В понедельник вечером Тереза Мэй (Theresa May) произнесла примечательную речь. На банкете лорд-мэра лондонского Сити среди почетных гостей со знаками отличия на орденских лентах и в старомодных рубашках с рюшами она объявила не только о том, что Россия незаконным образом вмешивается в выборы и распространяет по всему миру «фейковые новости», чтобы манипулировать мнениями и СМИ, но также и то, что Москва угрожает тем самым мировому порядку.

Лишь недавно, сказала британский премьер-министр, Владимир Путин заявил, что ни одна страна не имеет права на стратегические преимущества за счет других государств, но именно это сделала Россия, аннексировав Крым и поддержав войну на Восточной Украине. По словам Мэй, Москва использует информацию в качестве оружия и фальсифицирует новости, фотографии и даже историю. У нее есть, провозгласила премьер-министр, послание Путину и Москве: «Мы знаем, что вы делаете. И вы не выиграете».


Обычно Мэй не славится четкими формулировками, но вечером в понедельник составители ее речей явно решили, что в конечном счете речь идет о национальной безопасности, и здесь требуется ясность. Уже на протяжении нескольких недель в Лондоне говорят и пишут о том, что Москва с помощью «фейковых новостей» не только вмешивается в процесс формирования общественного мнения, но и, возможно, дерзко, с помощью денег и структурной поддержки оказывала влияние на референдум по Брекситу. Государственная избирательная комиссия проводит расследование. Несмотря на то, что представитель министра иностранных дел Бориса Джонсона (Boris Johnson) коротко ответил на вопрос газеты Süddeutsche Zeitung по поводу манипуляций при голосовании, что он «полностью доверяет демократии и избирательному процессу», и несмотря на то, что Джонсон сообщил в нижней палате, что «он ничего не видел», правительству все равно не остается ничего другого, кроме как все это тщательно перепроверить.

Фирма Cambridge Analytica активно участвовала еще в предвыборной борьбе в США


По имеющимся данным, в этом, очевидно, были также замешаны лондонская фирма Cambridge Analytica, которая сыграла свою роль (по американским данным) во влиянии России на предвыборную кампанию Дональда Трампа, WikiLeaks и ее основатель Джулиан Ассанж (Julian Assange), который торпедировал предвыборную кампанию Хиллари Клинтон с помощью взломанной электронной переписки, а также бывший руководитель партии Брексита Найджел Фарадж (Nigel Farage), у которого сложились хорошие отношения с Вашингтоном, с Russia Today и с российским послом в Лондоне. По всей вероятности, Cambridge Analytica способствовала своими пожертвованиями кампании за выход из ЕС — точно так же, как миллиардер Аарон Бэнкс (Arron Banks), важный спонсор Брексита. Оба они через сомнительные каналы были связаны с Трампом, Стивеном Бэнноном (Steven Bannon) и с финансистом Бэннона Робертом Мерсером (Robert Mercer). Хотя Бэнкс и говорит, что утверждение, будто за всем этим стоят русские, — полная чепуха, однако улики свидетельствуют о другом.

Картина пока не ясна, однако с каждым днем она становится все четче. Исследователь из института Oxford Internet Institute подсчитал для издания Times, что только одна петербургская фабрика троллей снабдила 54 адреса в интернете 2752 линками. Бывший советник Терезы Мэй по вопросам безопасности сказал однажды, что за российской активностью скрывается некая схема, которую Великобритания рассматривает в качестве вмешательства во внутренние дела, и это «неприемлемо».

Похожие жалобы поступают также из других частей Европы. В «Пражском заявлении» эксперты по вопросам безопасности из 22 стран перечислили случаи, которые они рассматривают как примеры российского вмешательства: наряду с референдумом по Брекситу упомянуто нидерландское голосование о соглашении с Украиной, референдум о конституции в Италии и в качестве последних примеров — выборы в бундестаг и референдум в Каталонии. «Во всех случаях это вмешательство было направлено на то, чтобы ослабить Запад и демократическую систему, создать хаос и углубить раскол в наших обществах», — пишут эксперты, подписавшие заявление, инициатором которого выступил пражский исследовательский центр «Европейские ценности».

