Положение на мировом рынке энергоресурсов долгое время определялось тем, как после 1928 года Великобритания, Франция и США поделили право контроля за ближневосточной нефтью. В современной геополитике борьба между странами за контроль над энергоресурсами является основной причиной соперничества великих держав.

 

Начиная со времён Советского союза Россия, богатая своими энергоресурсами, также вступила в эту борьбу. В то время ее политический курс был направлен на то, чтобы получить за энергоресурсы иностранную валюту и, используя любые возможности, выйти на зарубежные рынки.

 

В нынешних условиях усиления блокады со стороны США и Европейского Союза Россия нашла новый способ выхода из затруднительного положения

 

В декабре 2016 года президент России Владимир Путин сообщил о покупке 19,5% акций «Роснефти» у одного швейцарского предприятия и катарских официальных представителей за 10,2 миллиарда долларов (В декабре 2016 года 19,5 % акций компании «Роснефть» были приватизированы швейцарским холдингом Glencore и катарским инвестиционным фондом Qatar Investment Authority. — прим. перев.) Затем в сентябре 2017 года российские власти продали 14,16% акций «Роснефти» китайской энергетической компании «Хуасинь». 

 

Дожимная компрессорная станция на нефтегазовом месторождении

 

 

На западе такая модель распределения акций получила название «русской матрешки». Совсем как составные части одноименной народной игрушки акции на российскую нефть удивительным образом складываются один комплект в другой. Однако именно такая модель их распределения может стать линзой для рассмотрения новой стратегии России на рынке энергоресурсов: она все чаще и чаще выбирает Китай в качестве точки опоры.

 

Несмотря на общеизвестные причины, которые в последние годы привели к сближению Китая и России, «Роснефть» до поры до времени не допускала финансовых вливаний от китайской стороны. Проект с «Хуасинь», с одной стороны, позволил России восполнить потери в государственной казне после выкупа акций, с другой стороны, сделал «Хуасинь» передовиком энергетического сотрудничества двух стран. 

 

В нынешней ситуации России очень непросто найти надежный источник финансирования за рубежом. В отличие от нестабильного положения российских государственных предприятий, новый стратегический партнер России в сфере энергетики — Китай обладает устойчивым капиталом и необходимым опытом. Дружественные отношения между странами создают дополнительные гарантии для торгового сотрудничества государственных корпораций. Россия предпочла передать акции китайскому предприятию, а не представителю западного капитала — Швейцарии и длительное время находящимся под давлением Саудовской Аравии представителям Катара.

 

Данная сделка имеет большое символическое значение и для Китая. Довольно сложно рассчитывать на развитие производственных мощностей, полагаясь на свои запасы энергоресурсов и на отношения с нефтяными гигантами Ближнего Востока. Инвестиции китайских предприятий в разработку нефти и газа на Ближнем Востоке неоднократно встречали отпор. Приобретение акций российской нефтяной компании дало китайскому предприятию право голоса и повысило его уровень безопасности на российском инвестиционном рынке. Кроме этого, у сделки имеет крайне важное значение, так как она создала прецедент для разработки северного направления инициативы «Один пояс, один путь».

 

Двустороннее сотрудничество России и Китая на рынке энергоресурсов может считаться взаимовыгодным 

 

Однако этот обоюдный выигрыш выглядит неестественным. Географически сложилось так, что Россия и Китай граничат друг с другом, и если бы не давление со стороны США, то тесное сотрудничество России и Китая едва ли было бы возможно. Во многом именно этот фактор заставил Россию принять помощь китайского капитала. 

 

Западные обозреватели в большинстве своем полагают, что сделка оказалась возможной из-за военных конфликтов, спровоцированных США: в 2007 году — по вопросу размещения НАТО баллистических ракет, в 2014 году — кризис на Украине и в 2016 году — по вопросу размещения на территории Южной Кореи противоракетного комплекса THAAD. Давление со стороны Пентагона привело к сближению двух восточных держав, которые ранее не согласовывали свои действия.

 

Российская нефть сделала первый шаг по направлению к Китаю. Данная тенденция является отражением вышеописанной ситуации в экономическом аспекте 

 

Интерес России к Востоку воплощается и в проявлении внимания к Индии. В середине текущего года та же компания «Роснефть» при содействии Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендра Моди приобрела за 1,3 миллиарда долларов 49% акций второго по величине частного нефтеперегонного предприятия Индии Essar. Все с нетерпением ждут, как же повлияет на восточный рынок энергоресурсов такое масштабное внедрение России в индийский рынок.

 

Премьер-министр Индии Нарендра Моди на заседании совета глав государств - членов ШОС. 9 июня 2017

 

 

Южные нефтяные месторождения

 

Завершение финансовой сделки с партнером на Востоке — это только одна из опор новой энергетической стратегии России, в рамках сотрудничества на юге коэффициент безопасности может быть более высоким. В августе текущего года российская государственная нефтяная компания «Зарубежнефть» подписала трехстороннее соглашение с компаниями из Турции и Ирана о разработке ранее не используемых месторождений нефти и газа в Иране. 

 

Главную партию при заключении этого соглашения сыграла российская государственная компанию по разведыванию зарубежных нефтяных и газовых месторождений «Зарубежнефть». Она активно работает в развивающихся странах: во Вьетнаме, на Кубе и в Иордании. Что касается сотрудничества с Турцией и Ираном, то это первый ее проект.

 

Россия обладает богатыми запасами нефти и газа, но при этом она протягивает руку дружбы двум южными странами, с которыми у нее нет тесных взаимоотношений. По-видимому, ресурсы не являются здесь главной целью.

