Всего 10 лет назад центрально- и восточноевропейские страны вступили в ЕС. Я присутствовал в тот день. Летом 2004 года, когда открылся новоизбранный Европейский парламент, они стали заходить в зал страна за страной вместе с Кипром и Мальтой. Эстония, Латвия, Литва, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия и Словения. В 2007 году за ними последовали Румыния и Болгария. А после всех, в 2013 году, — и Хорватия.


Это было время воссоединения и кульминация пути освобождения, который эти страны прошли в конце 1980-х и начале 1990-х. В последующие годы происходили либерализация, модернизация и избавление от того, что теперь называлось Россией. Развитие России в свою очередь проходило под знаком собственного освобождения от диктатуры и прошлого. Это было время надежд.


Многие сделали вывод, что Европа теперь была свободна от угроз и войн. По иронии истории, именно когда надежды были сильнее всего, развитие России повернулось в другую сторону. С момента прихода Путина к власти в начале 2000-х в стране начался новый режим, подорвавший демократию, правовое государство и свободу. Вместо того чтобы освободиться от истории, все мечты стали привязывать к прошлому величию.


Когда Путин начал наращивать свои вооружения и вести войны в Чечне, Швеция действовала, основываясь скорее на опыте последних десяти лет, чем на актуальном моменте. Вооруженное нападение на Швецию оценивалось как невозможное. Эта оценка была ошибочной и привела к небрежности в политике безопасности, что мы вынуждены наверстывать сейчас.


Сейчас у нас в Европе война. Список российских военных действий на разных уровнях неподалеку от нас может быть длинным: вторжение в Грузию в 2008 году, военная демонстрация силы в районе Балтийского моря, текущая война на Украине, поддержка российского национализма в Прибалтике, поддержка авторитарных сил на Южном Кавказе, отмывание денег и преступные махинации на Балканах и в странах вроде Кипра и Мальты, а также схемы влияния на европейские выборы.


И сама Швеция тоже не избежала нарушений воздушного пространства и кибервойны со стороны России. Ранее в этом году Радиотехнический центр вооруженных сил Швеции и Полиция безопасности СЭПО били тревогу: идет подготовка к выведению из строя шведской инфраструктуры. Наша обороноспособность стала вопросом национального масштаба. Чтобы ответить на геополитические амбиции Москвы и наверстать упущения прошлого, Европе требуется надежная военная сила.


Для Швеции это значит рост расходов на военные нужды до уровня 2% от ВВП. Пока мы выделяем на оборону лишь 1% ВВП, мы будем продолжать двигаться в сторону ослабления как по сравнению с окружающим миром, так и относительно нашего собственного уровня благосостояния. Такой незначительной суммы недостаточно, когда соседние страны тратят значительно больше. Швеции необходимо стать сильнее прямо сейчас.


Задачи политики безопасности предполагают тесное сотрудничество с Трансатлантическим альянсом и в рамках Европы. Сплоченная Европа дает понять, что она есть и остается защитой суверенитетов и открытого общества. Нам необходимо углубить политическое и экономическое сотрудничество и вместе встретить кибервойну, коррупцию и вызывающую зависимость энергетическую политику, а также усилить более структурированное оборонное сотрудничество, недавно начатое, чтобы улучшить координацию между странами-членами.


Швеция сейчас должна способствовать безопасности в нашей части Европы, увеличивая отчисления на оборону, признавая важность НАТО и тесно участвуя в военном сотрудничестве, которое обеспечивает спокойствие для всех нас.


Гуннар Хёкмарк — руководитель делегации шведской партии «Умеренные» в Европейском парламенте.