Москва пыталась оказать влияние на референдум в Каталонии


Эксперты убеждены в том, что пока сопротивление Москве пока недостаточное. ЕС и НАТО являются главными целями Кремля, однако до сих пор реагировали сдержанно. «Это однозначно свидетельствует о том, что большая часть западного политического истеблишмента еще не осознала опасность, с которой мы сталкиваемся», — так гласит их предостережение, основанное на резких высказываниях Мэй. Они особенно разочарованы верховным представителем Европейского союза по иностранным делам Федерикой Могерини (Federica Mogherini). Эта итальянка два прошедших года отказывалась назвать Россию «главным источником враждебной дезинформации».

Хотя с 2015 года во внешнеполитической службе Могерини существует подразделение East StratCom Task Force, которое почти каждую неделю приводит примеры российской дезинформации, критики упрекают Могерини в том, что в этой организации слишком мало сотрудников. В настоящее время в этой группе работают 14 экспертов, хотя требуется по крайней мере втрое больше. На встрече министров иностранных дел в понедельник Могерини действительно потребовала больше денег, однако прежде всего — для усиления работы в балканских государствах и в арабском мире. Подразделение Ost-Taskforce, по ее словам, напротив, «хорошо зарекомендовало себя и включилось в работу». Она по-прежнему отказывается заклеймить позором Россию, и этим остались недовольны не только государства на Востоке ЕС. После референдума в Каталонии напугано и испанское правительство.


Испанские СМИ уже несколько недель сообщают о попытках российских хакеров и троллей обострить конфликты вокруг движения за независимость Каталонии. Экспертами информационных технологий из Guardia Civil, отряда национальной полиции, была доказана активная деятельность Венесуэлы. Авторитарный режим в Каракасе традиционно поддерживается Кремлем и рассматривает в качестве своего главного противника испанских консерваторов под руководством премьер-министра Мариано Рахойя (Mariano Rajoy).

По данным испанского министра обороны Марии Долорес де Коспедаль (María Dolores de Cospedal), у мадридского правительства есть однозначные доказательства, которые свидетельствуют о попытках оказать влияние на референдум о независимости Каталонии 1-го октября. «Теперь мы знаем, что многие из них исходили с российской территории», — сказала министр. Министр иностранных дел Альфонсо Дастис (Alfonso Dastis) сообщил, что в социальных сетях имеются тысячи сфальсифицированных аккаунтов пользователей. Следы примерно половины из них ведут в Россию, а 30% — в Венесуэлу. Испанское правительство считает, что речь идет о скоординированных акциях.

Могерини не хочет ставить Россию к позорному столбу


Хотя этот референдум и был объявлен незаконным конституционным судом в Мадриде, региональное правительство в Барселоне разрешило его проведение. Снимки, на которых полицейские избивали избирателей и били стекла на избирательных участках, обошли 1-го октября весь мир. Испанские СМИ смогли доказать, что жестокие действия полиции были не правилом, а только исключением. Однако тролли, которыми управляли, очевидно, из Москвы и Каракаса, распространили эти снимки по многим сетям интернета, так что они составили примерно 75% всех переданных сообщений. Преобладали также комментарии в пользу Движения за независимость, леворадикальная часть которого традиционно поддерживает связи с Москвой.

Испанские следователи является несомненным, что у Кремля есть два фактора для мотивации: во-первых, он хотел бы дестабилизировать Испанию как одну из крупных стран ЕС, тем более что Рахой считается верным союзником федерального канцлера Ангелы Меркель, которую не любят в Москве; во-вторых, раскол внутри государства-члена ЕС мог бы быть приведен в качестве оправдания насильственного отделения Крыма от Украины.


На встрече министров иностранных дел в Брюсселе испанец Дастис предостерегал о том, что Россия использует каталонский кризис для дестабилизации ЕС. Представителя ЕС по иностранным делам Федерику Могерини спросили на пресс-конференции о том, разделяет ли она такое мнение. Могерини, обычно известная своими подробными ответами, сказала лишь: «Я не буду это комментировать».