми ограничениями, потому что тот препятствовал выезду евреев. В 1989 году СССР разрешил выезд, но этот закон просуществовал еще свыше двух десятилетий. В 2012 году он был отменен и заменен новым законом о санкциях.