 

И Иран, и Турция сейчас активно занимаются разработкой собственных энергетических запасов, поэтому они демонстрируют крайнее дружелюбие, допуская к этому процессу того, кого исходя из геополитического положения, должны остерегаться. Очевидно, ресурсы смогут помочь России найти новых геополитических партнеров, пусть и ненадежных. Южные партнеры России к сотрудничеству с ней в области энергоресурсов в текущем году также должны привлечь своего малого ближневосточного соседа — Катар.

 

В июне этого года Катар оказался в блокаде, спровоцированной Саудовской Аравией, причем стороны так и не смогли разрешить сложившуюся ситуацию, поэтому дать крошечному Катару почувствовать твердую опору под ногами могут только Иран и Турция.

 

В течение блокады Иран поставлял по воздуху в Катар сельскохозяйственную продукцию, а влияние Турции на северо-западе Ближнего Востока заставляло Саудовскую Аравию совершать неосторожные действия. Ситуация осложнялась ресурсной заинтересованностью сторон.

 

Катар расположен к сотрудничеству с Ираном. Это объясняется их совместным использованием северных месторождений газа, которые считаются самыми богатыми по своим запасам. Хорошие отношения Катара и Ирана, с одной стороны, гарантируют стабильное выполнение работ по добыче газа, а с другой стороны, позволяют оспаривать превосходство Саудовской Аравии в регионе. По этим причинам Ирану выгодно поддерживать Катар. 

 

© AP Photo, Ebrahim Noroozi
Газовое месторождение Ассалуйе на берегу Персидского залива в Иране

 

Поддержка Турцией Ирана обусловлена его потребностью в энергоресурсах. Ради сотрудничества в ресурсной сфере стороны готовы смириться с религиозными различиями: в Турции проживают сунниты, а в Иране — шииты. Иран второй в списке крупных импортеров турецких энергоресурсов после России, и это важный фактор политической стабильности в Турции. Вот почему Турция, традиционный союзник Саудовской Аравии, стал критиковать страну за блокаду. 

 

Привлекая российские возможности к разработке энергоресурсов, Турция и Иран пытаются укрепить свою энергетическую автономию, что является неизбежной реакцией на достижение США и ЕС пределов их экономического превосходства: в рамках одного большого образования составные части, между которыми изначально существовали противоречия, в конце концов окажутся в таком же состоянии. Когда руководство такого союза будет не в состоянии урегулировать эти противоречия, усилится центробежная сила его участников. Именно согласно этой логике, всем своим видом демонстрируя сближение с Западом, Турция устремляется к России.

 

Экспорт на запад

 

С того момента, как Владимир Путин пришел к власти, его всегда критиковали и называли плохим экономистом. Вышедший из спецслужб политик создал в России сильную армию, сильную дипломатию, но выработал слабую экономическую стратегию. Именно этим противоречием вызвана напряженность в отношениях России с западным миром.

 

Однако ориентированная только на энергоресурсы экономика не слабеет. В руках Путина она стала козырем, причем как с экономической, так и с политической точки зрения.

 

Третьей опорой новой энергетической стратегии России стал механизм, в рамках которого она использует производственные мощности, полученные от сотрудничества с крупными странами на востоке и юге, и вывозит полученные ресурсы на запад.

 

При поиске этой третьей точки опоры, Россия сильно повысила значение поставок природного газа в стратегии своих отношений с Европой. 

 

Имеющийся газопровод проходит через территорию ЕС, а именно через барьер государств-членов НАТО — Украины и Польши. Войска не в силах перейти этот рубеж, а вот черное топливо перетекает, образуя экономический мост между Россией и Европейским союзом в условиях напряженности между ними. И эту связь не разорвать простыми постановлениями.

 

Целью России на энергетическом рынке Европы является Германия, лишенная возможностей получения непосредственных выгод из-за рубежа. Страна не успела к разделу энергоресурсов на Ближнем Востоке, а ее собственные запасы крайне скудны, поэтому ничего не оставалось, кроме взаимодействия с Россией. 

 

В поиске энергетической безопасности Германия, играющая роль внешне мягкого, но по сути жесткого игрока на международной арене, постоянно тайно устремлена к России. Для слабой России это очень хороший способ обуздать безумные планы США.

 

Судно-трубоукладчик "Пиониринг Спирит" в районе Анапы

 

В отличие от имеющегося газопровода, проходящего севернее, «Турецкий поток» соединит север и юг и создаст предпосылки для того, чтобы страны Южной Европы и страны Балканского полуострова также стали поддерживать Россию. Изначально эта нить газопровода была запланирована из-за потенциальной опасности, угрожающей существующему пути доставки голубого топлива, но оказалось, что и это сыграло на руку России. Для стран Южной Европы, которые в результате беспорядков оказались в периферийном положении, постоянный доступ к энергоресурсам может стать залогом укрепления их позиций в ЕС. Для России группа небольших государств, которые полагаются на свои силы и при этом обладают правом голоса, может иметь то же значение, что и Германия.

 

Получив финансовую поддержку со стороны Китая, Россия построила геополитический базис для своей экономики, ориентированной на ресурсы. В условиях, когда голос Ирана и Турции на ближневосточном энергетическом рынке стал сильнее, Россия старается сохранить партнерских отношений с некоторыми европейскими странами, которые импортируют энергоресурсы.

 

Все три пункта новой энергетической стратегии России играют свою роль, при этом они дополняют друг друга и давно оформились в стабильно функционирующий механизм. Это также является одной из важных причин, почему Россия вкладывает свои довольно ограниченные ресурсы в энергетическую отрасль. Ресурсы угодили в капкан, который поставила Россия, это и экономическая закономерность, и удивительная недальновидность.

 

В такой трудный период России лучше рассчитывать на то, что новые источники энергии появятся как можно позже.